Пятница , Март 22 2019
Домой / Другие ХХХ / Начинающая развратница в 45 лет

Начинающая развратница в 45 лет

ЧАСТЬ 1

«ПЕРЕСТРОЙКА», как много в этом слове для советского человека слилось, демократия хлынула на просторы Советского Союза, и все, что было нельзя, стало можно и даже нужно.

Многие стали зарабатывать на всем том, что плохо лежало, ну и Алексей стал колотить свой капитал, продавая представителям Китая кое-какие меховые вещички, отдельные атрибуты военного обмундирования, да грузинский черный байховый чай 1-го сорта. Покупали все это большим оптом, благо этого добра на складах было полно, и особого контроля за этим не было.

В нестабильное время 90-х, когда появились официальные пункты обмена валют, стало модным свои барыши переводить в импортную валюту, а именно в американские доллары, народ хлынул скупать ее, в качестве гаранта сохранения своих доходов.

Не стал исключением и Алексей. Практически каждый день Алексей приходил в обменный пункт, который расположился возле его дома, и производил чендж своего барыша на валюту. По ту сторону бронированного стекла сидела довольно симпатичная женщина лет сорока пяти с пушистой прической. Ее тонкие соломенного цвета волосы были начесаны в виде большого шара напоминающего одуванчик. Алексей так ее впоследствии и назвал: Ленка – одуванчик, как оказалось, что не только за прическу.

Ленка – одуванчик (Елена Владимировна) была хоть и в годах, но выглядела на все пять баллов. Макияжа в меру, блузки всегда белые и полупрозрачные, под которыми виднелась грудь примерно размера второго. Темно синяя юбка обтягивала слегка полноватые бедра.

Алексей видимо ей сразу приглянулся, поскольку она при его появлении всегда улыбалась, и дергала пуговки своей блузки, акцентируя его взгляд на ней. Алексею понравилось ее кокетство, и в скором времени Алексей уже приходил то с шоколадкой, то с каким-нибудь маленьким презентом. Так они и познакомились.

Примерно через месяца два их встреч сквозь бронированное стекло, Алексей предложил прогуляться, от чего она была безумно счастлива. Такие ставшие уже систематические прогулки и привели их в его, тогда однокомнатную квартиру.

— Алексей, я практически не пью, — предупредительно, призналась она;

— да мы так, по капушке, для разговору, — парировал Алексей ее предупреждение.

Разлив по бокалам шампанское, Алексей предложил тост — «за НАС», Ленка – одуванчик согласилась.

— После первой и второй пререрывчик не большой, — тостировал Алексей, намереваясь сломать все барьеры цензуры между нами. Она согласилась, закусывая шоколадом.

То ли летняя духота, то ли алкоголь так подействовал на нее, но она начала расстёгивать свою блузку, махая ладошкой словно веером.

— Жа-арко, — протянула она;

— ай момент, — сообразил Алексей, и пододвинувшись ближе подул тонкой струйкой воздуха на нее.

Такой реакции Алексей не ожидал, она запрокинула голову, закрыла глаза и простонала: «да-а-а, так хо-ро-шо». Поняв, что он на правильном пути, начал щекотать тонкой струйкой воздуха уже не шею, а на заточенную в плотный бюстгальтер грудь. Ленка – одуванчик стала сама ласкать свою шею и гладить свою талию. У него в голове промелькнуло, что пора избавить от оков одежды ее изнывающие от желания прелести.

Аккуратно расстегнув все остальные пуговички на блузке, Алексей завел за ее спину руку и расстегнул пуговичку на юбке, и молнию замка. Теперь уже с легкостью просунул руку под ее блузку, и собрался было расстегнуть бюстгальтер, однако, не обнаружил на характерном месте застежку.

Она улыбнулась, и прошептала: «да, вот такая я, с секретом», затем обе руки она направила на небольшую перемычку между чашечками бюстгальтера. Оказывается, именно там была скрыта застежка. Ловким движением она высвободила свои, немного повисшие, но все еще сохранившие былую форму груди. Маленькие торчащие соски взывали к ласке.

