Четверг , Апрель 25 2019
Домой / Другие ХХХ / Шлюха для чёрных членов

Шлюха для чёрных членов

За окном лил дождь. Шерон томно потянулась в своей кровати. «Красота», — подумала она, потянулась за пультом телевизора и лениво стала перебирать каналы… Ещё вчера муж и две дочки уехали в Техас к свекрови и сейчас сорокалетняя женщина была предоставлена самой себе. Ни тебе ежедневных уборок, ни готовок — красота!

Несколько слов надо сказать о Шерон. Несмотря на тот факт, что она была далеко уже не девочкой, выглядела она хорошо. Высокая, худощавая, жгучая брюнетка с маленькой аккуратной грудью, явно не тянула на свой паспортный возраст. Конечно, годы прибавили седины, но она её регулярно «исправляла» в парикмахерской. Да и следы от двух родов добавили растяжек на бедрах и животе, но женщина следила за собой — регулярные занятия в фитнес-центре сделали их практически незаметными. Работала Шерон в городской клинике заведующей реабилитационного отделения и работа ей нравилась… Да и что там говорить, если бы работа не нравилась, то хватило бы одного слова мужу и она могла бы спокойно стать домохозяйкой. В деньгах нужды не было — муж занимался бизнесом и являлся учередителем крупной торговой компании.

… Вдруг экран телевизора ярко моргнул, что-то щелкнуло и экран погас.

— Ну что же это такое, — бормотала Шерон, тщетно нажимая на кнопки пульта. — Да, вот и полежала… — с тоской молвила она и поднялась с теплой постели. И тут зазвонил телефон.

— Привет, — раздался в трубке женский голос.

— Привет, Рейчел, — ответила женщина, узнав в звонившей своего заместителя Рейчел Уотс. Рейчел была младше Шерон на 10 лет, но за счет своей хватки и определенной наглости быстро продвигалась по служебной лестнице. Буквально пару лет назад она с семьей эмигрировала из Конго в США, и вот она уже заместитель в реабилитационном центре.

— Как дела? — поинтересовался женский голос на другом конце провода.

— Да не важно, мужа дома нет, а телевизор в спальне приказал долго жить, — пожаловалась Шерон.

— Ну так какие проблемы, вызови мастера и всего делов-то! — радостно щебетала трубка. — У моего брата своя мастерская по ремонту техники, так что я могу и сама попросить, что бы кого-то к тебе прислали.

— Спасибо, Рей! — у Шерон будто камень свалился с души. — Попроси, а то я сама в этих мастерах не понимаю — всегда муж занимался…

— Какие проблемы! Сейчас позвоню, и я думаю вне очереди тебя спасут! — засмеялась собеседница и положила трубку.

Шерон приняла душ, накинула халат, прибралась в спальне, и тут раздался звонок в дверь. «Надо же как быстро… « — подумала женщина и пошла к открывать. На пороге стоял невысокий полный негр в комбинезоне с логотипом какой-то компании.

— Миссис Генри? — улыбаясь спросил он.

— Да, чем могу? — ответила Шерон.

— Я из компании «СвитЕлектроникс». Мы занимаемся ремонтом техники. Меня прислали посмотреть, что с вашим телевизором.

— Да, да, конечно, — засуетилась Шерон, — проходите, пожалуйста! — она посторонилась, пропуская в дом толстяка. Когда он проходил мимо неё, то женщина отметила, что мастер ниже её на голову. «Карлик какой-то… «— подумала

она с неприязнью.

— Ну ведите, показывайте, где поломка, — сказал толстяк, сняв в ног грязные кроссовки.

— Идите за мной, — Шерон повела мастера в свою спальню. — Вот, — она пальцем показала на плазменную панель на стене. Не слова не говоря, толстяк занялся осмотром телевизора. — Если я вам покуда не нужна, то я пойду в гостиную, — Обратилась женщина к мастеру.

— Да, конечно, когда закончу я вас позову, — не поворачивая голову, ответил коротышка.

… Спустя полтора часа он появился в гостиной.

— Миссис, принимайте работу, — сказал он читающей на диване Шерон. Она отложила в сторону книгу и пошла за мастером в спальню. Толстяк взял в руки пульт и навел его на телевизор. Спустя секунду на экране появилось изображение. — Ну вот, всё в порядке, — сказал он, прощелкивая каналы. И вдруг случайно он попал на закрытый канал для взрослых. Как раз в этот момент какая-то блондинистая порно-звезда самозабвенно отдавалась здоровенному негру возле бассейна. Шерон почувствовала, как лицо у неё горит. «Стыдно-то как» — в отчаянии подумала женщина.

— Все отлично, — взяв себя в руки, она сказала толстяку, выталкивая его из спальни. Он ухмыльнулся, выключил телевизор и вышел с хозяйкой в гостиную. — Сколько я вам должна? — Шерон взяла в руки кошелек. Толстяк ухмыльнулся глядя неё.

— Ну за чем же так вопрос ставить, — произнес он разглядывая стоящую перед ним женщину. — Давай, ты мне просто отсосешь и мы в расчете!

Шерон показалось, что она ослышалась. Она гневно взглянула на уже нагло усмехающегося коротышку:

— Немедленно уходите из моего дома! — звонко отчеканила она. — А о вашем поведении я сообщу вашему начальству!

— Да ни кому ты ни чего не сообщишь, — заржал негр и двинулся к хозяйке, которая мгновенно потеряла уверенность и попыталась выскочить из гостиной на открытую террасу, но коротышка оказался проворнее, и не успела она сделать пару шагов, как он прижал её стене.

— Ну чего ты ломаешься, — бормотал он, сжимая тело перепуганной хозяйки, которая от страха не могла издать ни одного звука. Восприняв молчание, как капитуляцию жертвы, рука коротышки проскользнула в вырез халата, пробежалась по бедру и попыталась проникнуть между плотно сжатых ног женщины. Тут к Шерон вернулось самообладание и она оттолкнув толстяка от себя, рванулась к спасительной террасе.

— Ах ты, сука! — взревел коротышка и кинулся за ней. Возле самого выхода он таки успел поставить подножку Шерон и она распласталась на полу. Не теряя ни минуты, он перевернул её на спину и навалился на брыкающуюся женщину.

— Отпустите, меня, — стала умолять насильника Шерон, — у меня есть деньги, я вам отдам всё, что вы захотите… — но толстяк не обращая внимания на мольбы жертвы, во всё орудовал руками у неё под халатом. Навалившись на плачущую хозяйку, он надавил на её и колени и ноги, не смотря на все старания обладательницы, расползлись в стороны. Тут же рука негра устремилась к лобку закрытому трусиками. Но разве они могли являть собой преграду остервенелому самцу, который в мгновенье разорвал лоскуток кружевной ткани. Сразу же в сухое влагалище Шерон устремились пальцы негра.

— Сухая, — бормотал он, двигая пальцами по лепесткам губ, — ни чего, сейчас поправим это дело…

С этими словами он облизал свои пальцы и снова приступил к штурму. Мокрый палец тут же проник внутрь женской плоти, вызвав у женщины вскрик.

— Пожалуйста, я замужем, у меня дети… — всё ещё пыталась вымолить пощаду у насильника Шерон. Но он продолжал шуровать пальцем в её святая святых. Вскоре к одному пальцу добавился второй, третий… «Как ему это удалось? — проползло в затуманенном мозгу Шерон, — Боже, я же теку! — она залилась краской стыда».

— Ты может и не хочешь меня, — зашептал ей в ухо толстяк, — но вот дырка твоя думает иначе…

Сопротивление уставшей женщины начало становиться более вялым, и этим тут же воспользовался негр: он приподнялся над Шерон и, дернув пояс, распахнул её халат. Снова навалившись, на ставшую более покладистую жертву, он снова одну руку запустил во влагалище, а второй разорвал тоненький бюстгальтер. Тут же губы коротышки впились в соблазнительно торчащий перед ним темно-коричневый сосок. Женщина чувствовала, что как бы ей самой не было противно в этой ситуации, но второе «я» начинает хотеть, что бы её трахнули. Пальцы негра уже беспрепятственно исследовали её хлюпающие глубины, а соски покрывшись гусиной кожей, налились кровью, под губами «любовника». Негр почувствовал перемену в поведении лежащей под ним женщиной, и решил двигаться дальше. Став на колени перед замершей женщиной, он расстегнул верхние застежки комбинезона и опустил его на пол. У Шерон от ужаса перехватило дыхание и кровь отлила от лица. Бельё он не носил, но не это было причиной шока у женщины. Его член. Он уже был в полной боевой готовности и покачивался в нескольких сантиметрах от истекающего влагалища. Но его размер не укладывался ни в какие рамки… «Как батон салями, — обреченно подумала женщина». Заметив её шок, негр довольно заржал:

— Ну вот, от такого красавца хотела отказаться, — этими словами он улегся на парализованную от ужаса жертву и двинул членом ко входу во влагалище.

