Жена на двоих

Меня зовут Саня, мне 18 лет. Учусь в универе. Живу с матерью и отчимом в большой 4 комнатной квартире. Настоящего отца не видел никогда. Матери 36 лет, но выглядит она моложе 30. Невысокая, с тонкой талией и идеальными ножками. Иногда я заглядываюсь на нее. Работает она экономистом в какой-то большой фирме. Одевается она как молодые девушки, но на работу ходит в строгом костюме и становится похожей на молодую учительницу. Отчима зовут Виталя, он моложе ее на 6 лет и у него есть свой ремонт авто. Когда мама познакомила меня с ним, это было 4 года назад, он мне показался вообще пацаном. Так-то он парень нормальный, веселый, без занудства, мне нравится ковыряться с ним в машинах. Если попросишь о чем-нибудь, обязательно постарается помочь. Иногда он играл с пацанами во дворе футбол, это сейчас мы повзрослели и не гоняем мяч. По вечерам в двояка гоняем на плейстейшн. Гонки там, драчки или стрелялки. Мать иногда вздыхает, глядя на нас, двое пацанов добрались до компа.

Все было бы хорошо, если бы не их занятие сексом. Вроде делают это, чтобы не запалиться передо мной, но все равно, их слышно, и пару раз я палил их за этим делом в ванной и на кухне. А это напрягает, знаете ли. Итак гормоны лезут из ушей, а когда ночью слышишь мамины вздохи и стоны, так член начинает дымиться. Почти каждую ночь я слышу возню в спальне и приглушенные стоны, или когда они входят в раж, шлепки голой плоти. Так как сейчас порнушку можно достать где угодно, я представляю себе, что они творят. Хоть и знаю, что они там творят, да и мама выглядит на все 100, как-то подглядывать за ней, а тем более допускать грязные мысли в ее отношении, у меня в голове не было.

Все началось осенним вечером. На улице слякоть и дождь. Мы с Виталей играем на приставке, мама сидит читает книгу. В 18 вечера мама откладывает книгу: — Ну все мальчики, поздно уже, спать пора. Со вздохом мы доигрываем драчку, и идем готовиться ко сну. Виталя тихонько так говорит: — Хочешь небольшой сюрприз? Только по тихому, я приду к тебе через часик, не проспи свое счастье. Ладно думаю, сам наверно не слезешь с мамы, посмотрим, кто проспит.

И вот я в постели, мама зашла проведать, отобрала книгу, которую я зарядился почитать, в ожидании сюрприза, пожелала спокойной ночи и ушла. Загляделся я че-то вслед, когда в комнате темно, а в прихожей свет горит, халатик кажется прозрачным.

Все таки уснул, проснулся, когда Виталик потеребил за плечо.

— Я тебе хочу показать кое-что. Только тихо, ни слова, это может изменить твою жизнь. Только кивни головой, если согласен.

Ну я и кивнул. Сильно уж заинтриговал он меня. Тихонько подходим к ихней спальне. Виталя говорит: — Еще раз прошу ни слова, ни вздоха, ничего, все делаешь совершенно тихо. Сам стоит то ли возбужден, то ли нервничает что-то. У меня у самого сердце поскакало. Виталя приоткрывает дверь, в комнате приглушено горит настольная лампа, но мой взгляд приковался к постели. Я в шоке, сердце казалось выпрыгнуло из груди, член моментально отвердел. Я стоял и смотрел на маму, впрочем почему маму, на женщину, которая лежала на этой постели. Она была обнажена, ее глаза были закрыты повязкой, руки были стянуты веревками за спиной, так что ее кисти находились у локтя другой руки. Но не это стопануло меня, а ее поза.