Алексей, склонившись над ее грудью, начал щекотать струйкой воздуха ее сосочки, часто склоняясь вплотную и засасывая их. Ленка – одуванчик начала выгибаться, стараясь не упустить ни одного моего дуновения и прикосновения. Одной рукой Алексей начал ласкать ее бедра, и проникнув под ее юбку, ощутил жар, исходивший от распаленного ее лона. Ленка – одуванчик, оказывается, ощущала сильное возбуждение от ласк дуновением.

Ленка – одуванчик присползла с дивана, заголяя свои ляжки и бедра. Ее «громкий» намек Алексей понял, и уже начал снимать с нее блузку вместе с бюстгальтером. Задрав резким движением свою юбку и вывернув ее на изнанку, Ленка – одуванчик передала ее пола Алексею, чтоб тот довершил начатое.

Теперь она предстала передо мной в одних белых трусиках, с уже видимым не вооруженным взглядом влажным пятном в районе спрятанной ее нежной прелести и чулках. Все его естество уже сгорало от страстного желания обладать такой сочной женщиной, причем это желание было обоюдным, Ленка – одуванчик начала расстёгивать ремень на его брюках. Быстро скинув рубашку, он расстегнул брюки, и она одним движением стянула их вместе с трусами.

Да, эта женщина была очень темпераментная, она сразу схватила его орудие и стала буквально высасывать его, пусть ее темперамент и бушевал, но Алексей понял по тому, как она царапала его вздыбленную плоть зубами, что с миньетом она на «ВЫ». Однако ее дикое желание секса, перевешивало все ее неумения.

Дабы не обидеть ее, и корректно прекратить над своим организмом пытку зубами, Алексей предложил ей лечь на диван. Сняв с нее промокшие трусики, Алексей припал к ее раскрытому от возбуждения влагалищу губами и попробовал языком ароматный ее сок. Тягучая масса ее нектара, насыщенная запахом мочи, сперва оттолкнул Алексея, но потом неожиданно, словно распробовав, он жадно стал вылизывать этот афродизиак. Небольшой лобковый островок кучерявой растительности совсем не портил вида ее прелестей, а небольшие половые губы, набухшие от возбуждения, не могли скрыть ее торчащий остренький бугорок клитора, венчающий полураскрытый «грот».

Алексей решил повторить опыт с дуновением, и направил струйку воздуха ей на клитор. Ленка – одуванчик застонала, и начала интенсивно гладить и мять свою грудь. Вставив в ее разгоряченное влагалище два пальца, Алексей начал интенсивные движения рукой. Ленка – одуванчик уже стонала в голос.

— Войди в меня, — прошептала она, — я тебя безумно хочу;

— не сейчас – ответил Алексей, — еще рано, — и продолжил наращивать темп, вставив в ее влагалище уже три пальца.

Кольцо ее шоколадного бутона ритмично сокращалось, что говорило о скором оргазме. Алексей решил, что войдет уже в оргазмирующее лоно Ленки – одуванчика, потому что хотел продлить ее сексуальное безумство. Теплая пряная струйка мочи ударила в руку Алексея. Это Ленка – одуванчик в порыве страсти не удержала свой сок в своем «кувшине», прерывистые струйки выплескивались в такт движения его руки, это было ново для Алексея и ему даже понравилось такой эффект. но игры будут еще впереди, а сейчас нужно было приступать и к кульминации.

Алексей, резко вынув пальцы из бурлящего смазкой влагалища, вогнал в него свой каменный член практически полностью. На удивление, Ленка – одуванчик была «не глубока» но широка, и головка его органа с силой билась о дно влагалища, едва касаясь стенок.

— Да, так, пронзи меня своим копьем, — как-то театрально прокричала она, — проткни меня насквозь, я безумно хочу, чтоб ты наполнил меня всю собой;

— как скажешь, — пыхтя, ответил Алексей, и решил сменить место проникновения.