— Ой-ёй-ёй… — заёрзала под негром Шерон, — вы меня порвете… прошу вас… нет…

Но он, не обращая внимания на её мольбы, легонько надавил на вход во влажные глубины. Бедра женщины напряглись…

— Ыыыы… — замычала она и закусила губу, почувствовав, что чудовищный член стал проникать в её влагалище, — ммм… Но негр, судя по всему привыкший к такой реакции своих новых дырок, продолжал вдавливать своего монстра в тело женщины. Шерон елозила задом, волосы, ещё недавно уложенные в прическу, слиплись от пота и разметались по полу, глаза изо всех сил зажмурились… Сколько длилась эта пытка она ни когда не сказала бы: может час, может пять минут, но Шерон почувствовала, как гигантский член уперся ей в матку. И тут коротышка начал совершать фикции. Шерон чувствовала себя так, как будто ее снова лишают девственности. Ни разу ей не встречался хоть кто-то, даже отдаленно похожий на коротышку. Медленно огромный орган начал выходить из нее. Казалось, прошла вечность, прежде чем внутри нее остался только кончик его. Уставившись на черные руки державшего ее негра, Шерон с ужасом ждала следующего точка. К ее удивлению, вместо резкого проникновения он вошел в нее медленно. Таким образом, Шерон ощущала каждый сантиметр проникающего в нее органа. Закрыв глаза, женщина инстинктивно подалась навстречу своему любовнику.

— Хорошо, — томно выдохнул толстяк и стал постепенно ускоряться. Шерон расслабилась, отдаваясь моменту. Постепенно ощущения в ее влагалище стали очень и очень приятными.

— Мммм, — пробормотала Шерон, внезапно ощутив волну удовольствия. Бессознательно женщина начала подаваться бедрами навстречу коротышке. Толстяк продолжал свои движения и ощутил волну сокращений мышц в ее влагалище.

Вселенная Шерон сконцентрировалась в ее вагине. Единственное, что она осознавала — это то, что ее трахают… Она положила положила руки на спину негра и вонзила ногти, но не защищаясь, а от страсти…

Оргазм не заставил её долго ждать — он взорвался в её голове миллионом фейерверков. Шерон закинула свои стройные ноги за спину любовнику и изо всех сил оделась вагиной на буравящий ещё ствол. Почувствовав толчки стенок влагалища лежащей под ним женщиной, негр не мог дольше сдерживаться и опустошил свои запасы в её горячее нутро. Шерон раскинула ноги и руки в стороны и ощущала, как сперма вытекает из переполненного влагалища. Негр поднялся с женщины, при этом его член, с хлюпающим звуком, выскользнул из растраханной щели любовницы. Коротышка снял с себя всё одежду, открыв Шерон свой толстый живот и волосатые кривые ноги, и с довольным видом посмотрел на лежащую перед ним женщину, которая даже не пыталась запахнуться. Из раскрытого, натруженного влагалища, толчками вытекала мутноватая смесь из спермы и женского секрета, образуя на полу, между ног хозяйки, небольшую лужицу.

— Ну вот видишь, а ты отнекивалась. Я своим крушителем пёзд не одну такую праведницу на путь истинный наставил, — засмеялся негр. — Давай хоть познакомимся. Меня зовут Том, а ты, насколько я помню, Шерон?

Женщина не меняя позы кивнула головой. «Откуда он меня знает?» — мелькнуло у нее в голове…

— Ну вот и познакомились, — негр удовлетворенно потер руки, — ну, а теперь давай продолжим наше знакомство дальше.

С этими словами он снова расположился между распахнутых ног Шерон. По хозяйский подхватил точеные женские ноги под коленками своими черными ручищами, положил их себе на плечи и снова пристроил свой член у истекающего соками и семенем влагалища.

— Ну что, передохнула и дальше, — сказал он и резким толчком проник в ставшее податливым влагалище. Шерон охнула — у нее не осталось ни сил, ни желания сопротивляться. Все чего хотела она сейчас, это чтобы этот снующий туда-сюда инструмент никогда не останавливался. Такого чувства заполненности не мог ей подарить ни муж, ни редкие любовники. Она во все глаза смотрела, как у нее внизу живота снует огромный черный поршень, доставляя неземное наслаждение. Вскоре Шерон почувствовала во влагалище предательскую пульсацию. Она начала стонать все громче и громче, глаза закатились и вот ее снова накрыл сокрушительный оргазм. Потом еще, еще… Целая серия оргазмов полностью опустошила женщину. Она только тихонько повизгивала, покуда Том продолжал трамбовать ее внутренности. Наконец финишировал и он, излив очередную порцию спермы на живот своей любовнице. Достав слегка поникший член из вагины, он взялся сосредоточенно размазывать семя по животу, ставшей покорной Шерон.

— Ты это, не расслабляйся, — обратился он к разомлевшей женщине, — прибери за собой.

И он провел пальцем по губам Шерон. Шерон поняла, что хочет от нее толстяк, но подняться сил не осталось. Негр понял состояние Шерон, переполз к ее лицу со стороны макушки, и требовательно посмотрев ей в глаза. Женщина запрокинула голову и приоткрыла губы. Том воспринял это как приглашение, протолкнув в ее услужливо подставленный ротик свой член. Шерон до судорог в скулах открыла рот, но максимум что в него поместилось, это головка огромного члена. Она начала послушно сосать, в то время как толстяк потихоньку пытался протолкнуть свой инструмент поглубже. Надо сказать, что его попытки стали увенчиваться успехом, Шерон почувствовала, как головка члена уперлась в горло, вот она, постепенно раздвигая горло, проникает глубже и глубже в ее лицо. На мгновение она почувствовала приступ удушья и запаниковала. Том это заметил.

— Дыши носом, — проговорил толстяк, не прерывая своего занятия. Шерон попыталась дышать, как ей советовал Том, и спустя пару секунд поняла, что у нее получается. Не совсем комфортно, но вполне терпимо. Тем временем, член сантиметр за сантиметром продвигался вглубь женской глотки. Шерон положила руку на свою шею и почувствовала, как огромный член ползет по её горлу, расширяя его до невообразимых размеров. Прошло не так много времени и Шерон стало казаться, что член находится у нее в груди. И в этот момент она почувствовала, что на её зажмуренные глаза легли волосатые яйца толстяка.

«Не может быть, я смогла полностью принять в себя эту колотушку», — крутилось в голове Шерон. Непроизвольно она пукнула, раз, второй… Но она не обращала на это ни какого внимания: слегка ныло растянутое по самое не хочу горло, было неудобно дышать, но толстяк сумел вставить, в рот поверженной женщине, целиком свой невообразимый член. Осторожно он стал трахать горло Шерон, вызывая из её груди булькающие звуки. С каждым толчком из прямой кишки любовницы раздавалось пуканье… Спустя какое-то время, Том решил, что для начала хватит и стал вытаскивать изо рта Шерон свой агрегат. Он нехотя покидал женское горло, которое продолжало издавать хлюпанье, но по мере выхода члена, принимало прежний вид. Наконец весь в слюнях он покинул рот Шерон. Толстяк-негр, смеясь, щелкнул кончиком члена по носу лежащей перед ним женщины, и приказал:

— Хватит валяться, иди помойся, а то противно смотреть на тебя. И бегом голенькая ко мне — будем продолжать наше знакомство!

Шерон перевернулась на живот, неуклюже встала сначала накорачки, потом кое-как поднялась с пола и на ватных ногах поплелась в ванную, чувствуя, как из её влагалища продолжает вытекать сперма толстяка.

Шерон стояла под горячими струями воды, смывая с себя пот, сперму, слюни… В её голове ни как не могло уложиться что же сегодня произошло. Буквально вчера она отправила всё свое семейство к матери мужа, а сегодня её трахнул абсолютно незнакомый мужчина. Причем совершенно ей несимпатичный: старше её, невзрачный негр. И что самое страшное, то ей это понравилось. Даже несмотря на то, что ужасно саднило горло и ныло растраханное влагалище.

— Эй, ты что, заснула? — раздался хриплый крик толстяка из гостиной, прервав её размышления.

Шерон, словно в прострации, завернула краны, и накинув халат мужа, вышла из ванной.

