Четверг , Апрель 25 2019
Домой / Фетиш и БДСМ / Старый дружок

Старый дружок

— А-аах! Аа-а-ах! А-а-а-а!

Ирина даже не стонала, а вскрикивала в голос. Она стояла голая на четвереньках на собственной супружеской постели, а сзади ее сильными равномерными ударами трахал Виктор!

Поворачивая голову, Ирина видела в зеркало, как с каждым ударом размашисто входящего в нее члена, сотрясается ее красивое белое тело. Упругие груди болтались из стороны в сторону, полные ягодицы дрожали от наносимых шлепков. Спальня была наполнена ее болезненно-сладострастными криками и сосредоточенным сопением Виктора.

— Что я делаю? Как это могло случиться? — спрашивала себя Ира, задыхаясь от бешеной скачки: — Как я это допустила?

Ведь еще два часа назад она и помыслить о таком не могла. Как в любой другой день, вышла с работы, собираясь идти домой, и вдруг прямо перед собой увидела знакомое лицо, от которого вздрогнула!

С Виктором она не виделась семь лет, и все эти годы с успехом изгоняла память об этом человеке, который когда-то в юности сумел приручить, подчинить ее.

Тогда, семь лет назад только счастливый случай вырвал ее из рук этого парня. Виктора неожиданно арестовали, и суд дал ему пять лет за злостное хулиганство. Почти одновременно судьба распорядилась так, что родители Ирины переехали на новую квартиру в другом районе города, так что Ирина оказалась вырванной, освобожденной от засосавшей ее среды, из своего прошлого. Постепенно позор проходил, Ира постаралась забыть о Викторе, о его грубых и цепких руках, о циничном взгляде его черных наглых глаз. Она постаралась навсегда избавиться от наваждения, от стыда, от своей позорной любви.

И вдруг — эта встреча!

— Привет.

— Привет.

— Не ожидал тебя встретить, — оценивающий взгляд Виктора прошелся по Ирине — с головы до ног, и она невольно вздрогнула.

— Ты похорошела. Зайдем в кафе?

Виктор мотнул головой в сторону кафешки напротив.

Она невольно замялась.

— Мне нужно домой. Ребенка из садика встречать.

— Зайдем, — упрямо повторил Виктор, сверкнув черными глазами. — Слышишь?

Да, она слышала. Как и прежде, как тогда, семь лет назад Виктор не считался с ее желаниями, смотрел на нее как на вещь, на красивую игрушку. И вот опять.

Внизу живота у Ирины внезапно заныло, запульсировало — вспомнилось прошлое, которые так хотелось забыть. Неужели… ? Неужели — опять?

В кафе они сели, напротив, за столиком в углу. Виктор видел перед собой красивую молодую женщину, имевшую очень приятные черты лица — большие глубокие загадочные глаза, маленький аккуратный носик, пухленькие губы, напоминавшие алый бутон розы. Причёска не изменилась со времён их знакомства — овал лица обрамляли длинные и прямые естественно светлые волосы. Платье, в меру короткое и облегающее, выгодно подчеркивало развитую грудь прекрасной формы впрочем, не обтягивая стройноё тело слишком вызывающе. Фигура великолепная, мгновенно привлекающая внимание. Виктор открыто с явным удовольствием спустил взгляд с пышного бюста на тонкую талию, переходящую в широкие плодовитые бедра, на длинные загорелые ноги. А прежде перед входом в кафе, пропуская Иру вперёд — посмаковал вид сзади: аппетитно играющие при ходьбе крутые и упругие ягодицы ясно читались под платьем, взбудораживая похотливые воспоминания. Эта

птичка может легко украшать обложки журналов мод — подумал он.

Подростком Виктор наклеивал обложки с похожими на Ирину девушками на стены и пускал сладострастные слюни. Он считал, что не будет иметь успеха ни у кого, кроме шавок, и такие девушки как Ира, даже и не подумают встречаться с ним. С модельными данными, они вполне могут подцепить на крючок любого богатенького парня, влюбить в себя. Но, поди, ж ты — Ирина выбрала его! И как! Способная подстроиться под его вкусы стала ученицей хоть куда.

Виктор и сам не мог сложить облик этой длинногой блондинки полной жизни с тем, что вытворял с ней раньше. Типичная пай девочка, умница и отличница — как бабочка, порхнула на яркий свет? Одна из тех романтичных вечно витающих где-то в облаках девиц, внезапно пускающихся во все тяжкие, связавшись с плохим парнем?

А сейчас, Ирина и вовсе выглядела эффектнее прежнего. С плеча свисала дорогая сумочка, длинные безукоризненные ногти, будто женщина явилась сюда прямо из маникюрного салона, улавливался тонкий волшебный аромат первоклассных духов. Впрочем, хорошо выглядеть и следить за собой, всегда было естественным для Иры. Дело не только во внешности. Тонкая и трепетная, нежная и чувственная — она была словно создана для любви, для сказки. И к своим тридцати лучилась женственностью — настоящая леди снаружи и внутри.

Сам же он скорее подурнел за семь прошедших лет. Лицо стало еще более заостренным, от конца брови по щеке теперь шел глубокий шрам, на коже угри, а между тонкими злыми губами торчали желтые от никотина кривые зубы. Сильно несло перегаром, впрочем, как всегда. Ирине также вспомнилось, что тогда в юности, парень начинал экспериментировать с наркотиками. Продолжилось ли то опасное увлечение или нет, ей было неизвестно, и узнавать не хотелось — но худой как палка Виктор был как из тех фильмов об отпетых наркоманах, уже не обращающих внимание на свой внешний облик.

Стрижка практически под ноль, контрастировала со свалявшейся темной щетиной. Грязная засаленная футболка, вытертые затасканные джинсы. Заляпанные грязью кроссовки были старые и рваные. Ирина невольно посмотрела и на широкие заскорузлые ладони мужчины с грязными обгрызенными кое-где ногтями. Её невольно передернуло.

