Ошибка

Тот день у мисс Фрейзер, школьной учительницы, не задался сразу. Сначала на лестнице сломался каблук, потом не завелась машина. Пришлось срочно вызывать такси и всё равно она чуть не опоздала к автобусу: была намечена экскурсия в океанариум. И там-то, в океанариуме, и произошло самое худшее: вдруг, ни с того, ни с сего, упал в обморок её любимый ученик, двенадцатилетний Джим Мориссон. Весёлый, сообразительный парнишка очень выгодно отличался от своих туповатых и придурковатых сверстников. К тому же он был хорошим спортсменом, игроком школьной бейсбольной команды. И на тебе-обморок! Сотрудники океанариума немедленно перенесли Джима в служебное помещение и вызвали «Скорую». Мисс Фрейзер сама отправилась сопровождать Джима в госпиталь, поручив завершение экскурсии своей помощнице, благо та была очень способной девушкой, и немедленно позвонила матери Джима, Терезе. С ней она тоже подружилась, ведь миссис Мориссон была не только членом городского совета, но и просто очень милой, обаятельной женщиной. Конечно, мать Джима сейчас же всё бросила, но из-за пробок добралась до госпиталя только через два часа. Мисс Фрейзер, не дождавшись её, была вынуждена вернуться в школу. Ещё в коридоре Тереза услышала взрывы хохота. По ним она безошибочно определила палату, где находился Джим. Он виртуозно умел рассказывать анекдоты и сейчас отчаянно смешил окружавших его молоденьких медсестёр.

-Джим, милый, что случилось?-воскликнула Тереза, забежав в палату.

-Ничего страшного-ответила за него одна из сестричек, всё ещё не отдышавшаяся от смеха и вытиравшая платочком слёзы.-Ваш малыш просто чудо, мы все в него сразу влюбились!

Обычное дело-Джим сейчас же становился душой компании, куда бы не попал и все его любили: и дети, и взрослые. А сказать что Тереза любила сына-значит ничего не сказать. Она его просто боготворила. И Джим отвечал маме взаимностью. Они всегда очень дружили, пожалуй, они ни разу в жизни всерьёз не ругались.

-Мама, ты прости меня, пожалуйста-подал голос и Джим-со мной всё в порядке, просто голова почему-то вдруг закружилась.
Протиснувшись сквозь строй сестричек, Тереза села на кровать, крепко обняла сына и прижалась к нему. Сестрички переглянулись и потянулись к выходу, но одна задержалась.

-Доктор Картер просил вас зайти-обратилась она к Терезе.-Пойдёмте, я вас провожу.

У Терезы противно защемило в груди.

-Доктор, мой малыш серьёзно болен, да?-выпалила она, влетев в кабинет.

-Вовсе нет-спокойно улыбнулся врач-просто нам нужно взять анализы. Обычная перестраховка, не более того. Это не займёт много времени, потом мы отпустим Джима домой. Пожалуйста, подпишите вот здесь.

И точно, прошло не более сорока минут и Тереза, осторожно поддерживая сына, отвела его в машину. Он был непривычно-бледен, но уже вовсю шутил и прикалывался. Естественно, на следующий день мама не пустила Джима в школу и сама осталась дома, но после полудня к ним началось настоящее паломничество. Во-первых, прилетела мисс Фрейзер с толпой одноклассников Джима и огромным букетом цветов. Потом-также с букетом-заглянули две вчерашние медсестрички. А ближе к вечеру пришли три старшеклассницы из школьного драмкружка. Джим сказал маме, что чувствует себя отлично, он шутил и веселился как прежде и Тереза немного успокоилась. То же повторилось и на следующий день, а вот в воскресенье грянул гром. С аппетитом позавтракав, Джим удобно расположился на ковре в гостинной напротив огромной плазменной панели. Через высокочастотный кабель он подключил к ней свой ноутбук и приготовился задать жару монстрам в своей любимой игре. И в это время зазвонил телефон.