Головка его члена уперлась в сомкнутый сфинктер ее ануса, и ни как не хотел проникать внутрь.

— Нет, я не это имела в виду, — взмолилась Ленка – одуванчик, — я еще нира-а-а-а…

Но договорить ей не удалось, поскольку «каменный гость» уже взломав невинный «замок», заскользил в ее узком «тоннеле». Сильная боль пронзила Ленку – одуванчика, слезы рекой лились из глаз.

— Ты зачем так со мной, я же просила, — умоляющим голосом всхлипывала Ленка – одуванчик , в такт работы «поршня» Алексея, вынь его, мне больно;

— Расслабься, — успокаивающе наставлял Алексей, — с первого раза всегда больно, но потом ты меня умолять будешь, чтоб я с твоей в попкой пошалил.

Плотное кольцо ее тугого ануса сдавливало причинный орган Алексея, головка члена растягивала внутренности Ленки – одуванчика, заставляя каждую ее клеточку трепетать в агонии.

Наращивая темп, и крепко держа бедра извивающейся на его члене вожделевшую его женщину, он почувствовал, что сейчас наступит момент его оргазменного взрыва. Ленка – одуванчик уже скулила не от боли а от нового приятного для нее ощущения.

Она не знала, что присутствие инородной живой плоти, растягивающей ее утробу, может доставлять такое наслаждение. Вдруг она почувствовала, как горячая струя любовного нектара ее идеала мужчины стала заполнять ее кишечник. Ленка – одуванчик, испытывая очередной оргазм, зарыдала от такого счастья.

Лежа рядом с Алексеем, Ленка – одуванчик вновь и вновь переживала свои новые ощущения. Пусть ее попка и болит, но этот самец открыл для нее новую страницу в интимной жизни, она была рада, что не ошиблась в нем.

— Я счастлива дорогой, что ты меня сейчас так отымел — томным голосом удовлетворенной мартовской кошки, прошептала она, — я никогда еще не занималась анальным сексом;

— толи еще будет, — мечтательно ответил Алексей – оставайся у меня сегодня, я тебе еще и не такому научу;

— нет, прости, у меня же муж есть, — призналась она;

— тогда зачем это все? – неподдельно удивился Алексей

— просто я тебя безумно захотела, и поверь, стала хотеть еще больше, — продолжила свои признания Ленка – одуванчик – надеюсь, ты будешь не против, если мы будем любовниками?

— конечно, я рад, но как же муж? – спросил Алексей – Ты что, его не любишь?

— Ее переживай, я его люблю, но хочу только тебя, — ответила она и поцеловала Алексея в губы;

— слушай, у меня идея, а женись на моей дочери, и мы будем с тобой всегда вместе, — неожиданно даже для себя самой, предложила она;

— это как так, — недоумевал шокированный Алексей, — то есть ты мне сейчас предлагаешь, фиктивно жениться на твоей дочери, а трахаться с тобой?

— Да, — не раздумывая ответила Ленка – одуванчик, — именно так;

— Охренеть можно, а если мы с ней не сойдемся? – продолжал недоумевать Алексей;

— я ее настрою, поверь, ну а тебе стыдиться не придется, она у меня красавица, завтра тебе фото ее принесу, хочешь? – заговорчески, спросила она;

— а если я влюблюсь в нее и мне никто кроме нее не будет нужен, и такое может быть, — продолжал «свои реалии» Алексей;

— и слава богу, совет вам да любовь, но своей любимой теще, ты же не откажешь в исполнении ее маленькой просьбы, — продолжала свой напор Ленка – одуванчик.

«Такой расклад по жизни выпадает только раз, — подумал Алексей, чем черт не шутит, глядишь и реально понравиться».

— Давай, — ответил он, — согласен!

Приняв душ Ленка – одуванчик оделась и, уходя, улыбнувшись, добавила: «по-моему, я сошла с ума», послав воздушный поцелуй Алексею, закрыла за собой дверь…

ЧАСТЬ 2

На следующий день Алексей, как обычно пришел в обменный пункт. Его встретила, светясь улыбкой Ленка – одуванчик.

