Моя любимая семья

Моя жена на шесть лет младше меня, ей сейчас двадцать четыре, а мне, соответственно ровно тридцать. Познакомились ты семь лет назад, когда она, будучи студенткой, подрабатывала в кассах аэропорта.

Мне сразу понравилась эта симпатичная молодая девчонка с широкой улыбкой, смешливая и непосредственная. Самое главное, мы идеально подходим друг другу в плане секса. Для нас с самого начала не было каких – то смешных запретных мест и занимались мы любовью как хотели. Например, её самое любимое развлечение до сих пор, пока я за рулём автомобиля делать мне минет. Поначалу я ещё смущался, а потом как – то привык и только притормаживал, когда подходил к финалу и член начинал стрелять, обильно заполняя спермой ротик моей Людмилы, урчащей, как довольный котёнок и шумно сглатывающей при этом. Потом она ещё долго высасывала любимую игрушку, вылизывала до полной чистоты проступающие капельки семени кончиком языка, застёгивала меня и счастливая откидывалась на кресле машины.

Ещё у нас растёт дочка, Катюша. Ей шесть и на следующий год она уже пойдёт в школу, чего ждёт с нетерпением.

История изменений отношений в нашей семье началась недавно. Всё дело в том, что моя жена никогда особо не стеснялась дочки. Естественно, что заниматься сексом у неё на глазах у нас и в мыслях не было, но даже когда та подросла, Люда как ходила по дому голышом, так и продолжала ходить, ей так, видите ли, легче. Частенько она надевала только лёгкие обтягивающие шортики и с голой грудью занималась домашними делами или просто лежала в кровати, смотря телевизор. Естественно, что и дочка постоянно всё повторявшая за мамой и не думала вообще что – то надевать, особенно летом, а внятно объяснить ей правила приличия получалось только на уровне… «Вне дома так нельзя», что она прекрасно усвоила и бабушек своим поведением не шокировала.

Однако, вот вы представьте, когда игривая юла начинает бегать за вами, щипаться и тормошить, делая всё это полностью голышом. Она залазит вас на колени, теребит и так и вызывает себя потормошить. Я посмотрю, надолго вашего терпения хватит, когда перед вами еще и красивая жена голыми сиськами сверкает. В итоге после таких игр стояк был обеспечен, и жена с удовольствием и в любое время давала мне разрядку.

В тот день Катька смотрела телевизор с очередным Диснеевским мультфильмом, сидя спиной к кровати в огромном для неё мягком кресле. Мы же лежали под одеялом, и я трахал в попу свою Людочку.

О, тема анального секса между нами, это особый момент, всё дело в моём члене, который при вполне обычной шестнадцатисантиметровой длине имеет немалую толщину. В пизду то он проходит отлично и доставляет Миле несказанное удовольствие, но с попой было сложнее – поначалу он вообще туда не входил, хотя инициатором эксперимента как раз была жена.

Тем не менее, выход нашелся. Она затащила меня в сексшоп, куда я стеснялся заходить раньше, и вместе, смеясь и подкалывая девочку – продавца купили новую игрушку – немаленького размера анальную пробку с широким нижним фиксатором чтобы не проваливался внутрь и не пришлось идти к врачу доставать – вот бы смеху было.

Тот момент я вспоминаю ещё потому, что на дворе стояло лето, в магазине никого не было кроме нас, и моя шкода не носившая трусы под юбку принципиально, прямо при продавце достала это устройство, достигавшее семисантиметровой толщины в самой толстой части и мило улыбнувшись покрасневшей как рак девушке, чуть нагнулась и с томным вдохом вставила себе во влагалище, повернула для удобства фиксатор и произнеся, «Вы были правы, отличная вещь, даже без трусиков не выпадет», пообещала заходить ещё.