-Алло, миссис Мориссон?-Тереза сразу же узнала доктора Картера и вновь у ней противно защемило в груди.-Мне нужно срочно с вами поговорить! Можно, я сейчас подъеду?

-Да, да, разумеется-с трудом выдавила Тереза.

Боже мой-подумала она-сегодня же воскресенье, это всё не случайно, совсем не случайно. Что-то с Джимом не так! Ох, беда!

-Джим, милый-сказала она как можно спокойнее-ты не мог бы пока пойти к себе? Сейчас мне надо поговорить с доктором, а потом ты вернёшься и продолжишь.

-Конечно, никаких проблем!-как всегда согласился Джим и захлопнул ноутбук.

А в прихожей уже звонил звонок и, едва лишь открыв, Тереза сразу же всё поняла по лицу доктора.

-Умоляю вас, Джим серьёзно болен, да?-пролепетала она, зайдя на ватных ногах в гостинную.

-Да, очень серьёзно. Подтвердились мои худшие опасения-и доктор Картер произнёс несколько страшных слов.
Тереза в изнеможении опустилась в кресло.

-Но ведь ещё можно что-то сделать?

-Боюсь, что уже слишком поздно. Обычно после первого приступа наступает временное улучшение, а потом…В общем, через две недели лучше всего положить Джима в хоспис. Я договорюсь.

-Нет, что вы! Мы же ведь живём в двадцать первом веке. Быть не может, чтобы нельзя помочь!

-Увы, увы. Да, мы сейчас можем многое, но отнюдь не всё. Мы всего лишь люди, а не боги. А вы не думайте, что я сидел сложа руки. Джим-отличный парень и я, и весь персонал просто в восторге от него. Разумеется, я уже разослал письма всем коллегам-и в Канаду и в Европу. Мы ухватимся за малейший шанс!

-Доктор, умоляю вас! У меня есть средства. Только спасите моего малыша-он мой единственный близкий человек!

-Ну о чём вы говорите-тяжело поднялся доктор Картер.-Чтобы спасти его, я бы сам отдал свой последний цент! Сделаю всё, что смогу и даже больше. Я всё время буду на связи-и он стремительно вышел, не желая затягивать неприятный разговор.

Тереза не смогла его проводить. Некоторое время посидев в кресле, она спохватилась, вскочила и побежала к сыну.

-Ну и что говорит доктор?-небрежно осведомился Джим.

-Что у тебя есть небольшие проблемы-растерянно пролепетала Тереза.-Через две недели тебе, наверное, надо будет лечь в госпиталь.

-Вернее, в хоспис-спокойно уточнил Джим и повернулся.

-Ты знаешь?!-потрясённо прошептала Тереза.

-Да, знаю. Вот этот айфон ты подарила мне на прошлой неделе, но ведь мой старый пока тоже работает и я перед приходом доктора позвонил с него на новый, а потом вышел и оставил его в гостинной, он и сейчас там лежит.

-Джим, милый!-Тереза изо всех сил обняла сына и бурно разрыдалась.

-Не надо, мама-в глазах у Джима тоже заблестели слёзы, но он по-прежнему говорил очень спокойно.-Не стоит плакать! Пусть я прожил не слишком долго, но зато очень хорошо и это всё благодаря тебе. Я всегда любил тебя и буду любить до последнего вздоха! Вот только об одном я сейчас жалею-что у меня ещё ни разу…ни с кем…ну, это…ни разу не было…

-Секса?-тихо подсказала Тереза.

-Ну да. Я же не знал, что всё так выйдет. Думал, мне ещё рано.

-Ну а ты хотя бы успел…

-Подрочить? Да, но всего несколько раз. В первый раз я так сделал только в прошлом месяце. Это, конечно, приятно, но всё-таки совсем не то, верно?

Горячо обнимая сына, Тереза стремительно соображала, что же теперь делать. Она сказала доктору правду: Джим действительно был её единственным близким человеком. Никого и никогда она не любила так, как его. Поэтому с его потерей теряла смысл и её жизнь. Привычный мир в одну секунду рассыпался в прах, но что-то спасти ещё было возможно и, наконец, она решилась.