— Здравствуй мой принц, — обрадованно поприветствовала она Алексея;

— здравствуй, страсть моя, — в тон, ответил Алексей, как делишки, как детишки? Попочка не болит?

— уже нет, не болит, вот посмотри, — сказала она, выкладывая фото в лоток для денег;

— а я грешным делом подумал вчера, что ты шутишь, — улыбаясь, сказал Алексей;

— все ради тебя, мой принц, — ответила Ленка – одуванчик, переводя рычаг лотка на выдачу.

Алексей взял пачку фото и начал их рассматривать. На первой фотографии на фоне морского берега позировала молодая, стройная девушка с длинными до самого пояса волосами. Они прямыми линиями ниспадали вниз. Черные «цыганские» глаза его пленили, маленький ротик был обрамлен пышными (натуральными) губами (в те времена в стране еще не делали операции по увеличению губ, по крайней мере простым смертным), остренький подбородок делал лицо девушки совсем юным и наивным.

Фигура девушки была стройна, Алексей аж сглотнул от возбуждения, на общем фоне хрупкости этой юной особы, сильно выделялась ее грудь, она была размера четвертого не меньше, талия осиная, бедра, какие у нее бедра… Алексей вытер пот со лба, проступивший от волнения, бедра были на загляденье, полукруглый овал бедер переходил в безупречно ровные длинные ноги, ягодицы ее просто манили к себе.

Вторая фотография еще больше возбудила Алексея. Девушка сидела на спинке дивана облокотившись на гитару. Из одежды на ней были лишь закатанные по колено джинсы и соломенная шляпа. Волосы были распущены и прикрывали ее грудь.

Третья фотография пестрила яркими красками курортного пляжа. Эта сексапильная девушка лежала на лежаке под зонтиком в миниатюрном купальнике, верх купальника небольшими лоскутками материи прикрывал только одну четверть груди, и как показалось Алексею, если бы она встала, то грудь обязательно бы выпала из под такого прикрытия. Плавочки были на завязочках с двух сторон и казались совсем невесомыми. Небольшая складочка на них, уходящая между ног, манила к себе всю непотребную фантазию Алексея.

Четвертая фотография отображала двух любящих друг друга женщин, это была Ленка – одуванчик с дочкой. Причем все из той же пляжной серии. Ленка – одуванчик красовалась в открытом купальнике, причем ее фигура к этому располагала. Причем, как показалось Алексею, он слегка просвечивался. Да такие фото разогреют кого угодно, и Алексей не был исключением, брюки его были натянуты до предела, казалось, что вот-вот лопнет молния на ширинке.

— Хорошие фото, — выдохнул Алексей, — мне понравились, — добавил он просматривая их заново, не торопясь возвращать;

— да, я заметила, — улыбнулась Ленка – одуванчик, встав из-за стола и откровенно уставившись на его брюки;

— можно я их себе оставлю, — просящим голосом произнес Алексей;

— конечно, я же их тебе принесла, — согласилась Ленка – одуванчик, — у меня есть и более откровенные, но решила посмотреть на твою реакцию по отношению к безобидным фото;

— а фотает кто? – удивлённо спросил Алексей у Ленки – одуванчика;

— да мы с Машкой, кстати, так зовут мою дочь, мы с ней и фотографируем друг друга, — пояснила она, — предчувствую твой вопрос про мужа, отвечаю, нет он нас с дочкой не снимает, так пару раз мы с ним после бурного праздника побаловались видео и все, – через мгновение безразличным голосом добавила, — он вообще консерватор, трах, бах, чмок и спать;

— а фотографии печатаете где? – продолжал свои расспросы Алексей;

— так Машка и печатает, это она у нас фотолюбитель, — махнув рукой, заулыбалась Ленка – одуванчик;