Она смотрела через стол и видела перед собой уже не того великого могучего героя, загадочного уличного хулигана каким он был для неё семь лет назад, а обыкновенное ничтожество сильно постаревшее раньше времени. Его внешний вид говорил, что он больше похож на опустившегося старого алкоголика, чем на ровесника. Она не могла скрыть разочарования от своего прежнего увлечения.

«Какой он стал жалкий… — Подумала женщина, вспоминая былое прошлое, неприглядно напомнившее о себе. — А я ведь хотела жить с ним… Надо благодарить судьбу за то, что уберегла. Кем бы я стала? Бичёвкой?»

Инстинкт всегда говорил ей, что этот человек — самое примитивное, порочное животное. И если бы не присутствие в нём какого-то магнетизма, который вызывал необъяснимое волнение и влечение…

Но прежнее не вернулось. Она уже не была той наивной девушкой.

Пока они шли, Ирина заметила, что сейчас Виктор кажется еще ниже ростом, чем был раньше. Она на каблуках была выше его на целую голову.

— Ты замужем?

— Да, — кивнула Ира.

— И ребенок есть? Это хорошо.

— Хорошо? — переспросила она, все еще надеясь на то, что разговор да и вся встреча примут невинный ностальгический характер. Но нет…

— Конечно, хорошо, — выпустил Виктор струю сигаретного дыма ей прямо в лицо. — Твоя пизда стала совсем широкой, удобной для использования.

Отвыкшая от такого обращения, Ирина закашлялась — он всегда видел в ней исключительно сексуальный объект, а Виктор спокойно положил под столом руку на ее круглое колено и сказал:

— Давай, сбегай к стойке: закажи нам выпить и закусить.

Виктор внимательно смотрел на Ирину, подмечал все жесты, прислушивался к ритму дыхания. Молодая женщина источала тревогу. Ей явно было не по себе. Что неудивительно — принимая во внимание то, что когда-то пришлось пережить.

И мужчина ясно предложил вспомнить прежние отношения. Его черные глаза будто прожигали её насквозь.

Багровая от неловкости Ирина внезапно ощутила, дрожь волнения от того что собиралась сделать. Ее объяло странное чувство возбуждения, смешанного со страхом. Женщина никогда так ещё не отвечала ему. С размаху дала Виктору пощечину.

***

Ира открыла дверь своей квартиры вошла в полумрак коридора, нащупав выключатель, зажгла свет. И не успела и глазом моргнуть, как Виктор проворно шагнул с площадки вслед за ней, закрыв входную дверь. Замок громко щелкнул, когда он повернул щеколду.

— Значит крутая теперь, замужняя, — хмыкнул мужчина, оглядываясь.

— Ты же обещал не заходить…

Незваный гость лишь улыбнулся и прошёл вперёд. Что, тем не менее, позволило хозяйке жилища облегченно выдохнуть. От Виктора, стоящего за спиной, ей почему-то становилось не по себе.

Тупо сосредоточившись, привычными движениями, она сняла туфли, положила сумочку, ключи и рабочие документы на тумбу в прихожей, убрала валявшиеся на полу детские игрушки на место. Краем глаза приглядывала за странным гостем. Тот, присвистывая то и дело, бегал из комнаты в комнату — глаза его, живые и внимательные, шныряли повсюду.

От его кроссовок оставались грязные следы — Ира открыла, было, рот, но так ничего и не смогла сказать… Она не могла поверить, в то, что Виктор у неё дома — в уютном безопасном семейном гнездышке. Бред какой-то.

Может, все обойдется, подумала она.

— Сделать тебе кофе, чай? — спросила Ира, хоть привычная роль учтивой и любезной хозяйки дома, показалась ей неуместной — они тут по делу. К тому же поведенье мужчины резко переменилось в худшую сторону, стоило переступить порог её дома.

Все определенно шло не так. Как все шло не так, с тех пор, когда он вошёл в её жизнь.

Виктор подошел, уставившись, отрицательно покачал головой. Его долгий пристальный взгляд чуть не вывел её из равновесия.

«Успокойся, — уговаривала она себя. — Он ничего не сделает тебе, ты изменилась, ты замужем… Скоро эта пытка закончится…»

— Я смогу занять тебе только пять тысяч, и пожалуйста, отдай через месяц… Сейчас принесу, — громким, лишь слегка дрожащим голосом Ира перешла к сути вопроса, и повернулась в сторону спальни, где хранились деньги. Ей хотелось поскорее отвязаться от наглеца, выбросить его из головы и приступить к своим делам.

Ранее в кафе, выслушав душещипательную историю Виктора, с призывом о помощи, тяжело вздохнув, она, предложила встретиться в этом же месте завтра. О времени договорятся. Так и быть даст в долг нужную сумму. Но он был настойчив и чуть не дошёл до истерики. Деньги нужны срочно, как не может она понять его патового положения? Ирина ещё раз порылась в бумажнике — в кошельке было меньше пары тысяч. Виктор уверял, что спасёт ему жизнь, заняв пять. А лучше десять. Ведь карточный долг святое. Ему угрожают расправой. Не оставит же она добрая душа старого друга в беде? Вид у него был озабоченный, казалось, вот-вот зарыдает. Несмотря на сомнение, понимая, что это не совсем удачная идея, в тот момент, Ирина сжалилась и уступила:

— Ладно, пошли. Я недалеко живу. Только быстро.