-И всё-таки, Джим, у тебя будет секс-тихо, но твёрдо сказала Тереза сыну.-Прямо сегодня, прямо сейчас!

-Мама, да ты что?-удивился Джим.-Да неужели же?..

-Да, милый. Это я для тебя сделать ещё могу и обязательно сделаю!

В этот момент Терезу словно током ударило. Она поняла самое главное: она всегда подсознательно хотела Джима, больше всего на свете. Вот почему у ней не было никакой личной жизни все эти годы: другие мужчины её не интересовали. Она любила только сына и хотела лишь его. Да, правду говорят, лучше поздно, чем никогда-мелькнула у ней мысль. А может, ещё и не поздно? Может, удастся забеременеть?

-Давай, малыш, покажи мне, ну-горячо шепнула она Джиму и отпустила его. Он покорно поднялся с дивана и спустил свои просторные боксеры. Но то, что Тереза увидела, совсем её не обрадовало. Конечно, по-детски нежная шелковистая кожа Джима, не имевшая ещё ни единого волоска, выглядела потрясающе, но его писюнчик совсем съёжился и был даже меньше мизинчика. Хоть он и держался так мужественно, потрясение было слишком сильным. Как же мне его сейчас расшевелить-лихорадочно соображала Тереза.-Потрогать, пососать? И вдруг Тереза ощутила, что ужасно хочет в туалет. Именно туда она и направлялась, когда зазвонил телефон. А потом, конечно же, она обо всём забыла, но теперь природа вновь взяла своё и Тереза опять собралась с духом.

-Слушай, милый-тихо сказала она сыну-я жутко хочу писать. Я даже пошевелиться боюсь, чтобы не сделать тебе тут огромную лужу на полу. Как мне быть?

Джим не зря имел репутацию находчивого парня. Он моментально схватил со стола один из маленьких пустых аквариумов (планировалась пересадка рыбок) и поставил его на пол у дивана. Одним движением Тереза легко присела над аквариумом, попутно спустив свои белоснежные трусики, и тотчас же пустила в него, со свистом и шипением, мощную струю прозрачной, как вода, жидкости без запаха. Струя бурно заклокотала в прозрачном сосуде. Потрясённый Джим присел на корточки перед диваном и смотрел во все глаза. Ещё бы-ведь он впервые в жизни увидел мамину волосатую киску. Тереза всегда стремилась к естественности и ей бы даже в голову не пришло что-нибудь у себя брить. Тем более что ей очень нравился её кустик очень коротких, густых каштановых волосков точно на лобочке, над губками. Они появились у ней там довольно поздно, из-за чего она немало поволновалась, но, когда волоски выросли, она стала ими гордиться. И ещё буквально по три волоска росло у ней в подмышках с каждой стороны, а вся остальная кожа была мраморно-гладкой. А вот голову Терезы украшала настоящая грива необыкновенно-густых и шелковистых также каштановых волос. Джим всегда откровенно ими восхищался и с большим удовольствием с ними играл. В сочетании с голубыми глазами они придавали его маме неповторимый шарм. Вообще, несмотря на членство в городском совете, Тереза вовсе не была стервой. Она думала, что обязана своим положением уважению памяти покойного мужа, известного предпринимателя и филантропа, на самом же деле хитрые воротилы бизнеса заткнули этой милой, но недалёкой женщиной то место, на которое должна была сесть злобная ставленница их конкурентов. Невысокого роста, очень живая и весёлая, Тереза обладала таким же хорошим характером, как и её сын. Разумеется, Джим тоже хотел её, но боялся в этом признаться даже самому себе. Поэтому от произошедшего поворота событий у парня заметно закружилась голова.Он сидел на корточках и смотрел,как мощная струя стремительно наполняет маленький аквариум, широко раскрывая аккуратные мамины губки. В Терезе же проснулось какое-то девчоночье озорство, ведь ей было тогда всего-то тридцать два года. Она внимательно следила за своей струйкой, но украдкой взглядывала и на Джима. От волнения он сильно покраснел, а зрачки у него сразу же разлились во весь глаз. Но вот звонкая струйка ослабела, стала иссякать, маленькое ответвление потекло по попе.