— понятно, — ответил Алексей, — а как вступить в вашу тайную группу «дочь и мать, жизнь без табу» (эту группу он на ходу придумал);

— хм, сам придумал? – спросила, улыбаясь, она, — мне нравится название, раз ты эту группу придумал, значит, тебе ее и возглавлять. С тебя хорошая пленка и штатив, а с меня дочка с фотоаппаратом;

— согласен, — обрадовался Алексей, — тогда я ее и видеокамеру куплю, — поймав удивленный взгляд Ленки – одуванчика, добавил, — так на всякий случай, а вдруг на новенькие идеи созреем;

— точно, — согласилась она, — я даже догадываюсь на какие, но это потом. Тогда до завтра?

— о нет, блин, как жаль, завтра у меня договор с китайцами, а давай послезавтра, как раз пятница – предложил Алексей, и добавил, — пятница – развратница. А расшифровку этого словосочетания я в пятницу и расскажу. Вот мой адрес, это соседний дом.

Они улыбнулись друг другу и Ленка – одуванчик, поцеловав свою ладошку, прислонила ее к бронированному стеклу перегородки, как бы посылая Алексею воздушный поцелуй.

Алексей помчался в магазин бытовой техники. Купив штатив и видеокамеру направился домой, по дороге заскочив в продуктовый, за коньяком.

Вот и пятница, Алексей сегодня не работал, а наводил порядок дома. Для комфорта и начала знакомства, накрыл стол, ради такого случая у своих партнеров заказал пару баночек консервированного краба и гребешка, да и так по мелочи фрукты шоколадные ассорти, шампанское и коньяк.

Приняв душ, Алексей надел белые брюки и рубашку, и сев на диван стал ждать, таращась в телевизор и жуя виноград. Разрушая монотонность бубнящего телевизора, раздался звонок в дверь. Алексей открыл дверь, и сердце его радостно затрепетало.

На пороге стояли две сексуальные женщины, обе были одеты по – летнему. Ленка – одуванчик была, как и я, вся в белом, белой блузке и белых юбка – брюках, на голове у нее была красная шляпка с широкими полями. Ее дочка Маша была одета в бирюзовый сарафан и туфли на высоком каблуке точно такого же цвета, что и сарафан, а волосы просто были распущены и ниспадали на плечи. На плече у нее висел фотоаппарат.

— Проходите, пожалуйста, — пригласил Алексей, и указал рукой в квартиру;

— спасибо, — ответила Маша и вошла первой, — меня зовут Маша;

-очень приятно, а я Алексей, для Вас просто Леша;

— милые дамы, проходите, пожалуйста к столу, — пригласил Алексей;

— вот так прям и сразу к столу, — проходя мимо Алексея, сказала Ленка – одуванчик, и игриво коснулась кончиком указательного пальца его носа.

Алексей, чуть касаясь, провел по ягодице Ленки – одуванчика, она в ответ вильнула бедрами, принимая его игру.
Рассевшись за столом, друг напротив друга, Алексей поинтересовался у женщин, кто, что будет пить, услышав их обоюдное согласие на коньячок, разлил его по рюмкам. Выпив и закусив, Алексей с горящими глазами, взяв инициативу в свои руки, откинувшись на кресло, спросил: «ну что, какие у вас планы на сегодня, уважаемые дамы?»

— мама сказала, что ты хочешь нас фотографировать, — обратилась Маша к Алексею, — и в каком контексте?

— это уж вы сами решайте, я готов на любые эксперименты, — ответил Алексей, и добавил, — даже со мной, если захотите;

— о, вот это уже интересно, — игриво продолжила Маша, — а если дойдет до неглиже?

— так я бы и начал с этого, — смеясь, ответил Алексей, — значит за начинания, разливая по стопкам коньяк, — добавил он;

— а сними ка ты нас с Машкой на брудершафт, — активизировалась Ленка – одуванчик;

— легко, — ответил Алексей, и взял фотоаппарат со стола.