Она стояла как бы на четвереньках, только грудью лежала на кровати, так что ее попа была выпячена прямо на нас. От этой картинки у меня снесло башню, в недоумении я оглянулся на Виталю, а он приложив палец к губам тихо шепнул: — Трахни ее в попку, она ждет тебя. На негнущихся ногах я подошел к кровати, не отрывая взгляда от прекрасной картины маминой попы, ее промежности. Подойдя поближе я увидел, что что-то торчит из ее попки. Какой-то шнурок в колечком, все еще в стопоре я взялся за колечко и потянул его. Вдруг из ануса выпал шарик, за ним еще один. Я уже не контролируя себя потянул шнурок сильнее. У меня аж сперло дыхания наблюдая как расширялся анус, потом появлялся шарик, анус закрывался и снова начинал растягиваться. Мама потихоньку застонала, но сейчас я не воспринимал ее как маму, я видел только попку, гладко выбритую промежность, коричневый глазик ануса. Вытянув нитку до конца я быстро снял трусы, залез ногами на кровать и приставил член к анусу.

Осталось потихоньку надавить на него, что я и сделал. Сперва дырочка сопротивлялась, мать тихонько стонала, но видать смазка какая-то была, да и шарики сделали свое дело и головка провалилась внутрь, внутри было горячо и туго. Мать выдохнула и анус как-бы расслабился, я тихонько стал толкать свой член вглубь, до самого упора, потом назад, мышцы сфинктера не дали высунуться головке и я опять начал давить внутрь. Потихоньку ускоряясь я понял, что не только в первый раз в жизни трахаюсь, но я ЕБУ свою мать, и ЕБУ ее в зад. Было какое-то ощущение полета, я не мог сконцентрироваться, все казалось нереальным. Тихая музыка, приглушенный свет, связанная, извивающаяся и стонущая женщина подо мной, которая начала активно подмахивать, я, который взявшись за ее бедра натягивающий ее на свой член… Все казалось нереальным, было ощущение, что это происходит не со мной, я как будто видел себя со стороны. Женщина подо мной уже громко стонала, и тут я услышал ее слова: — Ооо, трахни меня милый. От неожиданности я остановился, она же продолжая подмахивать, простонала: — Не останавливайся, оттрахай меня посильнее. Оооо, это сладкие слова, лучше которых я еще не слышал, и я взявшись за бедра покрепче начал таранить ее попку. Раздавались громкие шлепки, когда мои бедра встречались с ее округлостями. Вдруг откуда-то появилась рука и громко шлепнула маму по попе, так что на ней отпечатался красный след от руки. Да, да, еще… простонала мама, я же оглянувшись увидел Виталю, который стоял голый и дрочил, глядя как я трахаю свою маму. Увидев, что я гляжу на него, кивнул указывая на нее и показал рукой как будто шлепает.

Я не останавливаясь ударил ладонью по попе, на которой уже был след. Она же застонала еще громче, в голос: трахни меня, выеби свою сучку, и начала активно насаживаться на мой член, да и я не останавливался, иногда шлепая ее то по одной, то по другой ягодице, на что она отзывалась стоном: — Еще, еще раз, накажи свою маленькую сучку, выеби ее попку… Вдруг она остановилась, резко сжался сфинктер и ее затрясло, мышцы ануса начали сокращаться, что вызвало у меня бурю, которая взорвалась оргазмом. Кажется я изливался в нее бесконечно, в тоже время она прижимала свой зад ко мне и вся дрожала. Стоны превратились в всхлипывания. Наконец я обессилено рухнул на мать, которая тоже распласталась на кровати. Так мы лежали несколько минут, пока Виталя не подошел и не снял с нее повязку. Она недоуменно поглядела на Виталю, потом резко обернулась и в ужасе уставилась на меня. От ее взгляда я резко вскочил с нее. Мать заерзала на постели, пытаясь освободиться от веревок и не внятно мыча, видать хотела что-то крикнуть или сказать, но спазмы закрыли ее горло. Виталя резко сказал мне: — Иди в свою комнату, я разберусь. И я не разбирая дороги рванул к себе.

