Неизвестная любовь.

Сразу бросились в глаза ее малиновые спортивные штаны. Затем белая блузка. Затем волнистые черные волосы. И только потом-миловидное лицо. Она стояла на берегу озера и что-то говорила.

Только подойдя ближе Егор услышал:

-Ты не мог бы сделать мне свет?

-Какой свет?

— У меня третий день нет света.

-А что, в хуторе нет электрика?

-Есть один, он в запой ушел. А другой уехал, да и делает он плохо.

-Но сейчас я в любом случае не полезу , темно ведь.

Действительно, уже был глубокий вечер, и темнота опускалась на землю.

-Ты посмотри, я лампу возьму у соседа керосиновую, может, там нет ничего сложного.

-Хорошо, идем. Егор удивился, что люди живут при лампах керосиновых. Это в наше время, когда все давно на электричестве. Они пошли в хутор. Дом был старой постройки, стоял немного на отшибе, видно было сразу, что проводка старая, ветхая, нужно будет много менять. Егор так и сказал даме. Она не возражала, попросила хотя бы на ближайшие выходные сделать, чтобы посмотреть сериал. А потом, конечно, нужно будет делать новую проводку. Она два месяца назад переехала в хутор из ближнего зарубежья, там вообще положение плохое, местные выгоняют чужих. За разговором вошли в дом. Дама зажгла лампу, вполне сносно осветившую комнату. Егор проверил проводку, быстро нашел неисправность, но устранить ее сразу не получилось-нужен был инструмент, которого с собой не было, за ним надо было идти. А по ночи спотыкаться не хотелось, тем более все говорило о близком дожде. Он так и сказал даме.

-Я очень прошу, дама умоляюще посмотрела в глаза.Я пойду с тобой.

-Хорошо. Идемте. Они отправились в сторожку. Идти нужно было более километра по грунтовой дороге, в начале полем, затем меж больших деревьев; в темноте то и дело глухо ухал филин, иногда доносилось тявканье лисицы, лай собак, и вообще, ночь жила своей жизнью. Быстро найдя нужные инструменты, захватив еще кое-что с собой, пошли в хутор. Женщина, наверное от страха, все сильнее и сильнее прижималась к Егору. Даже при входе в дом она не отпускала его руку. Пока Егор делал проводку-пошел дождь. Вначале тихий, легкий, осенний, он быстро набирал силу. -Как же я плащ не взял? Сетовал сам на себя Егор. -Как теперь идти? Он быстро соединил провода, повернул выключатель-лампочка загорелась.

-Можете смотреть свой телевизор. Всю ночь и весь день. Женщина улыбнулась.

-Сколько я тебе должна?

-Ничего вы не должны. Если есть плащ-дайте мне его на время, я завтра принесу.

-Так нельзя. Ты же работал, надо обязательно заплатить.

-Можете поцеловать, если вам не жалко.

-Нет, не жалко. Женщина усмехнулась. -Только ты не жалей. Она медленно подошла, обняла Егора, и крепко, как-то неожиданно сильно, поцеловала. Егор уже давно целовался, и не только, с ровесницами, с женщинами старше себя, некоторые позволяли тискать грудь, попу иногда дозволяли и большее, особенно те, мужья которых ездили в командировки. Они вообще зачастую сами предлагали себя, зная, что Егор тоже ездил на вахты, поэтому не боялись огласки. Но это были ровесницы или немного старше, а сейчас его целовала зрелая женщина, умело , страстно, как в фильмах. Она смело держала голову Егора в руках, непринужденно касаясь его губ своими мягкими губами. Причем поцелуи ее были совсем не такие, как обычно: немного жесткие, крепкие, а губы горели от них. Невольно руки обняли плечи дамы, опустились ниже. Дама повернулась боком, подставляя губы, грудь. Рука парня уверенно расстегнула пуговицы халата, бюстгальтера не было; красиво очерченная, немного обвисшая грудь сама легла в руку. Целуя губы, он легонько массировал ее, сосок напрягся, стал твердым. Дама взяла руки Егора в свои, повернулась к нему спиной, вложив обе груди в ладони. Она плотно прижалась к нему, руки сами стали опускаться ниже, прошлись по мягкому животику, опустились ниже. Дама повернулась, обвила шею парня руками, приблизилась и вновь стала целовать губы, страстно, иссупленно. Они совсем не разговаривали, только целовались. Егор провел руками по спине, затем медленно, не спеша, стал массировать попу. Он мял ее, целуя губы, шею, плечи. Медленно дама вела парня к дивану. Чувствуя антигравитационные проявления своего члена, Егор опустил тело на диван, раздвинул ножки дамы, стал меж ними, целуя губы, затем медленно поднял руки женщины, завел их за голову. Она помогала ему. Грудь ее поднялась, выгнулась навстречу. Этого показалось мало, и Егор, взяв ее ступни, попытался поместить их под ягодицы. К удивлению, легко и свободно, женщина сделала такое. И только потом он вошел в нее. Медленно, не спеша, стараясь как можно продолжительнее наслаждаться самим процессом, целуя губы, Егор продвигался вперед.