— Я же тебе сказал, что бы ты была голой, — недовольно взглянул на неё Том. Он достал из бара бутылку виски и потягивал его прямо из горлышка. — Хотя, наверное ты права, негоже голой шляться. Давай-ка шустренько одень что-нибудь сексуальное: чулки какие-нибудь, туфли на каблуках повыше… Сама фантазию прояви. И трусы не одевай — тебе они все равно покуда не понадобятся! Живее! — прикрикнул он видя на замешательство Шерон.

У женщины не возникло даже желания воспротивиться. Она совершенно покорная приказам пошла в гардеробную и застыла перед ящиком с бельем. Вытащила черные чулки на подвязках, пояс и лифчик с открытыми чашками…

— О, знатная шлюха! — остался довольным толстяк. — Иди ко мне, сейчас ещё получишь порцию моего жеребца, — он хлопнул по дивану рядом с собой. Шерон присела рядом и тут же руки негра устремились ей между ног, которые послушно разошлись в стороны. Пальцы раздвинули лепестки половых губ женщины и устремились в святая святых. Мягкими движениями он словно втирал в вагину, покорившейся ему женщины, желание и похоть. Щелка стремительно увлажнялась и Шерон, застонав, бессильно откинула голову.

— Что вы со мной делаете? — шептали её губы словно в бреду. — Так нельзя, я замужем… Это неправильно…

— Заткни свой рот, сучка, тебе надо научиться использовать его по назначению, а не пороть чепуху, — задышал ей в ухо толстяк. — Пора тебе пососать мой черный хуй, подготовь его для своей дырки.

С этими словами он взял одной рукой за затылок Шерон и притянул её голову к своей промежности, покуда перед ней не оказалась черная колбаса.

— Давай, бери его в руку и работай! — раздалось у неё над головой. Шерон несмело протянула руку и, взяв посреди черный шланг, захватила губами головку и начала сосать, не забывая ласкать её своим тонким язычком. В ответ на ласки шланг стал твердеть и, спустя буквально пару минут, пришел в боевую готовность. Но негр не спешил прощаться с ласкающим его ртом — он взял в руку волосы трудящейся над ним женщины и стал насаживать её голову на торчащий член. Шерон давилась, но не посмела отстраниться от терзающего её глотку монстра. Снова комнату огласили булькающие звуки издаваемые женщиной. Иногда толстяк поднимал голову любовницы повыше, и тогда член выскальзывал изо рта Шерон. Она дышала открытым ртом, словно вытащенная на берег рыба, слюни тонкой

полоской стекали на черный живот Тома… Но передышка длилась не долго, и негр снова насаживал всклокоченную женскую головку на повелительно торчащий перед ней член. Во время этого развлечения он не забывал подрачивать пальцами податливое влагалище. Шерон было одновременно стыдно и сладко, низ живота предательски горел и пульсировал… Вдруг раздался звонок в дверь. Женщина напряглась, а коротышка, оторвав её от своего члена, заговорщицки сказал:

— Пойду, посмотрю кто это там пришел, — прежде чем Шерон успела сказать хотя бы слово, поднялся и прошел к входной двери, а женщина обессиленно сползла на пол. В голове творился полный сумбур и она практически не отдавала себе отчета в то, что сейчас происходит. Но спустя мгновение у Шерон похолодело в груди — в своей прихожей она услышала приглушенный шепот… И тут же в гостиную вошла Рейчел в сопровождении толстяка.

— Ну что, Шер, быстро тебя мой братишка выебал! — ухмыляясь и глядя прямо в глаза онемевшей Шерон, произнесла её заместительница. — Я-то думала, что ты хоть немного поломаешься, а ты, как последняя сука, сразу свои блядские ноги в стороны раздвинула. Хотя я подозревала, что под маской стервы-начальницы скрывается обыкновенная блядь, которая только и ждет, что бы ей раздраконили её дырки!

Шерон, от шока, не могла произнести ни слова. Она беспомощно смотрела на стоящую перед ней негритянку даже не пытаясь прикрыться. Толстяк тем временем подошел к ней, и взял её за волосы потянул вверх, принуждая подняться на ноги. На ватных ногах Шерон с трудом привстала с пола и тут же рука Рейчел устремилась ей между ног. Хозяйка попыталась оттолкнуть её руку, но увидев тяжелый взгляд своей подчиненной, тут же остановила свою попытку. Пальцы негритянки проникли в её мокрое влагалище.

— Кто бы поверил, что такая грозная начальница окажется обычной шлюхой, — нараспев произнесла Рейчел, продолжая вгонять ладонь в вагину Шерон. — А ты знаешь, я даже рада, что ты такая блядь! У нас в черном квартале, знаешь ли, проблема у мужиков кого потрахать: или старые шлюхи, или больные какой-нибудь блядской хворью, или уже кто-нибудь из крутых уже их пялят. А в белый кусок мяса загнать свой отросток многие даже мечтать не смеют. Так что готовься «подруга» — после того, как от тебя устанет Том, я и все наши близкие — будешь ублажать своими дырками весь наш квартал…

Тем временем Том стал сзади Шерон и, просунут руки подмышки женщины, вовсю мял её грудь. Временами, оттягивая соски, так сильно словно хотел доить хозяйку, как корову. От грубых ласк с двух сторон, влагалище Шерон текло, как сумасшедшее — смазка комками стекала по внутренней стороне ляжек, пачкая чулки белесыми разводами. Она осознавала, насколько непотребно, то, что с ней вытворяют, два в общем-то посторонних человека, и последними отголосками разума она хотела бы прекратить разврат, но тело предало её: бормоча какую-то ничего не значащую ерунду, она под терзающими её пальцами издала протяжный стон — глаза закатились, колени начала бить крупная дрожь. Ноги Шерон подкосились и если бы не Рейчел, которая держала женщину за влагалище, словно рыбку на крючке, то она бы рухнула пол. Том особенно сильно потянул груди Шерон за соски в стороны, так что они почти дотянулись до подмышек женщины… Это было последней каплей — Шерон не в силах противиться естеству начала бурно кончать. Её тело пронзали тысячи иголок сокрушительного оргазма, растворяя в себе последнее, что оставалось старой Шерон, окончательно и бесповоротно превращая её из приличной женщины, заботливой матери, верной жены, в похотливо извивающийся и пускающий слюни кусок белого мяса для негритянский забав…

Тем временем Том решил разнообразить свои забавы. Он резко развернул кончающую Шерон лицом к дивану, и, толкнув в спину, поставил её на четвереньки животом на диване. Покуда, женщина пыталась прийти в себя, после оглушительно оргазма, толстяк принялся покорять новое отверстие жертвы. Он несколько раз плюнул на сморщенное колечко ануса Шерон и приставил к нему свой член…

Сквозь забытье оргазма, Шерон почувствовала, как сзади что-то проталкивается внутрь её прямой кишки, причиняя при этом режущую боль.

— Мамочка! — закричала она поняв, что происходит, и попыталась соскочить с терзающего её члена, но тщетно: под животом был диван, сзади навалился Том… От резкой боли слезы непроизвольно потекли из зажмуренных глаз. Медленно член ввинчивался в тесную дырочку, по миллиметру покоряя зад раскорячившейся перед ним женщины. Рейчел тоже не стояла без дела: она присела рядом с Шерон и стала хлестать ладонью по отставленной попке своей начальницы.

— Расслабь жопу, дура, легче пойдет, — приговаривала она, нанося хлесткие удары по нежной коже и оставляя на ней розовые пятна. Спустя пару минут попка Шерон из белой превратилась в ярко-малиновую, но она не чувствовала ударов: вся боль была сосредоточена вокруг насилующего её огромного члена…

— Бля! — вдруг завопил Том и резко выдернул из ануса Шерон свой член с которого вперемежку в дерьмом стекали струйки крови. Шерон перевела дыхание, почувствовав огромное облегчение, а толстяк начал разглядывать свой член. — Из-за этой суки я уздечку порвал… Болит, бля… — заныл «любовник».

Рейчел схватила за волосы, лежащую Шерон и стащила её на пол.

— Посмотри, сука, что ты натворила своей блядской жопой! — прошипела она в лицо испуганной женщине. — Теперь надо спасать член, который снизошел, чтобы вскрыть твою тощую жопу. Я слышала, что слюна собаки, когда она зализывает раны, прямо, как бальзам действует. Но собаку нам даже искать не надо! Быстро на колени и начинай лечить хуёк моего дорогого братца. Живо!