К тому же, после того как незадолго до этого, возмутившись его распусканием рук она наградила экс-экс-экс бой-френда пощечиной и послала куда подальше, тот как-то моментально извинился и уже не выглядел таким развязным. Он попросил её не уходить, посидеть с ним, признал, что Ирина сильно изменилась, стала совершенно другой — теперь он видит в ней гордую, успешную и независимую женщину, и даже заявил что рад её новому счастью. Это было так не похоже на обычного Виктора. Ирина сев на место словно опьянела от победы, он что-то говорил, а она только иногда кивала, вновь и вновь прокручивая в голове сцену, где даёт Виктору заслуженную оплеуху.

Почти всю дорогу, спутник, молча, плелся за ней. Причём на почтительном расстоянии — соблюдал дистанцию. Больше ни разу к ней, ни прикоснулся. Теперь Ирина почувствовала уверенность — никакого страха перед ним больше не было. Ведь она держалась значительно тверже, чем раньше. Оказалось, всё так просто. И почему не могла раньше поставить этого грязного похотливого дегенерата на место? Ирина улыбнулась своим мыслям: «похотливый дегенерат» — точнее не скажешь. Ну, ничего. Главное теперь уж не тряслась, не робела, и могла противостоять ему.

Женщина внутренне торжествовала.

— А, ты что же совсем не рада видеть меня? — Примирительно говорил Виктор, когда они вышли из кафе. — Да, не волнуйся, я в подъезде постою, выручишь меня монеткой, и я сразу уйду.

Он резко схватил её за горло и словно тряпичную куклу впечатал в стену, так что женщина больно стукнулась головой.

— Ты охуела? — На лице Виктора блуждала фирменная садистская дерзкая усмешка, в налитых кровью глазах кипело бешенство, шея бугрилась венами. — Ты свалила! Сбежала от меня сука ты гнилая!

Он крепко сдавил ей шею, и сквозь боль Ира с ужасом подумала, что сама пошла на поводу у ситуации, в итоге приведшую к западне. Попала в капкан из четырёх стен собственной квартиры. Попытаться позвать на помощь? Кричать? Что бы все соседи узнали, что привела в квартиру какого-то мужика… Что же делать, как выкрутиться из нелепой ситуации?

Она задрожала всем телом, желудок сжался в комок. Подумать только — у себя дома наедине с этим отвратительным чудовищем… который все это подстроил.

— Прошло столько лет… Ты не должен так со мной больше разговаривать! — Сверкнув глазами, захрипела Ира, пришпиленная через шею в стену. — Что тебе нужно?! Бери деньги, и проваливай! Ты делаешь мне больно…

— Как хочу, так и буду разговаривать слышишь? Дело то не в деньгах. Это так, для красного словца. Отлично знаешь, чего я хочу на самом деле. Ты моя.

Он резко набросился, придвинув свой рот к её рту, и попытался поцеловать, но женщина, скривившись в отвращении, отвернула голову. Виктор медленно лизнул ей щеку.

— Прекрати! — зашипела женщина, отчаянно замотав головой. — Не смей меня трогать! Я не твоя собственность! Муж сейчас придёт… он побьет тебя!

— Конечно, верю. Он кстати, тоже на полставки работает?

Ира чувствовала крепкий запах пота мужчины и горячее мерзкое дыхание на своём лице. Сильные лапищи, впились в её нежное тело — одна схватила её за бедро, другая сдавливалась на горле, крепко заковав к стене.

Женщина что есть мочи уперлась руками в грудь Виктора — к этому времени боль на голове немного притупилась, оцепенение прошло, и Ирина ощутила прилив силы и ярости.

— Гад! Я ведь хотела помочь тебе… Убирайся немедленно! — заявила она громко и решительно. — Пока не поздно!

— А то, что будет? — Мужчина прищурился. — Муж побьет?

Ирина сглотнула — в прошлом Виктор не раз сам сворачивал челюсти. Последовала длинная пауза.

— Я не уступлю. Больше ни одного твоего приказа я не выполню. Всё изменилось, у меня новая жизнь, я люблю его… и…

— Ты думаешь, я поверю, что тебе больше не нравится когда с тобой грубо — раньше это очень тебя возбуждало.

— Нет… Не нравится… — Ответила Ирина и попыталась оттолкнуть мужчину — тщетно, тот был по-прежнему очень силён. Тогда стала сопротивляться, что есть мочи, извивалась, брыкалась, выламывалась — не помогало. Она пыталась оцарапать или укусить противника, тот блокировал каждое нападение.

А затем словно затягивая петлю, Виктор сильнее сжал свою клешню вокруг длинной изящной шеи. Колотить ногами, извиваться и лягаться женщина стала уже менее энергично. Задыхаясь, и вовсе прекратила борьбу.

Бледнея с каждой секундой, слабеющими пальцами как за саму жизнь хваталась за руку тисками сдавившую шею, пытаясь разжать мертвую хватку. Хрипела, пытаясь дышать. Злость и решимость в глазах сменилось мольбой и отчаянием.

Играючи он разжал руку. Жадно глотая воздух, женщина с яростью попыталась брыкаться, толкаться, но получилось …слабее прежнего. В конце концов, выбившись из сил, тяжело дыша, бедняжка притихла.

Как это его заводило! От возни, борьбы он сразу стал свежим и бодрым. И уже дрожал от приятного предвкушения.

Виктор прижал Ирину к себе, молодая женщина ощутила, как горячий бугор прикладывается к бедру, вставший член, комом выпирал из-под джинсов. Свободная рука мужчины заскользила по её груди, через ткань платья и лифчика коснулась вдруг затвердевших сосков, съехала вниз по животу, спустилась между ног, забралась под юбку. Во рту Ирины пересохло от неожиданного открытия — чужой мужик лапает её прямо, в их с мужем квартире!

— Нет… Я не хочу… — Еле слышно прошептала она. — Ты больной маньяк… муж сейчас придёт… Оставь меня пожалуйста…

— Заткнись, — прорычал Виктор. — Слишком ты много болтаешь.