Два дня прошли в попытках освоить новшество, а на третий, вернувшись с работы, Люда хитро улыбнулась и начала вить возле меня круги, как кошка. Я поначалу не понял, что такое происходит, но в процессе обоюдных ласк наткнулся на прозрачную затычку, полностью торчащую из её попы.

– Ты с ней что, на работе весь день сидела? – не понял сразу я.

– И ёрзала всё время, аж на трусиках чуть дыру не протёрла, так хотелось тебя, – хитро улыбнулась она и полезла целоваться, а я и не дурак отказываться.

После этого встав на колени, Людмила прижалась грудью к простыне, полностью выставив на моё обозрение свой зад, заткнутый прозрачным кляпом. Я попробовал потянуть за фиксатор, но пробка сидела плотно и не поддавалась, а жена тем временем игриво вертела попой, нисколько не облегчая мою задачу. Мне пришлось сходить за силиконовым гелем, а чтобы прекратить виляния задницы жены шлёпнуть её. Думаете что – то изменилось? Нифига, попа завиляла быстрее.

– Сейчас ремня получишь, – пригрозил я, поливая гелем анальное отверсие и чуть проворачивая в нём интимную игрушку. Смазанная, та спокойно вертелась а при попытке достать растягивала колечко ануса и, поскольку игрушка была полупрозрачной, вызывая ощущение бездонной дыры в теле Люды.

– Ой как страшно, я хомячков не боюсь, – ответила она и снова вильнув попой вырвалась из моих рук.

– Ах, так! – я не выдержал этого издевательства и действительно сходил за ремнем, захватив по пути и комплект наручников, которые с одной стороны были сделаны из металла, но надеваемая на руки и ноги часть выполнена из мягкой кожи, чтобы не повредить запястья и лодыжки. Пристегнув чуть посопротивлявшуюся для вида Люду к кровати так, чтобы попа была максимально растянута, я вытянул её ремнём, потом ещё и ещё раз, не слишком усердствую при этом. Она только громче засопела и начала постанывать, кусая губы. Я вновь попытался вынуть мешающий добраться до попы инородный предмет, но она опять увернулась. Я разозлился и, взяв ремень, вытянул мою Милочку им уже со всей силы.

Подействовало, она чуть вскрикнула, дёрнулась, а на попе проступила быстро багровеющая полоса, я повторил ещё два раза, на третий жена сказала… «Ну хватит уже, больно», и тут я быстро схватил фиксатор анальной пробки и выдернул его наружу с громким чмоканьем. Жена заорала в голос, видимо не предполагала такого коварства с моей стороны, а я смазал стоящий колом член гелем и резко вставил его в пострадавшую жопу жене, которой нравились некоторые элементы садизма в отношениях, и она на меня нисколько не обиделась за происшедшее.

Отверстие очень хорошо разработалось, плотно обтянуло головку, а когда самая толстая часть прошла внутрь расслабилось. Люда тоже на миг замерла и быстро начала двигать тазом, сама насаживаясь на меня, а после того, как я кончил, долго ещё лежала, постанывая и выгибая спинку. Я же, когда вынул свой член сразу подобрал пробку и снова вставил её на место, услышав после этого… «Поганец», но тут же отстегнул, перевернул мою любимую и нежно принялся ласкать языком её киску, балдея от пьянящего запаха молодой возбуждённой девушки.

Вот и в этот раз её личико морщилось от удовольствия и возбуждения, Мила кусала губки и старалась не стонать громко, чтобы не привлечь внимание увлёкшейся происходящим на экране телевизора дочери. Долго это не могло продолжаться, и я почувствовал приближение финала.

Я только приехал в тот раз из трёхдневной командировки на объект, а половина недели без жены накопили в яйцах куда больший, чем обычно заряд спермы. Моя благоверная её любит с удовольствием пьет, даже маски делает, это когда просит обкончать всё лицо и пальцами рук размазываем свежую сперму, покрывая лоб, щёки, шею скользкой плёнкой, которая после высыхает. Иногда так и спит, если смыть забудет. Меня же это всегда дико возбуждает и зачастую она, даже еще не проснувшись толком с утра, получает туда же ещё одну порцию. Но в этот раз было не до косметических процедур, я решил просто наполнить ей полный ротик, тем более присутствие Катьки действовало очень возбуждающе.