-Ух!-громко вздохнула Тереза.-Ничего себе, да? Ещё чуть-чуть и полилось бы через край!-и она интенсивно запрыгала на месте, вытряхивая последние капли.

-Всё, ты закончила?-прерывающимся голосом спросил Джим.

-Нет. Я не могу встать, пока не вытрусь.

-Вытрешься?! Но ведь ты же не покакала!

-Ну и что? Я всегда вытираюсь и когда пописаю. Дай-ка мне салфетки!

И, едва лишь Джим встал, как Тереза поняла, что её план отлично сработал. С писюнчиком произошли волшебные изменения: теперь он стал ровно в три раза длиннее и торчком торчал из-под упруго-плоского накачанного животика. Всё так же с улыбкой глядя на сына, Тереза стала старательно вытираться. Это возбудило Джима ещё больше, от напряжения пенис начал немного подрагивать, что не ускользнуло от внимательного взгляда мамы. Неуловимым движением она спихнула салфетку в переполненный аквариум и,не вставая, крепко обняла Джима за попку и притянула к себе.

-Ой какой красавчик тут у нас поднялся!-проворковала она и жадно схватила писюнчик ртом. Джим вскрикнул. Немного поиграв с ним губами, Тереза отпустила пенис и тихо спросила: «Хочешь кончить мне в рот?».

-Нет-покачал головой Джим-в первый раз хочу по-нормальному…ну, туда…в киску!

-Да пожалуйста!-Тереза легко поднялась, вздёрнула повыше юбку и повалилась на диван, увлекая за собой сына. Они радостно забарахтались.

-Тихо, не щекочи меня-попросила Тереза, сдёрнув трусики-давай вот так, ещё ко мне. Подожди, сейчас я…она нащупала своей ручкой горячий твёрденький пенис и одним движением заправила его в себя.

-Видишь, ничего сложного. Как там у меня, хорошо?

-Здорово!-с трудом произнёс Джим.-И очень горячо!

-А сейчас вообще станет жарко! Давай, трахни меня как следует, мой милый!-и Тереза интенсивно подмахнула ему, показывая пример. Возбуждение переполняло Джима и ему хотелось только одного: как можно скорее кончить. Он интенсивно зачастил и уже через полминуты бурно взорвался у Терезы внутри.

-Вот молодец!-Тереза нежно прижала к груди голову сына и несколько раз крепко его поцеловала.-Вот и ладно. Слушай, а ты когда дрочил, у тебя было много спермы?

-Нет, только чуть-чуть-ответил Джим, с трудом переводя дыхание.

-А когда ты дрочил в последний раз?

-В последний? Сейчас вспомню! А, наверное неделю назад. Да, точно, в прошлое воскресенье!

Значит,у него уже вновь накопилась сперма-подумала Тереза.-Господи, только бы забеременеть! Тогда, даже если я потеряю Джима, он вернётся ко мне через девять месяцев. Это же клонирование, естественное клонирование. Но времени осталось мало. Надо постараться сейчас завести его по максимуму.

-А знаешь, милый-сказала Тереза с улыбкой-я ведь тоже иногда мастурбирую! И даже довольно часто. Хочешь, я покажу тебе свои игрушки?

-Очень хочу! И ты покажешь, как ты ими пользуешься?!

-Ну конечно! Но всё-таки секс приятнее, ведь правда же?

-А то!-воскликнул Джим.-Да это же самое лучшее на свете! Мне теперь даже умереть не страшно!