В общем, я лежал в комнате, бездумно уставившись в потолок. Из спальни слышались голоса, громкий, обвиняющий, переходящий в крик матери и спокойное бубнение Виталия. Не помню через какое время я встал и пошел в ванну, подмыться. Выйдя из ванной, я слышал только плачь матери, что там втирал ей Виталя я не слышал. Войдя в свою комнату я рухнул на кровать и попытался осмыслить, что только что произошло. Значит так, я только что оттрахал свою мать в задницу. Ощущения, которые я испытывал при этом были обалденные. Только как мы дальше будем жить с этим я не знал. Как я понял это была подстава со стороны Витали, но тогда я этого не понял. В тот момент, когда я увидел маму мне казалось все таким нереальным и слова Витали, трахни ее в попку, она ждет тебя, тоже казались нереальными, но это произошло. Как я посмотрю ей в глаза, как она будет выглядеть передо мной, было в тумане. И еще, я опять и опять вспоминал как я смотрел круглыми глазами на связанную, обнаженную, женщину, как мои глаза впились в промежность, кстати я в первый раз видел половой женский орган. Гладко выбритая промежность, чуть разведенные половые губы, красноватая плоть между губками и коричневый кружочек ануса с торчащим из нее шнурком. И поза, поза полной покорности, бери меня, как хочешь, выеби, оттрахай, долби меня, я выставила все свои дырочки на обозрение, отымей как сможешь, такие мысли навевала эта поза и ее слова, которые она кричала в экстазе. Член стоял как вкопанный, я и сам не заметил как начал подрачивать.
Вдруг открылась дверь и зашел Виталя. Ухмыльнулся, когда я неловко пытался скрыть под одеялом свой орган.

— Пошли в залу, там поговорим.

— А как же мама.

— Она выйдет, не беспокойся, я все уладил. Теперь все будет как надо. Тебе как, понравилось?

Киваю головой, есть такое.

— Извини, что сразу не предупредил, ты бы наверно отказался.

— Не знаю, может быть, а может набил бы тебе морду или хотя бы попытался, ответил я.

— А сейчас не хочешь набить, насмешливо спросил Виталя.

— Не знаю, во что ты меня втянул, я не знаю, я хочу набить тебе рожу, в конце концов сказал я.

— А еще ты хочешь трахнуть маму, ответил Виталя, я же видел как ты подрачивал сейчас.

Ответить было нечего, я почувствовал как покраснели мои уши.

— Ситуация такая. Твоя мама очень и очень любит секс, она просто одержима сексом. Мы уже наигрались в ролевые игры. И иногда, когда мы занимались этим, мне приходила в голову мысль посмотреть со стороны, как ее будет драть другой. Я поговорил с ней и она сразу согласилась, что было для меня маленьким шоком, она сказала, что такие мысли приходили ей в голову, но она боялась испортить наши отношения. Поговорив мы поняли, что все равно попробуем секс втроем. Только надо было выбрать человека. Знакомых мы сразу отвергли, мало ли какие разговоры пойдут. С незнакомыми оказалось сложнее, мало ли какой извращенец попадется. С первым встречным в общем не хотелось и дело кажется застопорилось. Пока я не увидел твою реакцию, помнишь, когда она вышла из душа, а мы играли, проходя мимо она пыталась поправить тюрбан на голове и в это время полотенце, в которое она была обернута, соскользнула.