В самый последний миг я успел вынуть член, донёс до лица Милы и, сделав несколько движений рукой, сжатой в кулак, начал извергаться в неё. Первая струя ударилась о верхнюю губу и отскочила в широко раскрытый рот, затем последовали ещё несколько. Наблюдая за лицом жены, я вдруг заметил, как её глаза стали шире, и она вдруг быстро приблизилась к моему паху головой и до конца заглотила весь член, достав до горла, куда и попали остатки от оргазма. Не прекращая кончать я оглянулся вбок, где на кресле стояла Катя, с любопытством разглядывая нас. Когда успела, ведь вставая из – под одеяла, я посмотрел, чтоб её не было. Я глянул на жену, которая философски пожала плечами, впрочем продолжая удерживать мой член глубоко во рту. Её лицо при этом как бы говорило… «А я что, я тут рядом лежу, сам разбирайся».

Я постарался как мог быстро вынуть опадающий член изо рта Люды, и быстро закрылся под одеялом. Жена аккуратно и, как мне показалось, немножечко демонстративно стерла пальчиком остатки спермы, попавшей на лицо, быстро его облизала и посмотрела на Катьку. Та переводила непонимающий взгляд с мамы на папу и, в конце концов, поинтересовалась.

– Мама, а ты папину писю зачем целовала? – хорошо ещё она не видела, что на самом деле происходило.

– Ну, доча, просто, когда папа делает маме что – то приятно, – тут она мило и невинно посмотрела на меня, – я его так благодарю за то, что он хороший.

И вот это было ошибкой. У дочки нашей неуёмное любопытство, она нас любит и старается это всячески доказывать. Очень бурная смесь, а при упертом характере иногда становится совсем непереносимой. Так и произошло на этот раз.

Сразу начав улыбаться, Катя сорвалась с кресла и метнулась к нам в кровать, зарылась с головой в подушку и произнесла…

– Я тоже хочу поблагодарить папочку! – и начала стягивать одеяло, в которое я вцепился, как утопающий в круг.

– Доча, это можно только маме, – увещевала её Люда. Бесполезно. Через минуту началась истерика. Я сбежал в туалет, где подмылся по – быстрому, вытерся и вышел. Слёз уже было море, Катька не унималась. Попытки отправить спать так же плохо проходили. Примерно на десятой минуте это маму достало.

– Всё, не могу больше, Юр, дай ей, что она просит, пусть успокоится, у меня нервы на пределе.

– С ума сошла, она же ребёнок!

– Жеребёнок, – передразнивает, вставая с кровати Мила, – а если не хочешь, сам её и успокаивай.

Почувствовав сдачу в плен одной стороны, Катька зарыдала ещё громче. Я пытался настаивать, объяснять, даже шлёпнул её по голой попе, чего очень давно не делал, но всё бесполезно. Вернулась жена из ванной.

– И как?

– Знаешь, а меня это тоже достало, – сказал я, – хорошо, Катенька, но только один раз.

Куда бы только слёзы делись. Пару раз всхлипнув, дочь сразу успокоилась и полезла ластиться, после чего я раздвинул полы халата и предстал перед ней в чём мать родила. Член не вставал пока после недавнего секса, отдыхая. Подошедшая Люда села рядом с дочерью, наклонилась недолго шептала что – то той на ухо, затем протянула руку и положила член себе на ладонь, оставив только головку свешиваться вниз.