Мужчина с силой повернул её голову к себе и впился поцелуем. Ира сопротивлялась, но каким, то образом ему удалось протолкнуть свой горячий, влажный язык между её губами. Она почувствовала мерзостное зловонье давно не чищеных зубов, но одновременно ощутила, как неожиданно заражается диким животным желанием Виктора. Прилив желания, казалось, нахлынул сразу. Близость сильного тела, первобытного запаха, язык глубоко вторгающейся в её рот — совершенно сбили с толку, сделали практически невменяемой.

Запустив руку под юбку, Виктор поднялся до трусиков молодой женщины, пальцы погладили киску через ткань, прошлись по резко набухшим половым губам, нащупали клитор и стали тереть. Ирина пыталась сжать ноги, но сама того не заметив завиляла бедрами в унисон движений его пальцев, изо рта вырвался предательский томный стон — сил сдержаться не было.

Закрыв глаза, совершенно неожиданно для себя она обвила рукой шею мужчины и ответила со всем пылом, с которым только могла, переплетая язык змейкой с языком насильника медленно погружаясь в сильные объятия, полностью отдаваясь экстазу… позабыв обо всем на свете.

Каким-то колдовским потаённым образом он как прежде притянул её, будто магнитом. Импульс чужой сильной воли влек её по-прежнему. С Виктором она просто потеряла голову. С ним она была слабой как никогда. Внутренний и внешний контраст, характер отношений, словно ещё больше оттеняли, подчеркивали и приподнимали её красоту, нежность, мягкость, грацию. Его присутствие делало ее более женственной и беззащитной.

Он отстранился, сделал шаг назад и сильно ударил ладонью по лицу, откинув её голову в сторону. Тут же Ирина получила еще раз, по другой щеке. Голова пошла кругом, лицо запылало алым огнем, из глаз брызнули слёзы.

— Снова носишь трусы? Я разрешал?!

— Я… я… сколько лет прошло… — Заикаясь, прошептала она. — Всё изменилось…

— Я вижу. У тебя там уже целая река! — Ехидно заметил гость. — Тебе не стыдно врать, а дрянь?

Опустив голову, женщина тяжело задышала.

— А поведение сегодня? Это благодарность за обучение? За всё, что я сделал?!

— Прости, — словно со стороны Ирина услышала свой собственный голос, который с трудом узнала. — Пожалуйста, прости…

— Как просишь.

— Умоляю тебя… Я поняла… я вела себя как дура… Я просто… растерялась. Отвыкла от всего такого… Я очень сожалею, — пробормотала задыхающаяся Ирина.

Их губы снова слились в жадном поцелуе. Одна рука мужчины вновь забралась ей между ног, другая схватила, сжала и с силой закрутила грудь. Молодая женщина, ринувшись в омут с головой, болезненно стонала в рот Виктора и терлась ногой о его член. Она извивалась и прижималась к нему, с нескрываемым удовольствием растворилась в поцелуе, чувствуя как мужчина гладит её киску, грубо лапает её полные груди. Она задыхалась и уже не сдерживала призывные стоны. Словно кружась в танце, пара продолжила страстно обниматься, целоваться и тискаться, пока, не выпала из объятий друг друга. Мужчина запихал два пальца в рот Ирины, и она послушно стала сосать.

— Что от рук отбилась тварь?

Ирина пробормотала что-то нечленораздельное через пальцы во рту, скользя по ним нежными губами словно услаждая, маленький не очень чистый член.

Вытащив свои мокрые пальцы, он отвесил новую пощечину, схватил Ирину за волосы и поставил на колени. Она не возмущалась, хоть сердце разрывалось пополам. Ей не верилось, что она снова с Виктором после всех этих лет. Не могла поверить, насколько слабо сопротивлялась…

Женщина покорно расстегнула его джинсы, спустила вниз штанины, чувствуя знакомый трепет, наконец, стянула плавки, обнажив длинный член в полной боевой готовности и тяжелые напряженные яйца. Как зачарованная, она глядела на мужское достоинство несколько секунд. Затем там оказались ее губы, влажные и приоткрытые — прижались к его паху и короткими, но частыми поцелуями задвигались от яиц к головке.

— Открой рот, — сказал он.

Ира открыла свои полные губы, и он вставил туда член. Пристально глядящие сверху глаза — сверкнули, губы расплылись в улыбке больше похожей на звериный оскал.

— Теперь внимательно слушай маленькая хуесоска. Сейчас будешь сосать мой хуй, не как своему мужу — уёбку, а как будто у меня самая сладкая для тебя конфета. Сосать.

Ирина заглянула мужчине в глаза на секунду, кивнула и крепко обхватила орган губами. Виктор застонал. От осознания того, что сейчас делает, и как выглядит — покорно стоящая на коленях готовая сосать, женщина возбудилась — соски по твердости стали походить на два камушка, в животе росла тяжесть, щель сильно увлажнилась.

Двигая бедрами, Виктор держал её за голову. Голова Ирины стала двигаться взад и вперёд на всю длину его члена, который-то погружался в самое горло, то не двигался, предпочитая ласки губами и языком. Ирина делала всё — сосала, лизала и пробовала на вкус. Учащенно дыша, со стонами и вздохами. Распылялась всё больше.

Мужчина извлек изо рта влажный от слюны член, и стал водить им ей по лицу — лбу, носу, щекам, губам.

— Смотрю тебе всё это нравится как всегда. Нравится? Отвечай!

— Да… нравится…

— Я всегда говорил — голова у тебя хорошо работает, — он захихикал. — Молодец шлюха. И не смей строить из себя непонятно кого. Подумай о муже, словил бы он кайф? Я деру в ротик его женушку, а та балдеет…

Сердце у нее заколотилось, и она задрожала, представив, как открывается дверь, супруг входит в прихожую. И видит… их. Ирина громко застонала. Было неимоверно стыдно за себя, но по предательски, всё больше словно сами по себе напрягались соски, тяжелела грудь, внизу живота заныло сильнее. Уже давно она не чувствовала себя настолько живой!