Даааа, этот момент я помню. Каким то гибким движением она остановила скользящее вниз полотенце, при этом ее тело изогнулось и в распахнувшееся полотенце я увидел ее бедро без трусиков, потом подхватив полотенце она сильнее чем надо дернула ее вверх и оголилась попка, она так и убежала сияя своей голенькой попкой в комнату. Член отвердел машинально, я даже и не заметил как, игру тогда я продул и сразу ушел в свою комнату, а Виталя оказывается видел это. Потом он спровоцировал меня еще раз, это когда, он сунул руку под мамин халатик, когда я примерял рубашку и смотрел в зеркало. Я видел как его рука скользнув под халатик, сжала мамину ягодицу, и когда она увернулась, подол халатика задрался и я увидел прозрачные трусики. Он делал это сознательно, зная, что я увижу это. Или когда я вышел из ванной, а они сидели за столом на кухне и его рука была просунута ей между ног в трусики, а они делали вид, что сидят смирно, но скатерть в тот момент ничего не закрывала и было все видно. Как мама сжала ноги, как он с трудом вытащил свою руку. А я то думал, вот придурки играются за моей спиной, думая, что я не вижу. А реакция моя предсказуемая, член сам вставал на такие провокации, гормоны бля. Но у меня и мыслей не было трахнуть маму. И вот это случилось. Виталя что-то говорил, объяснял мне, а у меня опять перед глазами голенькая мама в такой развратной позе, что член опять стал подыматься.

А потом у нас отпали челюсти. Потому что открылась дверь и мы увидели самую лучшую картину в мире, которая всегда будет перед моими глазами.

Перед нами стояла мама. Она была одета, или лучше сказать раздета, не знаю, попытаюсь рассказать словами, что мы увидели, и словами явно не удастся пересказать самое лучшее видение.

мама секс невеста

Она была как невеста. На ней была фата, поясок поддерживал белоснежные чулочки, а на ногах были белые туфли лодочки. И все, больше на ней ничего не было. Ее груди, поясок на бедрах оттачивали мамину талию, между ног было чисто выбрито, на лобке были аккуратно подстриженный треугольник волосиков. В общем так, приглушенный свет в комнате, в дверях ангел, от которой прерывается дыхание и скачет сердце. Она потупив взор медленно идет к нам, мы стоим рядом с диваном и молча смотрим, нет любуемся этим видом, видом невесты, стыдливо спрятавшей свои глаза за фатой, ее руки пытаются прикрыть то груди, то лобок, но усилием она удерживает их вдоль тела. Подойдя к нам она встала на колени и не поднимая глаз тихо сказала: — Я люблю тебя милый, будь моим мужем. А потом, потом она взяла член Виталия в рот, мои трусы тут же улетели куда-то и мой член в полной готовности занял место у ее лица. Она отпустила Виталю, и взяла в руки мой член, приблизила его к своему рту. Язычком лизнула по основанию головки, кончиком языка скользнула по дырочке и взяла член в рот и начала засасывать член.

Сделав несколько движений, она опять переключилась на Виталю, а смотрел как она облизывала толстый ствол Виталиного хуя, от основания до головки она проводила языком, потом головка исчезала в ее рту. Потом опять перешла ко мне. Ее руки нежно теребили мою мошонку, кончиком языка она провела от мошонки до основания, меня как будто прошибало током. Потом она сосала член, теребила его языком. И когда я был готов кончить опять перешла на Виталю. Когда я увидел, что она может я чуть тут же не кончил, она заглотила его немаленький хуй полностью, я кажется даже перестал дышать вместе с ней. Она сделал так несколько раз, а затем она посмотрела на меня, приблизила свое лицо к моему хую, провела им по своим губам, мягко обволакивая своими губами взяла его в рот, и потихоньку заглотила ее полностью. Мой член ушел куда-то далеко ей в горло, потом она выпустила его, вдохнула и опять, мой хуй полностью исчез в ее рту. Я уже не мог сдерживаться, меня пронзила такой блаженство, кажется я даже застонал от удовольствия. Мой член дергался у нее перед лицом, сперма растекалась по ее лицу, она высунув язык ловила уже остатки дождя из спермы. Я смотрел на свою маму, сверху вниз, она стоит передо мной на коленях, по лицу течет моя сперма, она потупив взгляд растирает сперму, которая попала ей на грудь. Эта картина навсегда отпечаталась в моем сознании. Мои ослабевшие ноги меня уже не держали и я сел на ковер рядом с ней и наблюдал, как она играется с Виталиным хуем. Кажется это длилось бесконечно. Я в реале смотрел, как мама делает минет другому мужчине, своему мужу. То, что должно было остаться для меня тайной, я наблюдал воочию.

