Четверг , Апрель 25 2019
Домой / Гомосексуалисты / За спиной у Дьявола: Быть мужчиной

За спиной у Дьявола: Быть мужчиной

Примечание автора:
Действия рассказа разворачиваются непосредственно после событий, описанных в «Идеальном допинге».
Спасибо, что зашли на огонёк! Надеюсь, Вам понравится ;)). Ваша RedShoe.

ЧАСТЬ 1

Благослови, Господи, человека, придумавшего ванну. Просто непередаваемое блаженство, лежать в горячей воде по самый подбородок и чувствовать как твое тело, прогреваясь, становиться поистине невесомым. Ты будто погружен в нирвану и мысли в голове, разомлев от пара, ползут неторопливо, подобно большим африканским улиткам.

Меня зовут Ян. Мне 19 лет и я учусь на филологическом факультете. В нашем общежитии на этаже имеется только душевая с четырьмя кабинками, поэтому позволить себе такую роскошь как поваляться в горячей ванне я могу крайне редко, когда езжу навестить родителей. Мне бы сидеть, да радоваться, раз уж выпал случай понежиться вдали от отчего дома, если бы происходящее не портило одно маленькое «но» — наверное, это будет самая дорогостоящая ванна в моей жизни.

Два месяца назад Девиль предложил мне заключить крайне своеобразное пари, и черт меня угораздил пойти у него на поводу. Я должен был стать для отвязного кроссмена неким подобием допинга. Польстившись на крутую профессиональную фотокамеру в качестве ставки с его стороны, я дал свое согласие на то, что в случае победы на соревнованиях выступлю для Девиля в роли главного приза, а точнее — превращусь в безотказную игрушку на целых семь дней.

Несколько часов назад мне был предъявлен позолоченный кубок победителя. Распаленный яростной гонкой, Девиль ворвался ко мне в комнату и оприходовал прямо на узкой общажной койке. Выпустив пар, он безапелляционно объявил, что на следующие семь дней я переезжаю к нему домой.

Ему легко говорить. Мне же предстояло письменно уведомлять коменданта о том, почему я «без уважительной причины» сваливаю из общаги аж на неделю и с какого перепугу и доброты душевной за мной должно сохраниться койко-место. Комендантша ни в какую не желала входить в мое положение, до тех пор, пока на пороге не нарисовался Девиль с тортом и подарочным сертификатом в «Летуаль» на приличную сумму. Он, не моргнув глазом, заверил недоверчивую тетку, что через семь дней вернет меня в родную общагу с трудовым договором, гонораром за проделанную работу и передаст с рук на руки юное фотодарование великодушному начальству. Как ни странно, но ему поверили и мне дали добро. Я себя ощущал полнейшим идиотом. Потом, тот же самый цирк мы устроили в универе, обосновывая внезапную необходимость моего недельного отсутствия на занятиях.

Девиль отвез меня к себе и, оставив разбирать вещи, куда-то уехал. Я сделал себе чай, побродил по уже знакомому дому, а потом решил набрать себе ванну — раз уж выдалась такая возможность, грех упускать…

— Уже разнежился?

Я аж подпрыгнул, расплескивая воду на выложенный итальянской плиткой пол, — дверь ведь точно запирал, еще подергал, чтобы наверняка удостовериться. Тем не менее, Девиль стоял посреди ванной в джинсах и мотоциклетной куртке, самодовольно склабясь, как Чеширский Кот, — в руках объемный бумажный пакет из супермаркета, во взгляде — жажда бурной деятельности. Судя по выражению лица, у него определенно созрел насчет меня коварный план, и ему не терпится приступить к его реализации. Короче, учитывая специфичность наклонностей этого длинноволосого извращенца, мне хана…

— Ты как вошел? Я же дверь запер, — напрягся я, следя за его передвижением по ванной. Подсознательно готовясь к обороне, я сел, подобрав ноги.

— При необходимости она легко отпирается снаружи, — мурлыкнул Девиль, демонстративно помахав мне маленьким ключом. Водрузив пакет на крышку корзины для белья, он выудил из него яркую бутылку, отвернул колпачок и, подойдя к ванне, щедро вбухал в воду какой-то розовой жидкости. Вода мгновенно вспенилась, и меня буквально окутало душисто-сладким белоснежно искрящимся облаком.

— Какого хрена?!! Ты чего творишь?!! — в панике завопил я, не зная, что еще от него ожидать.