Ленка – одуванчик и Маша уселись радом и взяв рюмки повернулись друг к другу. Грациозно поджав ногу и прогнувшись в пояснице они, как по команде, вытянули свои губы для поцелуйчика, и едва касаясь ими, замерли. Алексей сперва сделал общий снимок, а потом, приблизив к лицам объектив, сделал снимок поцелуя.

— Готово, — резко отрапортовал он.

От неожиданности, а может и специально, Ленка – одуванчик дернула руку держащую рюмку с коньяком и пролила его на сарафан дочери. Маша, ойкнув, взяла салфетку и начала вытирать пятно.

— Снимай давай, сейчас застираем, быстро высохнет на балконе, — заботливо произнесла Ленка – одуванчик;

— ты в своем уме, я что буду голая сидеть? – удивилась Маша;

— ну и что, вот и настал момент для «НЮ» фоток, — потирая руки, произнесла злорадно Ленка – одуванчик;

— ах ты, ты это нарочно сделала, — завопила (больше, конечно для виду) Маша, — вот так тебе, — сказала она и прижала два апельсиновых кругляшка к груди своей матери.

Два сочных пятна начали растекаться по белоснежной блузке Ленки – одуванчика. Резко вздохнув от мокрого прикосновения Ленка – одуванчик, сняла блузку и кинула в свою дочь. Однако пятна оказались и на белом бюстгальтере, увидев это Ленка – одуванчик сняла без всякого стеснения и, его бросила в свою дочь. Смеясь в голос, они начали снимать сарафан с Маши.

Только сейчас, они, оторвавшись от своих игр, и повернувшись к Алексею, увидели, что он все это время их фотографировал. Конечно, такие кадры получились, что нарочно не придумаешь.

— Ты бы еще и на видео снял, — рыкнула Маша, прикрывая свою великолепную, с крепкими торчащими сосочками грудь (хотя ей это практически ничего не дало), и низ живота, оказалось, что она не носила под сарафаном нижнего белья;

— а я и снимал, — гордо ответил Алексей, указывая на видеокамеру, закрепленную на штативе и стоящую в углу с направленным на стол объективом, которую никто из женщин до сего момента и не заметил;

— да ты маньяк, — уже игриво произнесла Маша и обращаясь к Ленке – одуванчику, добавила – мам, а разве это справедливо, мы значит голые, а он весь белый и пушистый;

— я думаю, что нет, — ответила Ленка – одуванчик, и хотела было уже плеснуть на Алексея соком, как тот резко вскочил и убежал на кухню.

Женщины переглянулись и засмеялись. Не прошло и пяти минут, как в комнату вошел Алексей и на его теле были лишь леопардовые стринги (купленные в секс-шопе).

— Вуаля, — вскинув руки в стороны, как циркач, произнес Алексей;

— Ого, да к нам «Тарзан» вернулся, — захлопав в ладоши, обрадовалась Маша (было видно не вооруженным взглядом, что Алексей ей приглянулся);

— Машунь, а ты не хотела идти, смотри какой у нас фотограф универсал, — подначила свою дочь Ленка – одуванчик, — и щелкнет, когда нужно и чпокнет, если нужно;

— мам не перегибай, — цыкнула Маша;

— хорошо, — согласилась Ленка – одуванчик, сама попробуешь у него перегнуть, — пошутила Ленка – одуванчик, и засмеялась.

Да у Алексея действительно было, что перегнуть, и это «ЧТО» сильно выпирало бугром в стрингах. Женщины, конечно, это заметили, и увиденное их сильно взбодрило. Ленка – одуванчик-то знала, какой агрегат таился за этим небольшим лоскутом материи, а Маше лишь оставалось догадываться и надеяться на лицезрение этого красавца воочию.
— ну что так и будем сидеть и смотреть на мой член, как на телевизор, или все-таки продолжим вашу фотосессию, после небольшого дринька? – изображая возмущение, спросил Алексей.

Женщины опять захихикали и приняли его предложение. Алексей выпив и закусив, пошел на кухню за соком. Женщины переглянулись и Маша сказала восхищенно: «мам, ты посмотри какая задница, еле сдерживаюсь, чтоб не потрогать».