Когда-то, давным-давно, находясь в детском доме, он был удостоен большой чести: на выходные его взяла к себе домой их наставница, довольно молодая дама. Чем он понравился взрослой женщине-объяснить никто не сумел. Все было хорошо у нее: чистенько, цветов много, красивые картины на стенах. Но самое большое впечатление на мальчика произвели индийские маски-сделанные из дерева фигуры индийских богов. Часами он рассматривал темные, непонятные лица со страшными выражениями, непропорционально большими глазами, уродливыми губами и носами. Даже ночью ему снились люди с такими головами. Наставница стала почти каждые выходные брать его к себе, позволяла читать интересные, умные книги, беседовала на разные темы. Потом само собой произошло то, что и должно было произойти-Егор стал мужчиной. Он даже не понял, как это случилось. Вроде шутя и смеясь, с прибаутками его положили на себя, ввели член во что-то теплое и мягкое, а затем природа сделала свое-возвратно-поступательные движения продолжались не долго, и кончились блаженством. Затем был второй, третий сеанс. Понравилось. Вскоре его продали другой наставнице, более молодой и расторопной. А на его место взяли друга -Анатолия. Иногда их обоих брала к себе молодая наставница,и они по очереди ублажали ее. Но больше всех несложному искусству любви обучила Егора гречанка. Она временно работала у них подменной, поэтому приходила в разные дни, иногда оставалась дежурить ночью. Вот в такую “дежурную” ночь Егор и попал к ней. Она просто взяла его за руку и повела в комнату персонала. Расспрашивала о погибших родителях, родственниках, о том, что он делал дома у наставниц. Хотя Егор и не рассказал ничего, но она догадалась сама. По его взгляду, оценивающему ее пышную грудь, по глазам, направленным на бедра, по возбужденному блеску глаз. Приятная внешне, с красивым, бархатистым голосом, длинными, волнистыми волосами и блуждающей улыбкой ярких губ женщина нравилась Егору. Мысленно он представлял, как хорошо целовать ее губы, грудь, как она будет отвечать на ласку. Небольшой опыт уже был. Женщина чувствовала это, но что-то еще держало ее на расстоянии. В ту встречу не произошло ничего, только разговор. Но на следующем ее дежурстве он, как только увидел Талию, как звали между собой гречанку воспитанники за ее широкую попу, сразу почувствовал опасность. Его будто толкнули и сказали-осторожно иди, впереди беда. Все случилось до обидного просто: Талия позвала его, когда все смотрели телевизор.

-Ты почему меня обманывал?

Егор удивился:

— Я говорил вам правду. Я вообще никогда никого не обманываю.

-Ты просто не все сказал. Она усмехнулась своей загадочной улыбкой. -Ты ведь был с ними в интимных отношениях. И не один раз. А Валентину вы вдвоем обрабатывали.

— Мы никого не обрабатывали. Она нас учила как надо вести себя с женщиной старше себя.

-Понравилось обучение? Талия опять состроила улыбку.

-Или с Аллой было лучше? Говори, не молчи. -Егор смотрел на ее выпирающую из тесного бюстгальтера грудь. Талия повернулась, отошла к окну, стала поправлять волосы. Да, тут есть где разгуляться, думал Егор, любуясь крутыми бедрами.

-Ты так и будешь пускать слюни? Голос женщины вернул его в действительность.

-Я не пускаю. Просто любуюсь вами.

-И как тебе, нравлюсь.

-Нравитесь. Но вы чужая.

-Это как же? Талия удивленно смотрела на него.

-У вас взгляд холодный.

-А ты хотел кипятка?