— А ты чего разорался? — Девиль стоял надо мной с бутылкой в руках, невозмутимый как танк. — Принцессе полагается королевская ванна, разве нет? Сам же просил…

— Я всего лишь хотел спокойно полежать в горячей воде, — ощетинился я. — Я не просил поливать меня девчачьей пеной! Меня теперь по запаху от клумбы не отличить!..

— Но ведь Принцессе и положено пахнуть розами, — ухмыльнулся Девиль. Наклонившись, он запустил пальцы мне в волосы и, потянув, заставил запрокинуть голову. Нарочито медленно приблизившись к моему лицу, Девиль, едва не касаясь губами виска, вкрадчиво прошелестел мне в ухо: — Этот запах весьма подходит к твоему вкусу…

«… А сладкий, как девчонка!»

Вот ведь сука! — мгновенно вспыхнул я, едва удерживаясь от попытки его утопить. Физически Девиль гораздо сильнее, вряд ли я с ним справлюсь, да и давать дополнительный стимул к активным действиям с его стороны тоже бы не хотелось — еще успею огрести. Как в воду глядел.

— Кстати, пена еще не все, — отпустив мои волосы, Девиль вернулся к пакету и через пару секунд торжественно вручил мне дамский набор для бритья…

— Это еще зачем? — аж засипел от неожиданности я.

— Хочу, чтобы ты побрился, — широко осклабился этот гад.

— Это я уже догадался, — охреневая от происходящего процедил я. — Я спрашиваю: ЗАЧЕМ?!

— Затем, что волосатые ноги и задница крайне неуместны, если на тебе надета униформа горничной.

— ЧЁ?!! — с пронзительным воем взвился я из воды, обильно заливая пол. Он что, вообще берегов не признает?! Должны же быть хоть какие-то границы! — Даже не мечтай! — срываясь на визг, заорал я, став посреди ванны в позу грозной сахарницы. — Глаза разуй! Я — мужчина! И я не собираюсь в угоду твоим прихотям уподобляться черт-те кому, а уж, тем более, пялить на себя всякое пидорбразие! Нет — и это мое последнее слово!..

— Да!… — угрожающе прошелестел Девиль, хватая меня за шею и резко пригибая к себе. Испугавшись, что сейчас вывалюсь за бортик, я инстинктивно вцепился ему в плечи. — Ты — мужчина. И именно поэтому ты сделаешь все, что я тебе скажу. — Хоть и чувствовал себя как кролик перед удавом, я не смел отвести глаз, — его пронизывающий кошачий взгляд будто гипнотизировал. — Потому что настоящий мужчина всегда держит данное слово. Мы заключили договор: я сделал ставку и честно выполнил все условия, чтобы ты стал моим. И я на двести процентов уверен, что раз ты принял правила игры, то без пререканий выполнишь и все взятые на себя обязательства. Ведь я заключил пари с Мужчиной, или это не так?..

Дьявол… я заключил сделку с Дьяволом. Он снова поймал меня на вылетевшем сгоряча слове, и теперь у меня попросту нет выбора: или я брею ноги и одеваюсь горничной, либо открыто расписываюсь в том, что не мужик, потому что не сдержал данного слова и пошел на попятную… Боженька, когда же я научусь за языком-то следить?!

Ответ на свой вопрос Девиль прочел в моем полыхающем ненавистью взгляде:

— Вот и чудно, — довольно мурлыкнул он, — униформу найдешь с той стороны на дверной ручке. И будь аккуратнее, чулки тонкие, смотри не порви…

— Исчезни, — угрожающе прошипел я. Он ухмыльнулся и вышел, оставив меня наедине с клокочущей внутри яростью.

Гад!… Сволочь!… СУКААААА!!! — от бессильной злобы подгибались колени. Я снова погрузился в ароматное облако пены, но тотчас понял, что больше не в состоянии находиться в воде. От души обматерив Девиля, я выдернул сливную пробку.

ЧАСТЬ 2

Меня нельзя назвать шибко заросшим, скорее наоборот, однако настолько масштабное бритье мне предстояло впервые. Что и говорить, возился я долго, особенно, когда дело коснулось… труднодоступных мест. Тем не менее, задача была выполнена.