— ты еще больше удивишься, когда его член увидишь, я так прям оторваться не могла, пока он мне полный рот не наспускал, — произнесла задумчиво, и в то же время с восхищением Ленка – одуванчик;

— так ты с ним уже? – сильно удивилась Маша – когда только успеваешь, тебе что, отца не хватает?!

— после Лехи, точно не хватает, — призналась мать, — ты не ревнуй, пользовать его вместе будем, по полной, уж больно я до молодого члена соскучилась, ну а тебе вообще-то как он, приглянулся?

— да вроде ничего, прикольный, но на деле не мешало бы проверить, а то ты мне тут по ушам проедешь, а я потом всю жизнь мучиться буду с импотентом, — выразила свои сомнения Маша;

— не пожалеешь, так вот сейчас и проверим, — сказала мать и крикнула Алексея.

Алексей вернулся с полным графином сока и сел за стол.

— Хочу сфотографироваться с «Тарзаном» — требовательным тоном заявила Ленка – одуванчик, — Машка, а ну-ка щелкни нас с Алексеем вместе;

-пожалуйста, — изображая равнодушие ответила Маша, и взяв со стола фотоаппарат, став на одно колено «прицелилась» объективом на ставших рядом чуть обнявшихся Алексея и ее матери.

«Какая классная у нее пизденка, — подумал про себя Алексей, смотря на присевшую, на одно колено Машу с разведенными колени, раскрывшую свою вагину. А какая задница свисает сзади нее, вот бы разок ей в эти прелести присунуть» — продолжал мечтать Алексей. Он даже и не заметил, как Ленка – одуванчик положила ему руки на бедра и в одно мгновение она резко стянула с него стринги. Возбужденная плоть Алексея, вырвавшись из плена, теперь раскачивалась из стороны в сторону. Раздался каскад щелчков автоматического затвора фотоаппарата.

Рано или поздно это должно было случиться, и Алексей ничуть не смутившись, потянул крайнюю плоть на себя, оголив налитую кровью головку.

— Так красивее, — прокомментировал он свои действия, и улыбнулся.

Ленка – одуванчик взялась было за вздыбленный член Алексея, но Маша запротестовала, дескать нечего красоту руками трогать, и сделала еще пару снимков.

— а вот губами, маман слабо? – с издевкой в голосе спросила Маша;

— да легко, — парировала Ленка – одуванчик, — тем более, что мне очень понравился этот чупа-чупс;

— значит, давай меняться местами, — резко встав, предложила Маша, — я вижу, ты уже всяко его попробовала, а как же «все лучшее – детям», а?

— давай, пробуй, только мне немножко оставь, — согласилась Ленка – одуванчик.

Маша встала на колени перед Алексеем и без всяких предисловий принялась насасывать головку горячего органа. Она сосала лучше, чем ее мать, о чем сам себе непременно заметил Алексей. Ее язычок щекотал ствол и головку неутомимо, Маша вдобавок профессионально работала глоткой, зажимая проникающую в нее головку.

«Редко встретишь такую способную женщину» — подумал про себя Алексей, а вслух сказал: «а ты всеми своими дырочками так владеешь?», на что получил однозначный ответ: «а ты проверь!»

Алексей не долго думая поднял с колен Машу и, развернув ее к себе спиной, наклонил вперед. Слегка поводив по шоколадному бутону, обильно увлажненной Машиной слюной, головкой члена, он слегка надавил на середину бутона. В ответ, анус Маши расслабился и головка, а затем и весь поршень плавно проскользнул в горячие объятия.

Маша чуть взвизгнула, и сказала, что такого толстого агрегата она еще в себя не принимала, в связи, с чем Алексею нужно было не делать резких движений, чтоб ее не порвать. Алексей внял просьбе Маши и наслаждался ее пульсирующей утробой.