Ирина знала, что могучий ненасытный орган Виктора, совсем скоро будет неистово колошматить её нежное лоно, и возможно не только… сзади он тоже любил воткнуть. Она высунула влажный язык и провела по всему стволу, захватила член Виктора губами и жадно покрыла поцелуями.

— Сосать хуй твоё призвание. Но пора заняться остальными твоими дырками. Вставай и раздевайся.

Ирина замерла. Сквозь плотный туман в её сознание пробивались сигналы тревоги.

— Витя ты не будешь меня сегодня наказывать? — Нерешительно и чуть слышно спросила она, находясь на коленях. Член Виктора упирался в правую щеку. — Пожалуйста, не нужно… А вдруг муж увидит?

Виктор аж хрюкнул.

— Я могу делать с тобой что захочу, забыла? Будешь плакать, когда я хочу. Муж твоя проблема, я не разрешал сбегать. А отпиздить тебя надо обязательно. Я едва удержался, чтобы не дать тебе в рожу прямо в кафе!

Она была слишком потрясена, чтобы спорить. Потому лишь тупо кивнула. Молодая женщина, поднялась и начала раздеваться. Виктор стоял рядом, довольно улыбаясь,…поглаживал член. Конечно, только недавно как старые знакомые они просто поговорили в кафе, причем во время той беседы от него явно воротили нос и смотрели как на полного недоумка и грязного бича, но сейчас неприступная гордая красотка, уже не смея поднять взгляда, снимает платье.

Оставшись в нижнем белье, Ирина дрожащими пальцами расстегнула бретельки лифчика, откинула его прочь, выставляя на свет полные белые груди с твердыми сосками, и глубоко вздохнув, собравшись с духом, в одном быстром движении спустила трусики, обнажая выпуклость лобка выбритого по современной моде — словно там никогда не было никакой растительности. Опустив по швам руки, блондинка неподвижно встала перед Виктором и даже не пыталась прикрыться. На щеках ее горели темные пятна румянца, голова наклонилась, пряди светлых волос спадали на лоб и плечи.

Со стороны, это было невероятное зрелище, немыслимый контраст — холеная и ухоженная красавица словно сошедшая с экрана романтичной любовной картины, была обнажена и преисполнена покорности. Смотрела в пол, часто и тяжело дыша, дрожала. Как будто из другого мира грязный оборванец стоящий, напротив красотки, с грубым по животному свирепым лицом, как из фильмов ужасов о маньяках, неторопливо дрочя пенис, прямо и неотрывно пялился на жертву похотливым взглядом.

Член его, устремленный в потолок дергался и пульсировал. Мужчина с вожделением ползал глазами по сексуальному телу женщины, и представил как через пару минут, наверняка не выдержав похоти, завалит сучку. Вообразил как она будет извиваться под ним, после того как он одним махом загонит хуй в её гладко бритое замужнее влагалище.

— Ну, разве не умница? — Голос у Виктора был веселый. — Ты прямо сучка из порнухи. Мне нравится твоя лысая пиздень.

Голая и сломленная. Перед одетым мужиком. Для его полного осмотра. Стыдливо покраснев, Ирина ещё ниже опустила голову.

— Балда! Когда тебе делают комплимент, ты должна отвечать «спасибо».

— Спасибо, — невнятно пробормотала женщина.

— Не за что. Для порно только не хватает кольца в пупке, да татуировки на жопе, — Виктор загоготал.

Выпытав, что Ирина никого не ждет, кто будет её навещать, дочку забирать через полтора часа, и что муж вообще не вернется до позднего вечера, Виктор хищно оскалился.

— Я так и знал! Сегодня ты заслужила приличную порку.

Его руки тянулись к её заднице, её влагалищу, её грудям, без конца крутили соски, зажимали клитор. Он играл, дразнил, тыкал, понукал.

— Хочешь меня шлюха?

Ирина замерла на секунду, а затем прошептала:

— Да…

Виктор приказал встать на колени, спокойно взял её за волосы, и потянул к спальне. Поднявшись на четвереньки, она быстро поползла ведомая мужчиной. На месте он разрешил ей подняться, после чего швырнул на широкую двуспальную кровать.

Мужчина посмотрел на снимок в рамке на ночном столике у изголовья кровати. Симпатичный на вид уверенный в себе молодой человек лет тридцати в черном костюме, держал за руку очень красивую женщину приблизительно его же лет с длинными светлыми волосами в белом свадебном платье. Пара счастливо улыбалась.

Виктор, наклонился к Ирине и поцеловал в губы. Она не сопротивлялась — даже быстро ответила на поцелуй, но тотчас отпрянула, заметив, куда он смотрит.

— Можно перевернуть фотографию?

— Не, пускай смотрит, мне не жалко, — ответил Виктор, громко смеясь. — Тем более точно тебя такую не знает. Становись-ка рачком. Раскройся.

Ирина отвела лицо в сторону, но безропотно повиновалась, заняв нужную позицию перед мужчиной. Устроившись спиной к Виктору, она встала на колени, расставив их широко, положила голову на кровать, подняла попку высоко в воздухе, выгнула спину, использовала руки, для максимального раздвигания своих полных твердых щек ягодиц услужливо выставляя напоказ всю интимную область, то, что ещё полчаса назад, была готова защищать до последних сил. И теперь высоко задранная задница смотрела на двоих: на алчущего живого зрителя и на неподвижный образ человека с фотографии.