Покончив с бритьем, я обернулся полотенцем и выбрался из ванны. Лишившись привычного волосяного покрова, я чувствовал себя странно: если до этого я был просто голым, то теперь я был — чересчур голым!…

Даже мягкое прикосновение обычного махрового полотенца ощущалось иначе — как-то более ярко, что ли…

Ладно, нужно просто прекратить себя накручивать, решил я. В конце концов, волосы не зубы — отрастут. Нужно еще посмотреть, что за хренотень приготовил для меня этот гребаный фетишист. Приоткрыв дверь ванной, я нащупал снаружи на дверной ручке вещевые плечики и пакет. Быстро втащил все это барахло к себе и снова закрыл дверь на защелку. Тэк-с, ну-кось, заценим…

— Ой, бляяяяяя! — не сдержался я от возгласа, разглядев на вешалке косплейный наряд из серии «French maid Lolita». Он что, и впрямь надеется, что я во все эти рюши-кружева с корсетом втиснусь?!. Не, я конечно, довольно субтильный, но не до такой же степени!… Или до такой?… Не, да ну на х!… Так, спокойно, дышим ровно.

В пакете обнаружилась пара черных туфель с красивыми пряжками и высоковатым, но вполне устойчивым каблуком, белые чулки в комплекте с парой фривольных подвязок в розочках и — та-даааам! апогей всего безобразия — маленькие панталоны. С кружевами, рюшками и атласными ленточками — свободные такие, батистовые, как в книжках… Меня накрыла истерика — я тихо, до слез, ржал, сидя на краю ванны с панталонами в руках — спасибо хоть не стринги подсуропил, кружевной шнурок в свежевыбритой заднице я бы точно не пережил.

Кое-как я почти сумел облачиться во все эти шмотки. «Почти» — ключевое слово, потому что молния на спине, сойдясь наполовину, категорически отказалась застегиваться дальше. Вконец измучавшись, я плюнул, прицепил на темечко кружевной чепчик и, неуклюже шкандыбая на каблуках, явил свою светлость почтенной публике. Как по мне, так я сейчас выглядел не сексуальной французской горничной, а скорее расхристанной совковой буфетчицей.

— Я не знаю, о чем ты думал, когда все это покупал, — ехидно начал я, придерживая рукой сползающий лиф, — но, похоже, что платье мне мало, молния не сходится.

— Я думал о том, — Девиль приблизился ко мне сзади, провел кончиками пальцев по обнаженной коже между лопаток, — что у тебя хватит мозгов попросить у меня помощи. — Он что-то поправил, одернул и — о, чудо! — бегунок молнии свободно проскользнул вверх до самого конца. — Voilà, а ты боялся.

Скорее уж рано обрадовался. Я-то искренне понадеялся, что наряд действительно оказался не по размеру и косплей придется отменить. Ан, нет, не тут-то было, — как влитой сел, зараза; видимо, у Девиля в плане шмотья глаз наметан.

Он обошел меня, придирчиво оглядев со всех сторон.

— Бельишко тоже подошло, нигде не жмет? — буднично задрав мне подол, Девиль ухватил меня промеж ног. От его прикосновения как током ударило:

— Совсем плохой?! — шарахнулся я от его руки и едва не грохнулся, с непривычки подвернув ногу.

Он поймал меня за локоть, не дав упасть, и я внезапно оказался в его объятьях:

— Ну, я же должен убедиться, что тебе в этом будет комфортно, — ухмыльнулся он. — В конце концов, тебе ведь в этом наряде целую неделю разгуливать.

— А с чего вообще именно горничная? — не утерпел я.

— Моя домработница взяла отпуск, — сообщил он. — Вот я и подумал, почему бы не совместить приятное с полезным. Я в домоводстве полный ноль, так что буду весьма признателен, если ты возьмешь на себя поддержание порядка в доме.

— Допустим, — согласился я, переваривая услышанное, — а на фига тебе косплей? Без него никак?

— Ну, допустим, — передразнил меня Девиль, — я всегда хотел подомогаться настоящей горничной.

— Чего?! — недоверчиво скривился я. — Ты же столько разъезжаешь, тебе в гостиницах их мало?

— Ага, держи карман шире, — ухмыльнулся Девиль. — В Европе и Штатах особо не разгуляешься — чуть, что не так, сразу обвинение в сексуальном домогательстве и повестка в суд. И не важно, что пять минут назад она тебе сама на шею вешалась. А в твоем случае, я получаю априори безнаказанную свободу действий. — Ну да, я ведь безотказная игрушка. Почему-то, всплывшее напоминание об этом неприятно царапнуло коготком в груди. А чего я, собственно, еще от него ждал — полкоролевства и хрустальную туфельку?!