Том, услышав затею сестры, тут же повернулся к Шерон, которая с пола посмотрела на повелительно покачивающийся над ней, перепачканный дерьмом и кровью, огромный член…

— Я сказала, живее! — прикрикнула Рейчел и ударила по щеке замешкавшуюся Шерон, которая после окрика встала на колени перед Томом. Её рука потянулась к члену, ладонь сомкнулась на нем и, зажмурив глаза, женщина стала несмело облизывать черного гиганта, очищая его от своего дерьма и, начавшей сворачиваться, крови. Ей было очень противно глотать куски собственных испражнений, но Шерон испытывала почти животный ужас перед Рейчел, и неповиноваться мыслей даже не возникло.

А Рейчел стояла рядом и удовлетворенно смотрела, как её начальница покорно вылизывает огромный член…

— Пора и мне присоединиться к вашей компании, — сказал Рейчел спустя какое-то время. Она быстро освободилась от длинного джинсового сарафана и осталась в белье. Шерон скосила глаза и посмотрела на негритянку. Рейчел под одеждой оказалась довольно плотного телосложения: мясистые груди с огромными черными ореолами сосков, широкие бедра, подвисший крупный зад… Но долго рассматривать не пришлось:

— Давай-ка меня теперь порадуй, — обратилась она к Шерон и уселась на диван широко расставив ноги. — Шевели булками! — рявкнула она онемевшей женщине.

Шерон выпустила изо рта член толстяка и на коленях подползла к Рейчел. Её взгляд уперся с промежность негритянки. Надо сказать, что Рейчел не особенно следила за собой: черные курчавые волосы выбивались из-под трусов, в нос бил кислый запах давно не мытых гениталий.

— Ну что, замерла, лижи! — с этими словами она сдвинула в сторону трусы, открыв взору онемевшей женщины промежность…

У Шерон в голове не укладывалось, что ей придется заниматься однополым сексом, тем более с негритянкой. Такого опыта у неё не было. Рейчел, видя замешательство женщины, решила ей помочь: она ухватила за волосы Шерон и с силой уткнула её лицом себе в промежность.

— Ну же! — прикрикнула она и Шерон сдалась. Плотно зажмурив глаза, она лизнула солоноватое влагалище раз, второй… Том в это время встал позади хозяйки дома, и стал пальцами дрочить её воспаленное влагалище.

Шерон потребовалось совсем немного времени привыкнуть к своему новому положению, и если бы посторонний наблюдатель заглянул спустя пять минут в гостиную, то увидел бы не принуждаемую к лесбийскому сексу белую женщину, а лесбиянку, которая с упоением вылизывает черные дырки своей любовницы. По комнате раздавалось непрерывное чмоканье, мычание, стоны.

Прошло ещё десяток минут, и Рейчел, вжав между ног голову Шерон, стала бурно кончать, заливая лицо новой «подруги» выделениями из своего влагалища…

Отдышавшись, она грубо оттолкнула от себя Шерон.

— Ух, хорошая лизалка! Теперь твоим ртом я буду частенько пользоваться, — сказала Рейчел, глядя на мокрое лицо Шерон, которая по-собачьи виляла задом, под снующими в её промежности пальцами Тома. Вряд ли, кто-то из сотрудников медицинского центра или соседей, узнал в этом похотливо стонущем, перепачканном женскими выделениями существе неприступную красавицу Шерон, на которую у многих не хватало смелости даже взглянуть, не говоря о большем…

Ласки Тома не могли продолжаться вечно, и наконец Шерон, издав приглушенный визг, кончила, рухнув грудью на пол…

— Ладно, — словно через подушку она услышала голос Рейчел. — Подгони-ка свой фургон на задний двор, — обращалась она к брату, — пора нашей красавице прокатиться с нами. Поживет, покуда у нас, что бы мне было спокойнее, а заодно познакомим её с нашей семьей.

Остатками замутненного разума Шерон поняла, что задумала Рейчел, и от ужаса потеряла сознание…

Спустя две недели Шерон вернулась домой. Вечером перед домом остановился фургон и женщина, стараясь, чтобы ни кому попасться на глаза, бегом через лужайку бросилась к входной двери. Тем временем фургон заехал на задний двор. Лихорадочно дрожащими руками, она вставила в замочную скважину ключ, и спустя мгновение проскользнула в свой дом. Случайно её взгляд остановился на огромном зеркале в прихожей…

Возможно её предосторожность была излишней — вряд ли кто-то из соседей узнал бы в ней ту Шерон, которую все знали. Из зеркала смотрела осунувшаяся, взлохмаченная женщина средних лет с перепуганным взглядом. Даже её фигура изменилась — бедра заметно пополнели, вроде даже грудь стала больше. «Чертовы гормоны» — пробормотала Шерон и потянулась рукой к пуговицам полупрозрачной блузки. Сбросив блузку, она уставилась на полуголое отражение в зеркале. Да, ни каких сомнений не осталось — Шерон изменилась, и изменилась сильно. Её рука потянулась к застежке на плиссированной старой юбке, и та тот час же скользнула на пол, оставив обладательницу абсолютно голой — ни какой другой одежды на Шерон не было. Бросив ещё один взгляд в зеркало, женщина побрела в ванную…

… Шерон пришла в себя лежащей в душной кабине фургона. Осторожно приоткрыв один глаз, она попыталась осмотреться, но тут же над ухом раздался голос Рейчел.

— Ну что, подруга, очухалась? А то мы думали, что ты надолго нас оставила, — её руки силой дернули за волосы Шерон, заставляя её приподняться. — Живее, сука, поднимай свою тощую задницу, а не то будет по-плохому.

После изнасилования, сначала Томом, потом женщиной, воля Шерон была сломлена. Она послушно стала на четвереньки на полу грязного фургона, потом на ватных ногах привстала в полный рост и прижалась к стенке автомобиля. Мозг был словно в тумане, и она не сразу поняла, что стоит перед Рейчел, сидящей на каком-то ящике, совершенно голой.

— Вот и чудненько, — проговорила мучительница, осматривая свою униженную начальницу. — А теперь слушай сюда. Мы знаем, что твой муж и дочки вернутся только через месяц. Значит тебя ни кто ближайших пару недель искать не будет. Сейчас ты поедешь с нами. Куда — не твоё сраное дело. Твоё дело с нами сотрудничать. Если вдруг в твоей тупой башке появится мысль, что от нас можно просто избавиться, то лучше засунь её себе в свою раздолбанную лоханку. Не забывай, что у тебя есть 2 дочки. Представляешь, если Том похитит твою младшенькую. Если не запамятовала, то её вроде Дарси зовут? Сколько ей, четырнадцать? Ну вот и прикинь, как мило будет смотреться её белая мордашка сосущей черную колбасу Тома. Хотя может быть ей самой понравится, и она ещё сама будет за ним бегать, что бы он ей горло размял? Или о старшенькой подумай, да-да, о Келли. Сколько ей, восемнадцать? В самом соку тёлка. Я думаю ей понравится, если её любовником станет немолодой негр. А может и не один. А может им компанию составит ещё и чернокожая любовница… Хотя

чего я это тебе рассказываю. У ваших белых дрыщей, членики на финики сушеные скорее похожи, чем настоящие члены. Если твоя Келли попробует настоящий черный член, то на белые отростки и смотреть не станет. Все белые телки — шлюхи, я знаю о чем говорю, просто должен появиться тот, кто объяснит это. Как, например, это объяснили я и Том тебе! — она весело засмеялась.

Тем временем фургон продолжал куда-то ехать изредка подпрыгивая на ухабах.

— Я давно за тобой присматривала. Успешная, красивая, богатый муж, семья… А я чувствовала, что за всей это мишурой прячется обычная шлюха, которая прямо таки страдает от постоянного недоёба. Я смотрела, как ты ходишь по отделению холодная, неприступная вся такая, и понимала, что надо тебе мужика настоящего попробовать. Такого мужика, чтобы своим концом всю мишуру с тебя сбил. Ни один год я думала, как бы это тебе предложить, — Рейчел смотрела жестким взглядом на сжавшуюся у стенки Шерон. — А тут Том из тюрьмы вышел, там знаешь ли дефицит баб некоторый имеется. В квартале у нас тоже, местные не сильно разгонятся давать. Так что у Тома давно телки не было, а тут твой звонок. Ты не представляешь, как он за него ухватился, когда я рассказала ему о тебе. Я на какой-то миг засомневалась, что выйдет хоть что-то из этой затеи, но сейчас вижу, что всё мы сделали правильно. И вот сейчас попробуй меня убедить в том, что ты приличная женщина. Ты же шлюха? Отвечай! — громко крикнула Рейчел.

Шерон на мгновение замялась, Рейчел хлестко удалила её ладонь по груди:

— Ну же?