Восхитившись формой женского зада и соблазнительной картиной в целом, Виктор неторопливо разделся. Встал на колени между широко раскинутыми ногами и взял женщину за талию. Она застыла и выгнулась всем телом. Он почувствовал исходящий из нее жар.

— Куда тебя ебать?

— Куда угодно… — простонала Ирина.

Он завел руки ей за спину и сжал запястья вместе. Протёр твёрдым членом, по её влажным губам влагалища, дразня одновременно рукой клитор. Её бедра стали сами отвечать, качаясь вверх и вниз, взад и впёрёд. Виктор приставил член к набухшей киске, медленно погружая толстую головку вглубь. Ирина задыхалась, ее бедра, качались на кровати.

— Я выебу тебя, если хочешь. Ты хочешь? — Он спокойно спросил её, введя свой пенис немного глубже во вход влагалища.

— О, да… пожалуйста… — Ирина задыхалась, сотрясаясь всем телом. С каждой секундой её дыхание углублялось. Она срочно нуждалась в его члене!

Виктор вывел пенис, своё орудие пытки.

— Может мне пойти домой? — Улыбаясь и глумясь, наблюдал её испугавшееся лицо.

— Н-е-е-е-ет! — Закричала Ирина. — Не оставляй меня! Я хочу быть с тобой… Вставь его, пожалуйста!

Он мазал ей по губам, поддразнивая, но углубляться не спешил. Затем попятился.

— Может, ты считаешь, я заставил, принудил тебя к связи?

— Нет… я сама…

— Скажи мне что хочешь…

— Я хочу тебя… Возьми меня, войди в меня пожалуйста! — Она просила его снова и снова, возбуждаясь от его манипуляций до предела. — О, как я тебя хочу! Ужасно хочу! Я знаю, что тебе понравиться иметь меня Витя, я обещаю! Я должна снова его почувствовать. Хотя бы еще один раз. Пожалуйста, пожалуйста…

— Мне нужно больше чем твои глупые слова. Я не унесу их в кармане. Ты должна хорошенько отблагодарить меня за всё!

Ей понадобилось время, что бы понять, о чём тот вообще говорил. По признанию многих Ирина была самой красивой девушкой в своём дворе, королевой красоты в школе, в институте за ней всегда вились и пытались ухаживать самые лучшие видные парни. А теперь предала любимого человека ради первобытного примата, и он говорил, что она должна была отдать ему свои заработанные деньги, заплатить за секс с ним!

Дрожа, она сказала:

— На карточке осталось двадцать пять тысяч… на всякий случай… Завтра сниму эти деньги… Продолжай… войди в меня…

Она чувствовала, как теряет разум от своей похоти, как превращается в какую-то безвольную наркоманку. Только её наркотик был этот грязный унижающий секс с Виктором, отчаянно получить который ей почему-то хотелось все больше.

— Я отдам тебе всё что угодно… только войди в меня полностью! Пожалуйста, умоляю! Прошу тебя — я вся мокрая…

— Ладно, ты не заслужила этого, но…

Он глубоко вонзил член в её влагалище и под сладострастный ликующий взвизг Ирины, словно мощным тараном начал быстро трахать, вбивая орган как можно глубже в её киску. Вперед — назад, вперед — назад. Он ощущал, как женщина в ответ двигала бедрами назад, стараясь заполучить его вторгающийся пенис ещё глубже и глубже в лоно.

Его рука с силой опустилась вниз на её задницу, смачный звук хлопка раздался по комнате.

— Ну, блядь довольна теперь?

Ирина завиляла бёдрами.

— Д-а-а-а!

Ударяя по её ягодицам своим лобком, Виктор, собрав длинные светлые волосы женщины в пучок, туго накрутив их на пятерню правой руки, левой стал хлопать по ягодицам — безжалостно опускал ладонь без пауз, и без разбора бил по левой и правой щеке, оставляя …по всей поверхности красные отпечатки. Шлепки соотносились с ритмом сокращений влагалища Ирины, с каждым ударом возбуждение женщины нарастало, заставляя стонать и скулить от удовольствия. Тогда на её зад обрушился град ещё более сильных шлепков.

— А-аах! Аа-а-ах! А-а-а-а!

Стоны Ирины стали громче, переходя в крик, дыхание становилось рваным, и Виктор увидел, что женщина практически кончала. Она судорожно хватала воздух ртом и бешено двигалась на нем, ритмично скользя вверх-вниз. Любовник отпустил ее волосы, наклонился и взял грудь в руки, начал сжимать её и крутить соски, буквально впиваясь грязными ногтями в плоть.

Ирина задергала бедрами как сумасшедшая, выгнула спину, ее тело сотрясла дрожь, голова замоталась из стороны в сторону — раздался приглушенный и скулящий стон. Виктор не переставал долбить, а она кончала в невероятных конвульсиях. Оргазм был подобен взрыву, позволив испытать неведомое доселе потрясающее чувство освобождения — как будто, что-то глубоко подавляемое ею, наконец с дикой энергией вырвалось наружу. Это было восхитительное безумие!

И если бы Ирина могла оглянуться, то увидела бы внимательно изучающие её черные глаза и злую улыбку.

— Врать не умеешь. Ты серьёзно хотела напиздеть, что не любишь так ебаться?!

В свой момент наивысшего пика в темном углу сознания женщина признала, Виктор был прав — она любила секс с ним. Это был лучший оргазм, который она имела за последние семь лет. С того момента как его не стало в её жизни. Но был ли он прав во всём остальном? К своему стыду, Ирина почти сразу сумела себе признаться в желании иметь другой оргазм, такой же сильный…

Он вывел член, приставил головку к анальному отверстию Ирины. Сильный хлопок по ягодице.

— Ну?!