Ленка – одуванчик в это время, сидя на диване, наслаждаясь соитием своей дочери и своего любовника, теребила свой клитор и ласкала грудь. Такой спектакль просто перевозбуждал ее, муж, которого хватало на минуты три активных действий, никогда не ласкал ее орально, не играл своим членом с ее попкой… «Ах, сколько моментов удовольствия я пропустила за свою жизнь, и тут этот молодой самец, мне заново открывает дверь в царство бескрайнего сексуального блаженства» — подумала она.

— Маш, а что ты филонишь, смотри как твоя маман забившись в угол дивана, наяривает свою сочную киску, помоги ей, пусть к нам присоединяется, — предложил Алексей, находясь на пике блаженства;

— а точно, давай мам к нам, раз уж пошла такая «пьянка» может доченька тебе полижет? – предложила Маша;

Немного опешивши, Ленка – одуванчик согласилась испытать новое ощущение, ведь у ней с дочерью, до сего момента, дальше взаимного фотографирования не доходило.

— Мам, ты раком передо мной стань, мне так удобнее будет огуливать обе твои дырочки, — продолжила свои наставления Маша.

Ленка – одуванчик оперевшись на спинку дивана, подставила свои бедра к лицу дочери, та в свою очередь принялась вылизывать разгоряченный от возбуждения анус матери и ее текущее соком набухшее влагалище.

От такой картины у Алексея член разбух до предела, и вот-вот, должен был извергнуть бурные потоки спермы. Не желая прерывать такой «хоровод», он вынул из растянутого ануса Маши свой член и вогнал его в ее влагалище.

Мышцы Машиного влагалища начали сокращаться, то сжимать, то ослабевать свою хватку, и на удивление Алексея, Маша это делала специально. Такой стимуляции Алексей долго не выдержал, и резко вынув член из Маши, начал заливать ее спину многочисленными порциями семени.

Алексей понял, что кончил раньше всех, и решив исправить ситуацию, прильнул губами к клитору Маши, а пальцами проникнув внутрь ее влагалища начал стимулировать заветную точку. Стоны женщин испытывающих одновременный оргазм заполнил всю квартиру Алексея, такую картину лесбийского оргазма он видел на яву впервые, и оказалось, что это намного возбуждающее зрелище, чем на видео.

Упавшие на диван две тяжело дышавшие женщины, нежно гладили друг друга, но не как дочь и мать, а как два любовника. Упругие соски у них торчали, показывая своим видом, что волна возбуждения еще не прошла. Алексей, с вновь вздыбившемся своим любовным орудием, стоял возле них и фотографировал их вместе, по отдельности, и особенно акцентировался на их распаленных и раскрытых прелестях.

— Да, такого я не испытывала никогда, — выдохнула Ленка – одуванчик, — но милый, язычок моей доченьки просто супер, но я хочу, чтоб ты опять раздолбил мне мою дырку, как прошлый раз, она ныла у меня все эти дни, и каждый раз я вспоминала тебя;

— я готов, моя королева, ложись на спину — ответил Алексей, — а Маша пусть ляжет животом на тебя, так я буду вас двоих по очереди шпилить, а вы будите «французить» языками;

— отличная идея, — поддержала его Маша, — тогда за дело!

И еще очень долго они переплетались своими частями тел, реализовывая свои эротические фантазии. Когда часы пробили пять утра, две женщины с довольными улыбками и искорками в глазах, выходили из квартиры Алексея.

— так ты не ответил на мой вопрос, — обратилась к Алексею Ленка – одуванчик, — ты согласен на мое предложение?

— да, — ответил Алексей, — я согласен, а там как карта ляжет.

Закрыв за женщинами дверь, Алексей упав на диван совсем обессиленным, но безумно счастливым, уснул.

Читать порно рассказы:

Смотрите также

Секс в кинотеатре

Впервые в городе появился кинотеатр с 4D залом. Толпы народу ломанулись на эту новинку в …

 
avatar
Авторизация
*
*
 
Регистрация
*
*
*
*
 
Генерация пароля