— Да, я шлюха, — прошептала женщина униженно глядя на женщину сидящую перед ней.

— Не слышу! Повтори ещё раз! Скажи: «Да, я текущая сука для черных членов!».

— Да, я текущая сука для черных членов! — почти прокричала Шерон, залилась краской и опустила глаза в грязный пол.

— Молодец, сука! — Рейчел похлопала стоящую передней женщину по ягодице. — Сейчас мы как раз и едем в то волшебное место, где недостатка в черный членах у тебя точно не будет. И по секрету тебе скажу, что недостатка у тебя не будет не только в членах, но и женских дырках. На свежее мясо, желающих, в нашем районе, всегда в достатке. Выбор у тебя будет огромный, эдак от лет 10 и до… Правда выбирать тебе вряд ли возможность предоставится, но шлюхам ведь все равно. Только придется тебе сейчас написать заявление, по семейным обстоятельствам или сама придумай формулировку, а то мало ли…

Тут фургон резко остановился. Шерон едва устояла на ногах, стараясь не упасть. Спустя минуту двери фургона открылись и в них показался ухмыляющийся Том.

— Ну что, девочки, приехали! — радостно сообщил он.

— Выметайся! — приказала Рейчел вздрогнувшей Шерон. — Приехали — значит приехали. Добро пожаловать в новую жизнь! — она толкнула обнаженную пленницу к дверям фургона. Шерон отчаянно боясь сделала несколько шагов к выходу и высунула голову из будки. Они приехали в какой-то захламленный двор с высоким забором. Получив ощутимый толчок в спину женщина вывалилась из фургона и упала на колени.

— Живей! — прикрикнула Рейчел и схватив за руку поволокла безвольную Шерон к дому, который скорее походил на полуразрушенную хижину. — Здесь тебе и предстоит удовлетворять свои блядские инстинкты! — гоготала она, подходя ближе к дому. Неожиданно дверь открылась и на пороге появилась пожилая негритянка. Кожа её лица была словно из старого пергамента, и вся сама она была похожа на старую мумию, только глаза мерцали каким-то нездоровым блеском.

«Под кайфом что ли… «— успела про себя подумать Шерон.

— Ну кого вы сегодня привезли? — прокаркала старуха, разинув свой беззубый рот.

— Ма, знакомься, новая шлюха для твоих ребят, — с неожиданным почтением обратилась Рейчел с негритянке.

— Ну и нахрен она мне здесь нужна? — заворчала негритянка. — А почему она голая? — наконец заметила она, что Шерон стоит перед ней в чем мать родила.

— Так я же и говорю, что это новая шлюха для наших мальчиков, — сказала Рейчел и подвела красную, как рак Шерон к старухе.

Старуха, глядя в глаза женщине, как удав на кролика, запустила руку между ног Шерон, которая от стыда сжалась что есть силы. Рейчел заметила, что пленница напряглась, и тут же на щеку Шерон обрушились две жгучие пощечины. Боясь следующих ударов, Шерон поспешно широко расставила ноги, делая доступ к своему лону максимально удобным. Старуха не преминула этим воспользоваться, и сразу три скрюченных артритом пальца вторглись в ее внутренности.

— Хороша шлюха, только она старовата для таких развлечений, — прошамкала хозяйка хижины, спустя какое-то время, вытирая пальцы о живот Шерон. — Ладно, веди ее в подвал, а через час мои мальчики приедут — может и глянется она им…

Рейчел поволокла Шерон за дом. За домом оказалась лестница, ведущая к металлической двери, которая своим стальным блеском совсем не вязалась с окружающей нищетой. Рейчел подошла к двери и нажала кнопку, судя по всему являющуюся дверным звонком. Спустя мгновение дверь открылась и за ней оказался огромный негр с изуродованным шрамами лицом.

— Привет, Сэм, — поприветствовала его Рейчел, — Ма в курсе, принимай товар…

— В курсе — так в курсе, — безразлично пробормотал Сэм и отступил в сторону, пропуская женщин внутрь…

Первым из многочисленных любовников у Шерон был Сэм. Когда Рэйчел вышла, он ловко накинул на предплечье растерянной Шер жгут, и спустя несколько секунд коричневая жидкость из шприца перекочевала в руку женщины. В голове Шерон словно взорвались звезды. Сквозь пелену дурмана она услышала голос Сэма:

— Ну что, добро пожаловать в наш мир, детка…

Он легко повалил Шерон на пол и по-животному жестоко овладел ею. Сначала он трахал её во влагалище, а потом когда это занятие ему надоело дефлорировал её попку…

В этот вечер, после Сэма, Шерон обслужила ещё восьмерых человек.

В течении следующих суток еще пятнадцать, четверо из которых были женщины.
Пристутствие женщин вначале смущало Шерон. Если её теперешний секс с мужчинами был, условно говоря, естественным, то к однополым отношениям женщина была не готова. Но ещё в самом начале жизни в подвале, пара ощутимых ударов в живот убедили Шерон пересмотреть свои взгляды на лесбийские отношения…

Через два дня она смирилась с ролью бесплатной шлюхи для чернокожих женщин, и при виде раскинутых в стороны черных ляжек, без понуканий, сама покорно тянулась губами к промежности партнерши и тщательно вылизывала её влагалище. При чем возраст любовниц не играл ни какой роли — ртом Шерон периодиски пользовалась сама Ма, и женщина, с какой-то отрешенностью, послушно удовлетворяла пожилую хозяйку, в то время, когда её зад буравил член Сэма. Где-то в глубоко внутри себя, она даже ощущала какое-то странное удовлетворение от такого положения вещей…

Сэм трахал Шерон, как и большинство приходящих мужчин, только анально. По нескольку раз на день он ставил женщину на четвереньки, и постоянно меняя углы проникновения, буравил её анус. Раскорячившаяся любовница только жалобно попискивала, но не препятствовала экзекуции над своей попкой. Время от времени Сэм извлекал из прямой кишки женщины свой член, вставлял в анус пальцы, безжалостно растягивая её дырку. Сначала эти проникновения не причиняли ни чего кроме боли, но постепенно женщина привыкала к таким вторжениям. Через три дня задок женщины стал легко принимать члены. Даже без смазки.

Через те же три дня, рот и горло Шерон настолько растянулись и привыкли к постоянным минетам, что могли принять в себя любой по размеру член, при чем безо всякого удушья. Правда из-за таких трансформаций гортани, голос женщины изменился — появилась хрипца…

Иногда её забывали кормить, и порой, единственной пищей в течении суток, был коктейль из алкоголя, который приносили очередные любовники, и ихней же спермы. Первые дни желудок Шерон отвергал такую пищу, но к исходу третьих суток привык и довольно спокойно воспринял эту диету.

Прошла неделя…

Шерон стала замечать, что если ее ни кто не прикасается к ней в течении часа, то влагалище начинало предательски саднить, словно просило что бы его чем-нибудь заполнили. Грудь тоже требовала внимания, сказывалось ежедневное тисканье плоти и выкручивание сосков партнерами. Среди них хватало любителей не просто их выкручивать, а ещё изо всей силы всасывая в рот сосок, разжевывать его. Потом этим любителям нравилось смотреть на плод своих «стараний»: соски распухали, наливались кровью и вытягивались до сумасшедших размеров. Бывшей пуританке, вначале такие «ласки» причиняли только боль, но неделя изменила многое… Шер стала заниматься мастурбацией. Когда старуха это заметила, то принесла в подвал огромный, исцарапанный фаллоимитатор. С тех пор, в промежутках между визитами своих «поклонников», Шерон общалась с ним.

Через девять дней Шерон полюбила вкус спермы. И не просто полюбила вкус — она поглощала семя партнеров, как кошка рыбу. Шерон сама просила, что бы любовники кончали ей только в рот. Ни кто естественно не возражал. Шерон по сигналу выскальзывала из-под очередного снующего в ней члена, и набрасывалась ненасытным ртом на брызжущий семенной жидкостью, черный отросток, с жадным чмоканьем всасывая в себя весь груз черных яиц, до последней капли. Особо утонченные эстеты, после этого заставляли женщину благодарить за порцию «лакомства». После того, как Шерон проявила свою любовь к поглащению семени многочисленных любовников, Рейчел её окрестила кличкой «Спермохлёбка». Надо сказать, что Шерон не противилась ни этим желаниям, ни позорному прозвищу…

Через двенадцать дней, в промежутке между оргиями, случайно в настенном зеркале она заметила, какие изменения претерпело ее тело. Все оно было покрыто засосами, синяками… Грудь увеличилась, но ранее бывшая высокой и подтянутой, значительно обвисла. Небольшие, аккуратные ягодки темных сосков, превратились в огромные коричневые ореолы, размером телефонный диск. Бедра стали значительно шире и мясистее. Аккуратная белая попка сменила цвет на ярко-красный, от постоянных шлепков, и тоже стала как будто бы больше. Половые губы, когда-то выглядывающие из-под лобка узенькой щелкой, стали похожи на чудовищный багровый цветок, с безобразными лепестками.