ЧАСТЬ 3

Девиль отправился в душ, предварительно распорядившись, чтобы я подал ему кофе. Делать нечего, я почикилял на своих каблучищах до кухни. Пару раз мне показывали, как варить кофе, поэтому некоторое представление у меня имелось. Кухня в доме Девиля была оснащена по последнему слову техники — не то, что у нас в общаге. Заглянув в шкафы, я обнаружил турку и пакет с зернами, кое-как разобрался с принципом работы варочной поверхности — все же сенсорное, не хухры-мухры. Смолол зерна, налил воды, поставил греться…

— Принцесса! Где полотенце?! — требовательно раздалось из ванной.

Как же он не вовремя со своим полотенцем, вода вот-вот начнет закипать…

— Откуда я знаю?! — огрызнулся я, нервно приплясывая у плиты.

— Хорош артачиться! Быстро метнулся к шкафу, сколько мне еще ждать?!

Вот говнюк! — топоча как конь, я понесся в спальню. Оттолкнул большую зеркальную дверь шкафа-купе, нашел стопку полотенец, цапнул первое попавшееся и рванул обратно. Распахнув дверь ванной, шагнул внутрь:

— На! Держи быстрее!..

Вместо полотенца, обнаженный мокрый Девиль ухватил за руку меня:

— Ты как со мной разговариваешь? — приперев меня к стенке, прошипел он.

— Что не так-то?! — искренне удивился я. — У меня там сейчас все на плите окажется, пока я с твоим полотенцем ношусь!

— Похоже, про хорошие манеры ты и слыхом не слыхивал…

— Чья бы корова мыча… ай! Ты что делаешь?!! — резко развернув и заломив мне руку, Девиль буквально впечатал меня носом в стену.

— Смотрю, ты совсем от рук отбился, придется тебя проучить, — мокрая ладонь нырнула под подол, проскользнув кончиками пальцев сначала по чулку, потом по обнаженной коже бедра, пока не накрыла мой член сквозь тонкую ткань панталон.

— Пусти! — попытался вывернуться я из захвата. В ответ Девиль просунул колено мне между ног, намертво зафиксировав у стенки, и внаглую залез рукой мне в белье. — Бля!… — непривычно оголенный пах внезапно оказался весьма чувствительным к прикосновениям. Член мгновенно встрепенулся, наливаясь силой, под ласкающими пальцами. Обхватив ствол, Девиль нарочно теребил чувствительный венчик головки и складочку уздечки, наблюдая за моей реакцией: как сбивается дыхание, начинает гореть лицо, как я пытаюсь лепетать что-то бессвязное в последней попытке остановить его руки. И как мое тело капитулирует, поддаваясь соблазну плотского удовольствия, вопреки протестам здравого смысла.

— Ты уже потек, — мурлыкнул он, смахивая пальцем капельки выступившей смазки, — как же тебе мало для счастья надо. — Мой эрегированный пенис лежал в его ладони неопровержимым тому доказательством. Стыдоба: стою в девчачьих шмотках с задранным подолом, накрепко притиснутый к стене похотливым извращенцем — и ведь сам на это подписался, потому что прекрасно понимал, что будет в случае моего проигрыша.

— Пожалуйста, перестань, — взмолился я.

— Как бы не так. — Его смешок тепло обдул шею за ухом, вызвав мурашки. — У тебя уши красные. Как я могу остановиться, когда моя Принцесса вся горит?

— Это от стыда, придурок!

— Как интересно, — ухмыльнулся он, продолжая ласкать меня рукой, — судя по твоей реакции, стыд тебя здорово заводит — вон как свечкуешь.

— Заткнись, извращенец!

— А ты — лицемер, — мурлыкнул Девиль мне прямо в рдеющее ухо. — Потому что на самом деле кайфуешь от того, что я с тобой вытворяю, но признаться себе в этом у тебя кишка тонка. Я даже готов поспорить, что встречаясь с девчонкой, ты ждешь не дождешься, чтобы я появился на горизонте и уволок тебя куда подальше — потому что тогда вся ответственность за твои грязные удовольствия ляжет на меня, а ты и дальше будешь корчить из себя жертву моих извращенных домогательств. Это так удобно, не правда ли?

— Н… нет! — его пальцы уже взялись за меня всерьез, ритмично с силой надрачивая ствол; возбуждение росло, жар разлился по телу, голова кружилась, сознание плыло. Ну почему, почему я каждый раз дурею от него, словно Девиль — крепчайший алкоголь; от одного его запаха уже крышу сносит. Он прижался ко мне сзади, крепко обхватив рукой за пояс, тонкая ткань панталон и чулки тотчас намокли, впитав капли воды с его тела.