— Пожалуйста, возьми меня там… — Севшим голосом выпалила Ира. — Пожалуйста, трахни меня… в анал… используй меня как сильно и глубоко ты хочешь… Любым способом… Я хочу этого… Пожалуйста…

Он надавил, головка прорвалась через преграду и прошла в её анус. Медленно растягивая её заднюю дырочку, останавливаясь, время от времени, он входил глубже и глубже, пока одним сильным толчком не вошёл всем членом до самого основания, заставив Ирину вскрикнуть от невероятного ощущения наполненности и одновременно боли.

Качая тазом, он двигался назад и вперед, каждый раз всё резче загоняя член вперёд, наслаждаясь тяжелыми болезненно-сладострастными стонpами женщины, дергая за волосы и хрюкая ей в ухо в животном исступлении. Приблизившись к оргазму, он заработал очень быстро трахая задницу с безжалостным интервалом во фрикциях словно отбойный молоток, превратив Ирину в беспрерывно скулящее стонущее существо.

Трахая, он постоянно обзывал и унижал:

— Глупая никчёмная пизда! Тупые бесполезные дырки! Ты не достойна моего хуя! Ты должна вечно быть мне благодарна!

Она испытывала туманное чувство нереальности, но лишь продолжала приносить извинения:

— А-аах! Прости меня! Ты прав! А-а-а-а! Прости меня за всё! — умоляла она.

Сквозь туман в голове, свои собственные стоны и плач, Ирина чувствовала, что принадлежит этому мужчине, жестоко подавляющему её. Он жёстко брал её в задницу исходя только от своего желания, силы и мощи, и она была переполнена отравляющим разум чувством возбуждения и позора.

Ей было стыдно за то, что она позволила происходящему случиться, но и была счастлива доставлять мужчине удовольствие всем своим телом без остатка. Он был в ней, наполнял ее, пробовал на вкус. Ей хотелось нравиться ему.

Странным образом возбуждение Ирины было прямо пропорционально силе его власти над ней. Она стала яростно двигать бёдрами, подмахивать толчкам, пока член не вышел из ануса, и мужчина не поднял её за волосы, стремглав не развернул и не поставил её перед собой, заправляя член в рот, с криком:

— Я кончаю, глотай шлюха-а-а-а!

Успев принять его твердый орган между губами, ощущая вкус собственной задницы, она почувствовала судороги плоти, и в её рот извергнулась горячая сперма. Порция за порцией густой жидкости выстреливала прямо в её покорный рот и горло. Она жадно глотала каждую каплю его семени.

Блаженно закрыв глаза, улыбаясь, Виктор плюхнулся на кровать, рядом с обмякшим телом женщины приводя дыхание в норму.

— Часто ебёшься тут с чужими мужиками?

В секунду её настроение изменилось. Странный паралич, охвативший её сознание, теперь был сломлен. В глазах блеснули слезы. Она вся как-то сжалась, закрыв лицо ладонями.

— Я никогда не изменяла мужу…

— Ха. Как ощущения?

— Ох, скажи, это неправда… это сон…

— Теперь уж часто будешь на сторону давать.

— Я люблю его… это, какое-то помутнение… Я просто не знаю, что теперь делать…

Ссутулив тонкие плечики, женщина горестно уставилась в одну точку. Он обнял ее. Ирина уткнулась головой ему в грудь.

— Иди сюда.

Они поцеловались — неистово и надолго. Когда он убрал свой рот и язык, Ирина свернулась комочком рядом — теперь они лежали в обнимку.

— Молодец. Ты, хорошо поработала.

Он наградил её улыбкой, и она улыбнулась в ответ счастливая, что понравилась ему.

— Я ведь тоже скучала… И думала о своём Вите…

— Поэтому в коридоре не съездила мне по шарам?

Ира хихикнула.

— Ага.

— Но ты, кажется, забыла почистить меня? — сказал он почти ласковым голосом:

— Конечно дорогой…

Теперь согнувшись, Ирина сидела на кровати, с членом Виктора во рту и всё время облизывала и сосала по всей длине ствола фаллоса, затем облизывала яйца. Она медленно увлажняла каждый миллиметр кожи его гениталий, слушая, как он пердит во сне. Часть его шарма — подумала женщина. Глаза его были закрыты — похрапывая, мужчина дремал, но его рука не выпускала волосы Ирины, даже во сне он понукал ею. Совершая омовения языком, она видела, что член её любовника от её действий снова стал твердеть.

Отдохнув и набравшись сил, Виктор поднялся и встал около кровати.

— Я еще кое-что не закончил.

В его глазах Ира прочитала затаённую злобу.

— Думала, удрала от меня?! — Продолжил он. — Решила наебать меня?

— Нет… мы же переехали, а ты…

— Шлюха! Совсем страх потеряла! Я не теплю непослушания, а ты непослушная шлюха. За это я тебя выпорю, — С назидательным тоном объявил мужчина.

Мысль ужасала Ирину, но в, то, же самое время она вновь почувствовала знакомое пульсирование клитора.

Он угрожающе вытащил из штанов толстый кожаный ремень и сложил его вдвое. Ира наблюдала за Виктором, затаив дыхание.

«О, нет! Он хочет меня проучить. Отомстить мне.» — С ужасом подумала Ира.

Неожиданно и резко он опустил ремень поперёк её грудей, причём прямо на соски. Женщина невольно вскрикнула и дёрнулась.

— А-а-а-а!

От удара на груди женщины появилась широкая красная полоса.

— Гребаная дура! Выставь для порки свою жопу. Свяжи руки в замок.

Ирина была вынуждена быстро повернуться и уткнуться лицом в кровать, развести колени далеко друг от друга, задрать попку, руки как по когда-то заведенному правилу, скрепить позади спины.