Боже мой, неужели малыш и вправду умрёт? Нет, это невозможно! И тут Терезе в голову пришла ещё более здравая мысль: а не могло ли быть ошибки? Совсем не похоже, чтобы Джим был смертельно болен. Вот и с эрекцией у него всё в порядке, трахнул он её классно, хоть и быстро. Да, пожалуй стоит перезвонить доктору.

-Ну что, будем расцепляться?-предложила Тереза.-Давай-ка вот так… оп!

Писюнчик ещё сохранял некоторую упругость, хотя уже заметно уменьшился. Джим с интересом взглянул на ярко-красную торчащую головку.

-Ой, мам, а раньше она у меня никогда до конца не вылезала!

-Ой-ой-ой!-забеспокоилась Тереза.-Ну-ка давай посмотрим, всё ли там в порядке, не порвалась ли уздечка?

Но всё было в норме и жизнерадостный вид этой головки, напоминавшей спелую клубничку, ещё больше утвердил Терезу в мысли о врачебной ошибке. Нет, нет, немедленно звонить доктору! Но телефон опередил её, взорвавшись звонком именно в тот момент, когда она протянула руку.

-Миссис Мориссон, это снова я-голос доктора срывался и дрожал от волнения. Куда только подевались его спокойствие и невозмутимость!-Произошла ошибка, чудовищная ошибка! Я только напрасно расстроил вас. Джим здоров, абсолютно здоров! Я смотрел анализы совсем другого пациента. Дело в том, что идиот-лаборант перепутал маркировку.

-Что, что?-едва смогла произнести Тереза.-Я не ослышалась, это правда, Джим здоров?

-Ну да, абсолютно здоров!Лаборант перепутал маркировку. Но он уже уволен, а кроме того, я предупредил ребят, чтобы он больше не попадался мне на глаза, а то я его убью! Просто прикончу гада! Ну а я очень виноват перед вами и готов понести любое наказание, которое вы сочтёте необходимым.

-Да что вы, доктор!-опомнилась наконец Тереза.-Какое счастье! Мой малыш здоров, он не умрёт! Я вам так благодарна, какое же там наказание? Да, но почему же он упал в обморок в океанариуме?

-Переутомление-уже спокойнее сказал доктор Картер-не разрешайте ему слишком долго сидеть за компьютером.

-Наверное, стоит повторно сдать анализы?

-Конечно, это возможно, но результат будет тот же самый-Джим абсолютно здоров, здоров стопроцентно! Когда он подрастёт, то запросто может стать хоть астронавтом, хоть «морским котиком»!

-Джим уже решил, кем стать-улыбнулась Тереза-он будет учёным,океанографом. Он так любит дельфинов!

-Ну что же, очень хорошо-ответил доктор Картер-ещё раз простите меня. Всего доброго!

Тереза резко обернулась к Джиму, который стоял у ней за спиной, так и не потрудившись натянуть трусы.

-Ну, ты всё слышал? Разве можно целыми днями сидеть за компьютером?! Не говорила ли я тебе это раньше? Вот видишь, к
чему это приводит!

-Мам, да конечно, ты права-беспечно ответил Джим-да только теперь мне этот компьютер на хрен не нужен! Я даже рад, что всё так получилось, иначе у нас с тобой никогда бы такого не было. Я никогда ещё не был так счастлив,как сегодня, ещё никогда! Слушай, а давай ещё раз так сделаем, а? Смотри, у меня уже опять встал!-и, запустив ей руку под юбку, он откровенно погладил её голую попку: трусики так и остались лежать в его комнате.

-Ну конечно, милый, давай-охотно согласилась Тереза, а про себя подумала-а всё-таки забеременеть надо. Не дай бог вот так что-то случится с Джимом и с кем я останусь? Прошлым летом , когда они ездили в Египет, одна пожилая местная жительница сказала Терезе: «У тебя очень славный сын, но жаль, что он всего один. А вот у нас говорят: один сын-нет сына, два сына-полсына, три сына-сын!»

Да, насколько же она была права! И какое же это будет счастье-родить от моего любимого Джима!

 
avatar