— Ты маленькая, развратная шельма. Сколько раз мы с тобой это уже проходили, но ты все равно продолжаешь отнекиваться — не надоело еще себе врать? — Член в его руке уже едва ли не звенел от напряжения. Горячий язык, будто крошечное пламя, проскользнул по шее и затрепетал в чувствительной ямочке за правым ухом. Его слова буквально жгли мне уши: — Как такой безответственный сопляк может называть себя мужчиной?

— За… заткнись, — дрожащий, захлебывающийся во вздохах голос красноречиво выдавал мое состояние — я был уже на грани. — Замолчи на х… АХ! — я содрогнулся в его руках, залив пальцы Девиля горячей спермой, — он таки меня доконал. Его хватка заметно ослабла, на трясущихся ногах я наконец смог развернуться к нему лицом: — Не смей!… Не смей так говорить, слышишь? — сквозь послевкусие оргазма, во мне снова закипала злость: — Я должен быть твоей игрушкой, и я буду ей — семь дней, согласно уговору, потому что ты победил. Хочешь, чтобы я был горничной? Отлично. Я буду честно выполнять свои обязанности, и ублажать твои прихоти. Я не собираюсь отказываться от своих слов — сказал, значит сделаю!

— Рад это слышать, — ухмыльнулся Девиль, демонстративно слизав с пальцев мой эякулят. — Только вот пока ты со своими обязанностями справляешься хреново: с кухни уже минут десять гарью тянет, ничего там не забыл?

— Сука! — рявкнул я на него, буквально вываливаясь за дверь ванной.

ЧАСТЬ 4

Надо ли объяснять, что творилось в кухне? Не надо… Кофе, напрочь залив плиту, весь выкипел, турка обгорела, дым стоял коромыслом.

— Бляяяяядь! — орал я дурным голосом, мечась на каблуках по кухне. Выключил плиту, сунул турку в раковину, открыл окно. Внутрь ворвался прохладный воздух, и меня пробила легкая дрожь.

Девиль не заставил себя долго ждать, нарисовавшись в дверном проеме. Еще влажный после душа, обернутый лишь полотенцем, он точно снизошедший прекрасный бог оглядел кухню, выдав:

— Ну и срач ты тут устроил.

Меня аж подстегнуло:

— А кто в этом виноват?! — взвился я. — Сам же потребовал тебе кофе подать, на хрена ты меня тогда в ванной зажал?! Знал ведь, сука, что у меня турка на плите! Ты же, гад, нарочно это сделал!

Пока я яростно брызгал ядом, Девиль, как ни в чем не бывало, спокойно открыл холодильник, достал из морозилки замерзшую форму для льда.

— А что если и так? — с убийственной лаской в голосе проговорил он, несколько раз сильно изогнув в руках форму. — Если я нарочно так поступил, что ты мне сделаешь?..

— А, — запнулся я. Конкретной угрозы я еще придумать не успел.

— Не знаешь? — ухмыльнулся он. — А вот я точно знаю, что сделаю с нерадивой, да к тому же зарвавшейся горничной, которая посмела открыть на меня рот. — С этими словами Девиль крепко треснул формой об стол, вышибая ледяные кубики. Я запаниковал.

Пустая форма полетела в раковину. Схватив, он буквально содрал лиф платья, оголив меня до пояса, — мои руки оказались спутанными тканью в локтях на уровне талии. После этого меня грубо уложили пузом на столешницу, прямиком на лед!

— Совсем сдурел?! — взвизгнул я сначала от боли, а потом от холода.

— Ты так раскочегарился, что тебя не грех и остудить, — рука Девиля держала меня сзади за шею мертвой хваткой. Второй рукой он снова полез мне под подол: огладил затянутые в чулки бедра, потом, сквозь тонкую ткань, ягодицы, подразнив пальцами приоткрывшийся раскол; после чего одним движением стянул с меня панталоны. Его пальцы снова заскользили по моей теперь уже обнаженной коже: — Так приятно трогать, ты прямо шелковый на ощупь, — мурлыкнул он, — и такой горячий…

Взяв со стола одну из отлетевших в сторону ледышек, Девиль поднял руку над моей задницей: ледяной кубик начал таять, роняя на кожу капельки воды; одна за другой они ударялись о копчик, а затем медленно стекали между ягодиц к мошонке. Я вздрагивал, покрываясь гусиной кожей. Когда ледышка обтаяв сгладила острые грани, он несколько раз провел ею между моих ягодиц, я инстинктивно сжался от холода.