Даже лицо Шерон изменилось. Некогда строгое, интеллигентное лицо приобрело блядские черты, которые она густо напомаживала дешевой косметикой, которую ей принесла Рейчел, на следующий день, после заточения в подвал. Опухшие от постоянных засосов-минетов губы, не могли полностью сомкнуться, и больше напоминали жертву от инъекции ботокса… Но Шерон это не волновало — она с нетерпением ждала новых любовников. Ни каких мыслей в голове не осталось, только секс, только километры черных членов…

На тринадцатый день ее заставили спариться с догом старухи. С огромным датским догом. Зрители вначале заставили приласкать кобеля ртом, а потом… Она сама стала на четвереньки и своей рукой направила собачий член себе во влагалище. Дог мощными толчками трамбовал внутренности своей новой самки, а потом под улюлюканье толпы минут двадцать не мог расцепиться с ней, связанный узлом… После того, как Шерон трахнула с собака, к ней ни кто не прикасался. Брезговали. Последние два дня пребывания в подвале старухи, ее единственными любовниками остались искусственный фаллос и этот кобель. Негры приводили его с собой, и Шерон, под взглядами толпы, разгоряченных алкоголем негров, привычно сосала собачий член, подставляла под него своё влагалище, анус…

К окончанию двух недель от прежней Шерон не осталось ни чего. Не осталось и следа от верной жены, любящей матери, хорошего врача и просто обычной женщины. Не осталось даже прежней оболочки. По окончании двух недель Шерон превратилась в настоящую безотказную шлюху, готовую на все, ради того, что бы заполучить очередной член.

… Под нажимом Рейчел, Шерон накануне позвонила своей дочери Келли и попросила ее приехать домой, под предлогом, что она заболела.

… Прозвенел дверной звонок.

— Мама! — послышался за дверью голос Келли…

— Мама! — снова крикнула Келли. Не дождавшись, что бы ей открыли дверь, повозившись в своей сумке, нашла ключи и вошла в дом. Услышав в ванной шум воды, она крикнула, пытаясь перекричать шум воды.

— Мама, я уже дома!

После этого пошла к себе в комнату…

Келли была молоденькой, восемнадцатилетней девушкой. В отличие от матери-брюнетки, Келли была натуральной блондинкой. Высокая, но очень худенькая. Сколько мать с отцом не бились с дочкой, чтобы та больше ела — всё впустую. Фигурка девушки скорее напоминала фигуру девочки-подростка, нежели фигуру созревающей женщины. По девчачьи узкие бедра, грудь только-только начинала формироваться и напоминала две небольшие припухлости. Но ростом природа девушку не обделила — с ростом 185 сантиметров она походила на манекенщицу. Постоянные занятия гимнастикой придали девушке великолепную осанку, здоровый цвет кожи…

… Рейчел видела, как девушка подошла к дому. Она кивнула Тому, стоящему у задней двери дома, и тот присел за дверью, чтобы не быть обнаруженным. Через пять минут Рейчел вышла из фургона и двинулась к брату.

— Значит так, девочкой я сама займусь, а ты иди к мамаше — вдруг ещё чудить начнет, да и вообще не расслабляйся и не давай ей там заскучать — не за солью идем! Если проколемся — то от этого дерьма никогда не отмоемся, — прошептала она ему и осторожно открыла дверь в дом. В доме раздавался шум воды и звуки музыки — Келли включила свою любимую Агилеру. Рейчел шагнула в дом, Том за ней, аккуратно прикрыв дверь. По-кошачьи мягко ступая, они прокралась по коридору. Том скользнул в ванную, а его сестра подошла к комнате девушки и замерла. Опасливо прислушиваясь к звукам в доме, вытянула голову и заглянула в комнату. Келли, закрыв глаза, лежала на тахте и слушала мелодию, лившуюся из динамиков. «Да, только бы все правильно обставить, такая крошка будет пользоваться огромным спросом у Ма. Главное её ошеломить, сломать сразу — потом проблем будет меньше…», — думала про себя Рейчел, наблюдая за девушкой. Келли повернулась на бок. «Пора», — решила Рейчел и быстро скользнула в комнату. Келли почувствовала в комнате чье-то присутствие и, повернувшись, открыла глаза. Она явно не ожидала увидеть у себя в комнате приземистую негритянку с недобрым взглядом. Девушка открыла рот, чтобы что-то сказать, но вырвались лишь какие-то сдавленные звуки:

— Кто… как… вы…

Рейчел метнулась к девушке и прижала её к тахте.

— Заткнись, сука, — прошипела она, — только дернись — я тебя на куски порежу.

Келли почувствовала, что от страха она не может даже шевельнуться. Она хотела крикнуть, позвать на помощь, но из беспомощно открытого рта не вырвалось ни звука. Поняв состояние своей жертвы, Рейчел, по-прежнему сидя рядом с девушкой, слегка выпрямилась, освобождая простор для своих действий. Одну руку она уперла в подбородок жертвы, не позволяя ей шевельнуться. Свободная рука потянулась к рубашке девушки и проворные пальцы стали расстегивать пуговицы, одну за другой. Спустя минуту рубашка была полностью расстегнута и Рейчел с силой рванула её вверх,

вытягивая из джинсов. Рубашка полностью распахнулась, открыв взгляду насильницы, плоский живот и маленькую грудь, скрытую бюстгальтером, который Рейчел тут же закатала вверх и сильно крутанула маленький сосок.

— А у твоей мамашки сиськи все таки побольше твоих закорючек будут. Но не переживай — скоро растягают их тебе так, что не в один лифчик не влезешь, — с каким-то зловещим весельем в голосе обратилась она к девушке. Желая ковать железо пока оно горячо, Рейчел взялась расстегивать девушке ремень, но тут Келли прорвало. Она истошно закричала, но крик оборвался в самом начале — рука Рейчел мгновенно оторвалась от ремня и ударила Келли по щеке, потом по второй, потом снова и снова… — Последний раз предупреждаю: или ты будешь лежать тихо и делать, то что я скажу, или я просто порежу твою милую мордашку от уха до уха. Поняла?

Щеки девушки горели огнем и она, боясь следующих ударов, послушно кивнула головой. Рейчел снова взялась за ремень, расстегнула его, потом та же участь постигла и застежки на джинсах. Тут же её рука проникла в трусики Келли. Средний палец лег прямо на щелку и попытался протиснуться внутрь. (Порно рассказы) Но тут Рейчел постигла неудача — влагалище лежащей перед ней девушки было настолько сухое и узкое, что палец попросту не мог продвинуться ни на миллиметр.

— А теперь ты мне поможешь, ты же хорошая девочка? — прошептала она на ухо Келли и поднесла пальцы к её лицу. — Открой рот!

Келли слегка приоткрыла рот, и тут же внутрь ворвались три пальца. Рот девушки тут же наполнился тягучей слюной. Немного повозюрив пальцами во рту девушки и достаточно смочив их слюной, Рейчел снова взялась за промежность Келли. На этот раз смазанный слюной палец, не без труда, но смог проникнуть в девичье влагалище. Сначала на сантиметр. Потом палец пошел обратно и почти вышел изнутри, и тут же опять стал проникать внутрь. Уже два сантиметра…

Рейчел не торопилась. Она полагала, что если жертва будет получать от насилия над нею хоть какое-то удовольствие, то рано или поздно, при правильной постановке сценария, она сама будет помогать себя насиловать.

Спустя пару минут влагалище девушки начало увлажняться настолько, что палец уже свободно проникал на всю длину.

— Ну хватит, — сказала Рейчел, лежащей перед ней девушке, доставая руку из трусов. — Пора нам с тобой познакомиться поближе.

Она поднялась на ноги и посмотрела на Келли.

— Вставай, скидывай с себя все барахло! Догола раздевайся! Будем с тобой общаться, как близкие подруги. Только не вздумаю выкинуть что-то этакое — пожалеешь! Живее!

Девушка словно в тумане поднялась с тахты. Непослушными руками сняла с себя рубашку, лифчик, стащила с себя джины вместе с трусиками, носочки…

— Руки по швам! — крикнула Рейчел, заметив, как девичьи руки попытались прикрыть лобок и грудь. — Не строй из себя целку! — Келли поспешно одернула руки и сжалась ожидая удара.