Он видел, что ее кожа покрыта мурашками, её тело подрагивает. Ирина взмолилась:

— Может не надо…

— Меня не ебёт что подумает твой рогатый, слышишь? Такая мелочь не встанет между нами. У меня есть двадцать ударов для твоей давненько непоротой разнеженной жопы, но если ты будешь плохо терпеть или пытаться уклоняться, за каждый смазанный удар я добавлю ещё пять. Готова?

— Я готова, — она шмыгнула …носом и зажмурилась.

Виктор бил очень сильно. Зарывшись лицом в подушку, женщина как могла, старалась заглушать свои крики.

Первый же удар заставил Ирину свести ноги вместе. Он велел развести их в стороны снова. Второй заставил ловить воздух ртом, третий сделать попытку протереть больное место руками.

— Глупая пизда, ты только что заработала ещё пять ударов.

И он начал свой счет.

Она все громче стонала. Ремень то и дело свистел над ней.

После 24-го удара когда Ирина уже надеялась на окончание экзекуции, 25-тым ударом он попал ей прямо по влагалищу, так что она вся сжалась от боли и немедленно свела ноги. Плачущую он перевернул её на спину и велел развести ноги в стороны.

— Готовься, буду ебашить прямо по пизде.

Теперь он целенаправленно ударил по губам влагалища, так что Ирина просто взвыла от боли. После ещё четырех ударов по промежности, он поместил ремень перед её лицом.

— Поблагодари его.

Тихонько рыдая, со слезами, бегущими вниз по её щекам, она потянулась на локтях и поцеловала черную кожу в нескольких местах.

— Спасибо, — прошептала она. — Спасибо, спасибо.

Всё было закончено.

— Есть выпить?

Ирина даже сначала не поняла, о чём её спрашивают.

— Что… ? Выпить? — всхлипнула она через несколько секунд.

— Ты чё совсем тупая? Бухло, есть у тебя?

Ирина провела рукой по глазам.

— Нет… ничего…

— Вперед в магазин, купи водки, да поживее…

И через секунду вслед поспешившей Ирины добавил:

— У тебя сохранилось то, платье? Ну, то, что я дарил тебе?

Ирина вошла в ванную и встала над раковиной. Посмотрела на свое отражение в зеркале и словно увидела себя ту, на семь лет моложе девушку — волосы были взъерошены, спутаны и торчали в разные стороны, лицо было мокрое от слёз и соплей, чёрная тушь, растеклась вокруг красных глаз, алая помада была смазана вокруг губ. Каждая часть её тела болела от напряжения. Следы от ремня горели огнем. Красно-полосатые ягодицы резко контрастировали с неповрежденными бедрами и спиной. Груди, покрытые синяками и ссадинами от ощупывания, сжатия и ударов были столь же красными, как и задница, нежные соски, систематически выкручиваемые и сжимаемые, были воспаленными, но при этом твёрдыми и острыми. От её избитого и раздутого влагалища текли соки.

За все прошедшие семь лет она ни испытала ощущений сильнее, чем в этот один день. Секс был приятным, но он никогда не был подобно дикой скачке, бури, взрыву, извержению вулкана. И она не желала большего. Пока вновь не встретила Виктора. И еще раз не ощутила, как кружиться голова от острой смеси чувств, где были и боль, и удовольствие, и стыд и электризующее ощущение внизу живота. Прямо в эту секунду Ирина испытывала невероятное желание поместить палец вниз между ног и коснуться себя.

Стоя Ира продолжала рассматривать себя в зеркале.

К 30-ти, она выглядела, как и в двадцать. Тот возраст, когда познакомилась с Виктором. Но что будет через 10, 15 лет? Конечно, она всё ещё останется привлекательной и желанной. Но уже определенно будет не такой, какой она видела себя в отражении. Интересно, — подумала женщина, рассматривая своё тело покрытое отметинами от ремня, рук, зубов: — случись наша встреча не сегодня, а через пятнадцать лет, он бы разукрасил меня также?

Женщина быстро включила холодную воду, нагнулась и стала споласкивать лицо. Умывшись и приведя волосы в порядок, вышла в коридор, заглянула в гардеробный шкаф и стала поспешно одеваться.

— Отлично выглядишь, — Виктор, развалившись, голый лежал на супружеском ложе Ирины, ел виноград, принесенный ему вместе с другими фруктами. Вид у него был довольный и величественный. Через открытую дверь спальни он наблюдал одновременно за прихожей, где одевалась женщина, и следил за происходящим на экране телевизора. По желанию мужчины Ира нашла диск с порно фильмом и поставила в плеер. Как ни странно кино было жестким. — Но нет, погоди. Для шлюхи на тебе слишком много одежды. Ты ведь больше не хочешь нарушать мои правила, так ведь?

Ира замешкалась. Он выразительно посмотрел на нее. Наклонившись, женщина быстро стянула с себя тонкие кружевные трусики, покраснела и поспешила отдать их Виктору. Она вдруг поняла, что её волнует эта постыдная ситуация, она втянулась в эту их давнишнюю игру и с интересом ждёт продолжения. Она упала на колени, уткнулась лицом в его ноги.

— Прости Вить. Я забыла…

По три поцелуя полагалось каждой из его ног.

— Ну вот. Похоже, теперь все, как и должно быть у бляди, — мужчина, смеясь, смял влажную ткань в комок и затем поднёс женские трусики к носу, глубоко вдохнул.

— Тебе что-то не нравится?

— Всё нравится…

— Сигарет не забудь. И еще. Лавуха мне сёгодня нужна, сними.

Торопливо собравшись, взяв пластиковую карточку из спальни, Ирина, обулась, схватила сумочку вместе с ключами, выскочила из дому и, стуча каблуками, побежала в магазин.

Смотрите также

В рабстве у тети

Я стал рабом своей тети Тани. Добровольно. Я очень любил тетю и хотел посвятить ей …

 
avatar
Авторизация
*
*
 
Регистрация
*
*
*
*
 
Генерация пароля