— Это ничего, — ухмыльнулся Девиль, — я тебя отогрею… чуть позже. — Лед замер на колечке ануса, а потом эта сволочь резко протолкнул его в меня!

— Ах! — я дернулся, внутри буквально вмиг все окоченело. Его пальцы проскользнули следом, немного поиграли со стремительно уменьшающимся кусочком льда. Ледышка растаяла, Девиль все продолжал методично дразнить мою дырочку. Потом, внутри меня, все будто закипело — кровь хлынула к замерзшим участкам, отогревая тело, чувствительность обострилась в разы. Девиль снова прикоснулся ко мне изнутри, и я аж затрясся от возбуждения, будто все тело стало сплошной эрогенной зоной. — Ааааааа!..

— Тебе так хорошо? — ухмыльнулся он. — Позволь разделить с тобой удовольствие, — полотенце соскользнуло с его бедер, и Девиль овладел мной одним уверенным ударом.

— Ай! — сфинктер болезненно растянулся под его напором. Девиль не спешил, как всегда давая мне время свыкнуться с его вторжением.

— Ты чудовище! — всхлипнул я, прижатый его рукой к столешнице, животом в луже талой воды.

— Может и так, — проворковал он, налегая мне на спину, — только я все равно тебе нравлюсь, не так ли, Принцесса? — его пальцы крепко обхватили мой затвердевший член. Он отпустил мою шею, переместив руку мне под грудь и поймав съежившийся сосок. — Было бы иначе, ты бы так жарко не дышал, я прав? — Говоря все это, Девиль двигался во мне, растягивая анус и отираясь членом о заветный бугорок. Каждый его удар достигал цели, волны удовольствия накрывали одна за другой. Ледяной холод сменился жаром его сильного тела.

Пытаться что-либо возражать было просто глупо — Девиль прекрасно знал о моих уязвимых местах и вовсю этим пользовался, плавя мое тело в огне страсти. Я извивался под ним, принимая его волю и с наслаждением подчиняясь его силе. Ритм толчков ускорился. Стены поплыли перед глазами. Извернувшись, я умудрился поймать языком его поцелуй; он обхватил меня рукой за плечи и притянул к себе, заставляя прогнуться под собой до предела. Дрожа всем телом, я нанизался на его член до основания. Сейчас его ствол давил аккурат на простату, малейшее движение обращало с трепет. Я жаждал разрядки. Терпеть скопившееся в паху напряжение уже попросту не было сил.

— М… умф!… — Девиль меня понял: начал бить с оттягом, одновременно легко подрачивая мне рукой. Хватило всего нескольких ударов — я кончил, растворившись в желанной череде сладко пульсирующих спазмов. По телу разлилась нега, я полностью расслабился и обмяк, а он продолжал меня утюжить, пока не догнал на вершине, финишировав вторым.

ЧАСТЬ 5

Утром Девиль обнаружил меня на кухне. В джинсах, майке и самом обычном фартуке я, матерясь сквозь зубы, пытался отчистить гребаную высокотехнологичную плиту. Зажарилась насмерть.

— Уже хлопочешь? — достав из холодильника бутылку минералки, он стал наблюдать за моими потугами. — Хозяйственный какой…

— Заткнись, а? — огрызнулся я, продолжая натирать варочную поверхность. — Если бы я не пообещал, что буду неделю вести хозяйство, то хрен бы я сейчас тут упирался!… Я просто держу данное слово, ничего более!..

— Мда, — Девиль задумчиво отхлебнул из бутылки, — кажется, не надо было тебя вчера целовать. Милая горничная обернулась брюзжащей домохозяйкой.

— Милая?! Да пошел ты!..

— Об этом я и говорю, — Девиль вышел, прихватив с собой бутылку и оставив меня наедине с недомытой плитой.

Еще шесть дней… Душу грело лишь то, что сегодня с утра, пока он спал, я тайком умудрился урвать для себя небольшую компенсацию морального вреда — сфотографировал его спящим. После обработки получится офигенный портрет, но пока что об этом — тсс!… Я ухмыльнулся: сам того не ведая, Девиль стал моим трофеем — на сегодня счет сравнялся…

Смотрите также

Мои летние приключения

Всем привет! Меня зовут Андрей, мне 19 лет. Я обычный студент, занимаюсь спортом, посещаю тренажерный …

 
avatar
Авторизация
*
*
 
Регистрация
*
*
*
*
 
Генерация пароля