— Ну вот и умница, — проговорила насильница, пристально осматривая свою жертву, которая оказалась на голову выше своей мучительницы. — Теперь ложись — будем продолжать наше знакомство.

Келли послушно села на тахту. Рейчел толкнул её в грудь и девушка, залившись краской, легла, сжав ноги.

— Нет, так дело не пойдет, — сказала негритянка, — сейчас ты займешь более подходящую позу для знакомства.

С этими словами Рейчел присела рядом с девушкой. Одну её ногу она закинула на спинку тахты, вторую сбросила на пол. После этих манипуляций, лежащая перед ней девушка оказалась с широко раздвинутыми ногами. Руки Келли было метнулись к своей промежности, покрытой светлыми завитками волос, в попытке скрыть её от взгляда Рейчел, но увидев тяжелый взгляд негритянки, тут же оставила эту попытку. Одна рука Рейчел опустилась на грудь девушки и стала слегка покручивать соски. Вторая рука снова оказалась на лобке Келли. Палец, уже не встречая сопротивления, снова проник во влагалище и стал совершать там фикции. Туда-сюда, туда-сюда… Келли сама не заметила, как к одному пальцу присоединился ещё один, потом ещё один. Прошло минут десять и в комнате запахло женским секретом. И тут девушка, неожиданно для самой себя, издала стон, ещё один. Она попыталась сдерживаться, но тщетно — стоны раздавались всё чаще и чаще.

Рейчел придвинулась ближе и нависла над самым лицом Келли:

— Пора нам с тобой устроиться поудобнее.

С этими словами, она закинула ногу девушки, ту, что была на полу себе на плечо. Келли даже не заметила этого — её низ живота словно свело судорогой, а бедра покидывали промежность навстречу пальцам негритянки. После того, как Рейчел сменила позу девушки, совершать фрикции стало ещё удобнее.

Видя состояние жертвы, Рейчел начала трахать её гораздо активнее, проникая в вагину все глубже. Решив, что время церемониться прошло, второй рукой стала грубо выкручивать соски девушки, вытягивая их сильнее и сильнее. ..

Такая стимуляция не могла длиться бесконечно, и вот Келли напряглась, мелко задрожала, и её пронзил сокрушительный оргазм. Рейчел все это видела, но не останавливаясь продолжала долбить девушку. Спустя минуту девушку накрыл ещё один оргазм, потом ещё один…

Наконец Рейчел остановилась и взглянула Келли. Девушка лежала перед ней, бесстыдно раскинув ноги и даже не пытаясь их свести. Лицо было ярко-красным от пережитых оргазмов, а из груди по-

прежнему вылетали стоны. Не давая жертве прийти в себя, Рейчел дернула девушку за ухо.

— Чего разлеглась, шлюха! Вставай, хватит валяться. Будем продолжать знакомство!

В голове Келли творился полный кавардак — ни сопротивляться, ни возражать у неё просто не осталось сил. Она пошатываясь поднялась с тахты. На её место тут же улеглась Рейчел, задрала юбку, под которой не было белья, широко раздвинула ноги и требовательно взглянула на девушку:

— Ну, давай, девочка, ты же знаешь, что надо делать! Я повторять не буду!

Келли опешила. Конечно, она слышала о таких отношениях между женщинами, но самой в этом участвовать даже мысли не возникало. Тем более с негритянкой. Вообще секс с неграми для Келли казался чем-то постыдным и грязным, а тут ещё и с женщиной… Рейчел, видя замешательство на лице девушки, решила её сломать окончательно. Она резко вскочила с тахты и ногой ударила Келли по лодыжке. Девушка ойкнула и от боли опустилась на корточки. Рейчел схватила Келли за волосы, и, прошипела ей в лицо:

— Я же сказала, что повторять не буду!

С этими словами она снова улеглась на тахту и раскинула ноги. Келли послушно присела напротив промежности, густо заросшей черными волосами, и в растерянности замерла.

— Дура, всему учить надо. Ложись на живот перед моей девочкой и лижи. И лучше старайся, а то ты меня знаешь…

Девушка, сгорая со стыда, улеглась между ног своей мучительницы и, зажмурив глаза, лизнула солоноватые половые губы. Потом ещё раз, ещё… Руки Рейчел вдавили голову Келли в свою промежность. «Как же я люблю ломать белых сучек. Растут, суки, как в теплицах. Если бы она выросла в черном квартале, у неё к 18 годам было бы уже не меньше тридцати любовников и пара-тройка абортов, — думала она, глядя на белокурую головку, которая старательно вылизывала её влагалище. — Но надо отдать должное — пизду она вылизывает отлично. Способная соска!…»

Желая больше унизить девушку и сломать ещё одну грань её сопротивления, Рейчел за волосы подняла голову Келли и глядя ей в глаза, спросила:

— Вот видишь, как это просто? А строила из себя целку. Небось в своем колледже не учебой занималась, а вылизывала дырки у подруг? Признавайся, любишь лизать пизды у девок? Отвечай!

Во взгляде насильницы читалась неприкрытая угроза. Боясь, что Рейчел снова ударит её Келли покорно пролепетала:

— Да, я люблю лизать у девушек…

— Ну, раз любишь, то не стесняйся, — с этими словами она снова ткнула лицо девушки себе в промежность, — и это, ты причмокивай. Вот так, молодец… А теперь клиторок соси, и язычком его…

Спустя несколько минут Рейчел зарычала, ещё сильнее прижала голову девушки к своей промежности и кончила, обильно заливая лицо своей юной любовницы выделениями…

Рейчел самой хотелось расслабиться, полежать после оргазма, но надо было действовать дальше.

— Подъем, шалава! — с этими словами она оттолкнула от себя перепачканное лицо девушки. — Перемазалась, шлюха, смотреть противно. Пошли в ванную — умоешься и продолжим наше общение…

Келли, пошатываясь, шла к ванной, Рейчел чуть позади. «Сейчас она увидит то, что размажет её мозги, как пластилин по стенке. Сейчас последний удар и она будет нашей!», — злорадно думала Рейчел, глядя на худенькую обнаженную фигуру, идущую перед ней. Келли открыла дверь в ванную и замерла с широко открытыми глазами. На полу ванной на четвереньках, полностью голая стояла мать, а сзади к ней пристроился толстый, низенький негр и, держа женщину за бедра, методично вколачивал в её прямую кишку свой огромный член. Картина была завораживающая своей непристойностью. Её мать принимала в свой зад половой орган партнера, который размерами больше походил на батон салями, чем на то, что до сих пор доводилось видеть Келли. Когда негр почти вытаскивал член из ануса женщины, её сфинктер вытягивался вслед за ним, словно не желая его выпускать. Груди Шерон мерно раскачивались от толчков партнера, глаза были прикрыты, а с губ слетали громкие стоны. И это были не стоны боли — женщина явно получала огромное удовольствие. Увидев Келли в дверях негр остановился. Голова Шерон повернулась в сторону двери, глаза её приоткрылись. Она увидела абсолютно обнаженную дочь… Но тут негр снова продолжил фрикции, и Шерон потеряла к Келли интерес. Её голова безвольно свесилась вниз, а изо рта тоненькой струйкой потекла слюна. Том, желая показать свое превосходство над содомируемой им женщиной, задрал вверх ближайшую к Рейчел и Келли ногу Шерон, так что открылась вся промежность его любовницы. Келли ошеломленная смотрела на полуоткрытые створки влагалища своей матери, на снующий в её анусе здоровенный черный член… По мере нарастания скорости сношения с губ женщины начали слетать слова.

— Ещё… ещё… еби меня… я твоя блядь… сильнее… разорви мою жопу… не останавливайся… быстрее… еби свою шлюху…

— Любишь мой хуй?… Муж так не выебет?… — бормотал срывающимся голосом её партнер.

— Да… я люблю твой хуй… мой муж — ничтожество… я твоя шлюха… выеби свою блядь… кончи в мой блядский рот… я хочу твою сперму…

Келли в шоке смотрела на совокупляющуюся мать, и тут негр рыкнул:

— Давай… глотай…

После этих слов девушка увидела, как её мать сама выскользнула из-под здоровенного члена, стала перед толстяком на колени, и широко открыв рот, приняла в себя черный отросток.

— А ты чего стоишь, — Рейчел толкнула в спину девушку, — иди, помоги своей матери, живо!

Келли машинально вошла в внутрь ванной и опустилась на колени рядом с Шерон.

— Помогай, я тебе сказала! — Рейчел уже стояла рядом. — Возьми в руку его яйца, приласкай их и не заставляй меня повторять!