-Нет. Но и не такого. Вы смотрите на меня так, словно я ваш должник. Причем не верите, что могу отдать долг.

-Ты смотри как заговорил! Это ты у Аллы начитался ессе разных?

-Да, у нее.

-А как же это она тебя, малолетку, развратила? Она тогда тоже книги читала? Или мантры пела?

-Мы просто беседовали. Егор потупил взгляд. Разговор принимал слишком опасный поворот. Ему не хотелось признаваться, что с Аллой, его первой женщиной, было очень хорошо. Во всяком случае, она не обзывала его, была веселой, ласковой и нежной.

-А со мной не хочешь так побеседовать? Талия смотрела в упор, стоя прямо перед ним, глядя в глаза.

-Можно и с вами. Только не получится.

-Это почему же? Брови удивленно вскинулись.

-А вы жесткая, вам неинтересен процесс, вам результат нужен. Мы с вами по разному смотрим на одно и тоже.

-Ты смотри, философ какой!!! Да, набрался разных взглядов и течений от взрослых извращенок! От нее исходила агрессия, даже на расстоянии чувствовалось. Если с Анной и Валентиной все было как-бы шутя, со смехом и прибаутками, легко и непринужденно, то рядом с Талией Егору было не по себе. Словно кто-то говорил ему-не верь этой женщине, она не принесет радости. Талия подошла ближе, расстегнула пуговицу на рубашке Егора, провела тонкими, сильными пальцами по его груди, взяла сосок и стала крутить, сдавливая и отпуская.

-Нравится? Она вопросительно посмотрела в глаза.

-Хочешь попробовать? Егор молча смотрел в глубокий вырез, открывающий грудь Талии.

-А вы не будете…

-Нет, я не буду. Ты попробуй. Доставишь мне удовольствие. Действуй, не бойся. Какой ты нерешительный. Она прижалась к нему мягким боком. -Будь смелее. Егор медленно взял в руку грудь, стал массировать ее, затем сжал сосок. Отпустил. Вновь потрогал полную, тугую грудь. Отпустил. Талия молча смотрела на него, и только глаза ее блестели странным блеском. Она опять провела прохладными пальцами по груди Егора, взяла его руки и положила себе на бедра.

-Ты не стесняйся, прижми покрепче. Сама всем телом прижималась к парню, целуя губы. Выгнувшись, подставила губы, шею, грудь.

-Целуй, еще. Сама распахнула халат, помогла парню снять штаны. Легла на кровать, прижимая голову Егора к себе.

-Как тебя учили-так и действуй. Но так, как его учили, не получилось. Все прошло намного проще и будничней. Без особого энтузиазма, без сильного желания Егор вошел в нее, легко преодолев первое, незначительное сопротивление, и механически стал двигаться внутри. Постепенно увлекся, амплитуда стала увеличиваться, частота возросла, Егор сильнее впился губами в ее губы, сжал грудь, но тут услышал тихое:

-Замри, не шевелись!!!Талия обхватила руками шею, ногами обвила вокруг и они замерли на короткое мгновение. Именно в это время ее вагина сдавила член Егора так, что выдавила все, что было в нем. Ощущения были непередаваемы — будто тебя окунули в кипящую воду а потом сунули головой в снег. Ослабив давление, Талия перевела дыхание и вновь вагина сжалась вокруг члена. Тело обмякло, стало легко, спокойно.

Еще не один раз они занимались любовью, и всякий раз она выдавливала последние капли из Егора.

Прошло время, Егор окончил школу, колледж, ездил работать вахтовым методом на север. Но ни одна его партнерша не умела делать так, как Талия.

Сейчас под ним ерзала на простынке женщина, отдаленно напоминающая ее, но только внешне. Спокойно, без суеты, Егор старался доставить удовольствие партнерше,целуя губы, сжимая плечи, грудь, он чувствовал ее натянутое тело, которое легко, уверенно отзывалось на его просьбы. Они почти одновременно кончили, и только потом, лежа рядом, отдыхая, Егор вспомнил-он не знает имя дамы!!!Повернувшись, увидев ее, лежащую на спине, с немного раздвинутыми ногами, без раздумий опять вошел в нее, на этот раз процесс продолжался значительно дольше, причем дама уверенно меняла позы, спокойно отнеслась к разнообразию. И только после второго сеанса Егор спросил ее имя.

avatar