Потом Виталя, вдоволь насладившись маминым ротиком, поднял ее, а сам лег на диван. Мама медленно стала садится на его член. При этом прижимаясь к Виталию всем телом и предоставила для меня всю картину происходящего. Как немаленький член раздвигая голенькие губы входит во влагалище, как он начинает, кажущееся бесконечным, путешествие в глубь женского организма, затем так же медленно начинает появляться, когда мама приподнимается. Я смотрел как маленькие губки начинают сопротивляясь проваливаться вглубь вслед за членом, а потом появляются вместе с ним. Я даже сам не заметил, как мой член отвердел, опомнился только тогда, когда я уже поглаживал его по всей длине.

Мамины руки взялись за ягодицы и развели их. Я сперва подумал, что она сделала это, чтобы мне было лучше видно, пока не увидел, что Виталя протягивает мне какой-то тюбик. На тюбике было написано любрикант и тут я понял, что она хочет. Выдавив немного крема, я сперва намазал свой член, а потом стал намазывать темный кружок попки. Сунул туда палец, он прошел туда свободно, дырочка не сопротивлялась. Я пристроился сзади и приставил уже окаменевший член к темному кружочку. Мама с Виталей перестали двигаться, и я начал свой путь вглубь маминой попки. Анус вроде бы расширялся, но я не мог протолкнуть его дальше, пока Виталя не вытащил свой хуй. Головка моего члена провалилась внутрь, затем я начал медленно толкать его дальше. В этот момент Виталя тоже начал движение внутрь маминой пизды, и я почувствовал какая тонкая перегородка между этими двумя дырочками. Казалось что Виталин член занял все место, как стало туго, да и сам он двигался с усилием.

Мама громко застонала и я испугавшись остановился. Мама тихо проговорила, не останавливайтесь. Я начал двигаться медленно, пока мама не простонала, быстрее милый, трахни меня, трахните меня оба. Это блаженство, когда чувства накалены, когда чувствуется, сквозь тоненькую перегородку движение другого члена, то синхронно, то в разнобой и все быстрее и быстрее. Мама громко кричит, я ебу ее все быстрее, она движется в такт моим движениям, и Виталин хуй тоже кажется двигается, хотя он лежит без движения. Потом я почувствовал, как Виталя хуй напрягся и начал извергаться, мама уже скакала на двух хуях, громко крича, потом она замирает, оргазм потрясает ее тело, она дрожит, сфинктер судорожно сжимается и кажется мир рухнул вместе с моим извержением. Я кажется что-то рычал, стонал, кричал, не помню, меня накрыло блаженство. Потом мы долго лежали, мама на Витале, и я сверху, пока член не опал и я не вынул его из разработанной дырки. Я сходил подмылся и вернувшись увидел, что они спят, в том же положении. Я укрыл их пледом и пошел к себе.

Лежа на кровати я чувствовал, что прикоснулся к чему-то тайному, ранее мне не доступному. Я не знаю, что Виталя ей наплел, какие мысли были у нее, что она чувствовала в тот момент, когда она вышла к нам в виде невесты, но это случилось: я занимался сексом со своей мамой. В тот момент я не воспринимал ее как маму, это чувство спряталось где-то внутри, иногда оно всплывало, но только прибавляло адреналина в кровь, как нечто ужасно запретное, но мы делали это. Я понимаю то, что произошло — неправильно, такого быть не должно, но три ярких оргазма, красивая обнаженная женщина, это тоже не оставляет меня в покое. Что будет завтра? Так и не додумав, я уснул.

avatar