Девушка несмело взяла волосатые яйца толстяка в ладонь и стала их гладить. Вдруг негр дернулся, и Шерон держащая член во рту, стала жадно глотать. Её глаза затуманились, изо рта раздавались приглушенные булькающие звуки… Толстяк взял Шерон за уши и стал натягивать голову женщины на свой агрегат. К ужасу Келли, мать послушно принимала в свой рот эту огромную колбасу. Не прошло и пяти секунд, как горло женщины расширилось и её нос уперся в жесткие курчавые волосы партнера. С минуту подержав член в горле Шерон, толстяк вытащил его и посмотрел на Рейчел.

— Ну что, как прошло? — спросил он её.

— Нормально, — ответила та и обратилась к Келли, — ну что, дорогуша, пора и тебя познакомить с моим братом. Видишь, как его полюбила твоя мать. И ты полюбишь, это я тебе обещаю. А сейчас умойся и пойдем в гостиную, а то маловато здесь места для нашего общения…

Она подтащила Келли к умывальнику. Девушка кое-как умыла лицо и, понукаемая Рейчел, поплелась в гостиную, где на диване уже расположился толстяк, а Шерон, устроившись у него в ногах, делала минет.

— Теперь твоя очередь удовлетворять моего братца! — над ухом Келли прозвучал голос Рейчел. — Быстро к нему и сделай, так, что бы я не расстроилась, не то… — негритянка больно ущипнула девушку за сосок.

— Пошла вон! — кинула она Шерон, и та послушно оползла в сторону. — Что бы ты не скучала — держи своего дружка! — с этими словами Рейчел бросила женщине черный, исцарапанный фаллоимитатор…

Келли опустилась перед негром на колени. Перед ней в полуготовности покачивался, блестящий от слюны матери, черный член. Девушка взяла его в руку — её пальцы не смогли сомкнуться вокруг этого монстра. Негр приподнял свое хозяйство, ткнул им в сжатые губы Келли и требовательно посмотрел на неё. Помня …угрозы Рейчел, девушка приоткрыла рот. Толстяк воспринял это, как приглашение и, взяв блондиночку за затылок, протолкнул его внутрь.

— Вот и умница, — услышала Келли голос Рейчел, — теперь не останавливайся на этом, продолжай: язычком работай, губками, за щеку возьми!

Девушка попробовала лизнуть головку, но неё это слабо вышло — все нёбо было занято этим чудовищем. Она стала осторожно двигаться головой на члене, вперед-назад, вперед-назад… Тем временем негр отпустил её затылок и занялся грудью, стоящей перед ним девушки, но это занятие ему быстро наскучило. Тогда он попытался протолкнуть свой член глубже в рот девушки, но та была совсем не готова к такому вторжению. Вякнув, она выпустила член изо рта и закашлялась.

— Не гони коней, Том, — сказала Рейчел, — успеешь ещё размять ей горло, а пока пусть хоть залупу научится во рту держать…

Член Тома снова оказался во рту Келли. Спустя минут пятнадцать она приспособилась лизать головку, направлять её то за одну, то за вторую щеку. Тома очень радовало зрелище молоденького, белого личика вчерашней школьницы, принимающего в себя огромную, черную колбасу. Щеки, покрытые нежным белым пушком, нелепо раздувались, когда девушка брала головку то за одну, то за другую щеку… Тем временем член негра снова был в боевой готовности.

— Ну, хватит! — обронила Рейчел. — Пора подружиться тебе с этим членом по-настоящему!

— Том, — обратилась она к негру, — ты все же смажь свою дубину вазелином. А то ещё порвешь ей там что-нибудь, потом беды не оберешься! Вазелин у меня в сумке.

Том пошел за сумкой, а Рейчел подошла к Келли и, взяв её за руку, вывела на середину комнаты.

— Ну что, пора тебе стать настоящей шлюхой, как твоя мать, — она кивнула в строну Шерон, которая лежа возле кресла, прижав ноги к груди, мастурбировала свой задний проход. — Ложись, раздвигай пошире ноги, а Том сам все сделает.

Келли легла на пол. Вдруг Рейчел осенила идея.

— Эй, ползи сюда, — крикнула она Шерон. — Мать должна быть со своей дочерью во время всех значительных событий. А превращение твоей дочки в шлюху для негров, я считаю, значительное событие. Так что будешь держать ноги своей дочке, покуда Том ей будет дырки расширять.

Она усадила Шерон возле головы дочери.

— Теперь бери ноги дочурки под коленями, и тяни их к её ушам. Вот, молодец, а то видишь — Том уже заждался.

Том уже успел смазать свою дубину вазелином, и теперь топтался возле Келли, ожидая, когда Рейчел разрешит трахнуть молоденькую сучку.

— Давай. — Рейчел взглянула на толстяка. — Видишь — девочка уже готова принять в себя твоего дружка. Она же у нас хорошая шлюшка? — она посмотрела на Келли. Та только коротко кивнула. — Хорошая! Ты же видел, Том, как она старалась, когда сосала твою штуку? Все белые девки любят большие, черные члены! И наша шлюшка не исключение. Начинай!

Том лег на Келли, отметив, насколько он её ниже — голова толстяка доставала только до подбородка девушки. Приставив член к входу во влагалище, он стал мягко вводить его внутрь. Келли напряглась и зажмурила глаза — она не представляла, как сможет вместить в себя этого гиганта. Негр понимал, что спешка сейчас не нужна, и потихоньку, по миллиметру вдавливал в девушку свой детородный орган, давая влагалищу время привыкнуть к его размеру. Время тянулось медленно, но вот головка члена медленно вползла в девичье влагалище. Келли охнула. Том остановился; медленно стал вытаскивать член из девушки; потом снова проник в неё; снова достал; снова проник, но уже глубже… Все это сопровождалось оханьями девушки. Прошло ещё не много времени и член негра уперся в прямо в матку Келли. Том стал совершать медленные, глубокие фрикции внутри девичьего тела.

Прошла минута, две, три, влагалище Келли начало активно выделять женский секрет, стало эластичным. Почувствовав такие изменения, негр стал активнее долбить девушку, проникая все глубже и глубже. Оханья-аханья Келли очень скоро сменились на страстные стоны — женское естество брало своё — ни когда она не ощущала подобного. Прошло ещё немного времени и, Келли стала сама подкидывать зад навстречу пронзающему её члену. Том долбил девичью вагину все сильней… Спустя мгновенье Келли вырвала из рук Шерон свои ноги, оплела ими задницу толстяка и её накрыл мощнейший оргазм… Том не останавливаясь продолжал долбить, ставшее покорным, молодое тело — после недавнего траха с матерью девушки ему нужно было больше времени для финала. Наконец Том почувствовал, что вот-вот… Но на этот раз ртом Шерон не воспользовался — тугая струя удалила внутрь Келли, заполняя влагалище детородной кашей любовника. Когда сперма ударила в матку, девушка снова кончила.

Том поднялся с тяжело дышащей девушки и, взглянул на Шерон:

— Иди, собирай свой десерт, шлюха!

Женщина взглянула на Тома, потом на Рейчел и, не найдя в их взглядах ни капли сочувствия, покорно подползла к промежности Келли и прильнула к влагалищу дочери, вылизывая вытекающую из него сперму. Келли ни чего этого не замечала — она словно плыла по океану удовольствия, влагалище приятно саднило, а дополнительная стимуляция женским языком вызвала ещё один оргазм. Не привыкшая к такому количеству оргазмов за короткое время, девушка провалилась в забытьё.

— Темпераментная будет сучка, — проговорила Рейчел, глядя на потерявшую сознание девушку и её мать, которая продолжала вылизывать влагалище дочери. — Прервись, хватит уже, пиздолизка! — крикнула она Шерон. — Иди принеси какую-нибудь одежду для себя, и для своей Келли. Пора нам сменить место обитания — поедем к Ма, там оно будет поспокойней.

Шерон послушно поплелась к шкафу, достала какую-то одежду и вернулась в гостиную. Рейчел с Томом кое-как одели Келли, Шерон со стеклянным взглядом оделась сама.

— Ну что, в путь. Пора нам порадовать ребят новой девочкой!

Том подхватил на руки Келли и двинулся к заднему выходу, следом за ним шла Шерон, подталкиваемая Рейчел…

У Келли начиналась новая жизнь…

Смотрите также

Впервые. Сбывшиеся фантазии.

Ночь, номер в отеле на две комнаты. Ты выглядишь как всегда потрясно и очень сексуально. …

 
avatar
Авторизация
*
*
 
Регистрация
*
*
*
*
 
Генерация пароля