– Спасибо, папочка, я тебя люблю, – произнесла моя Катька, одновременно сделав то же самое, что делала моя жена недавно – поцеловала головку, а затем полностью взяла ее в рот. Это было неописуемо приятно, я только начал полностью осознавать, что моя шестилетняя дочь, не понимая даже, что делает, взяла мой член в рот. Пока еще не вставший, он наполовину исчез в теплом рту шестилетней малышки, доставляя мне уйму новых ощущений тёплыми касаниями губ и язычка. Катя пощекотала по находившейся внутри рта головке, почмокала губками и вполне возможно продолжала бы баловаться моим органом, как чупа – чупсом, но я не выдержал и моё достоинство вздыбилось и удерживать увеличивающуюся головку во рту Катька больше не смогла. Предвидя новые вопросы, я быстро запахнулся в халат, а Люду попросил отправить дочку спать.

Когда та вернулась, мы сначала поговорили, придя к выводу, что в принципе не произошло ничего из ряда вон, жена клятвенно заверила, что вытрясла с дочки обещание никому даже не намекать на произошедшее и после обоюдно признались, что возбуждены до предела и самое странное, нам понравилось. Люда вообще сказала, что когда увидела увеличившуюся до предела головку, выскакивающую изо рта дочки, с тянувшейся за ней с маленьких губок ниточку слюны, то чуть не кончила. После этого мы накинулись друг на друга и я отодрал жену так, что наутро мы проспали и работу, и детский садик.

Неделя прошла спокойно. Чтобы не допускать подобных эксцессов, мы с женой стали аккуратнее в отношениях, но Катюшка так периодически и пыталась меня «благодарить». Жена на это смотрела сквозь пальцы, даже, на мой взгляд, с любопытством, прекрасно понимая, что дальше дело не зайдёт (мало она дочку, видать, знала). Но пока Катька только целовала мой член и брала в рот если он был не возбуждён, поскольку он был толстоват для девственного ротика шестилетней девочки.

Катя проделывала это механически, не задумываясь о процессе, для неё это было как поцелуй в щёку перед сном. Она, конечно, была любопытна и наблюдательна, пыталась сделать «как мама», но как – то немного царапнула головку, а Люда, когда узнала про это, категорически запретила дальнейшие эксперименты. Катька надулась и вознамерилась устроить ещё одну сцену, но Мила решила снизойти до объяснений, очень уж рассердилась. Уложив меня на кровать, супруга начала делать мне минет прямо на глазах дочери, очень медленно насаживаясь кудрявой головой на мой член. Подождав, чтобы я полностью возбудился, супруга вынула изо рта игрушку, и сказала Катерине.

– Смотри, – и широко открыв рот, даже не касаясь губами, пропустила мой член до конца, чуть замедлилась, когда он упёрся в гортань, но продолжила давить, пока не упёрлась губами в основание ствола, а аккуратный носик утонул в моих яичках. Хуй в это время полностью прошёл в горло, которое привычно расширилось и ритмично запульсировало.

Подержав так секунд тридцать, медленно качая головой по стволу вверх – вниз, Людмила выпустила меня на волю, встала, подошла к шкафу, достала оттуда коробку с нашими интимными игрушками и вынула латексный искусственный член длиной сантиметров тридцать. Почему она его выбрала было понятно – во – первых, толщина была пусть поменьше моего агрегата, но ненамного, во – вторых, что главное, прозрачный латекс не имел форму члена, а был полностью гладким и скользким.

– Вот когда ты сможешь взять его в рот наполовину, не задев зубами, будешь целовать папу.

Дочка упрямо надувшись, вызов приняла, она овен, что с неё возьмёшь – теперь уже не отступит. Забрав новую игрушку, Катька успокоилась, но начала тренироваться. Поначалу ничего не получалось, а мама ей ничуть не помогала. Тогда она, поревев немного, упросила меня и втайне от жены мне пришлось дать пару советов (к тому моменту мне уже очень хотелось чтобы мой дружок оказался в Катькином ротике), объяснив как правильно делать глубокое проникновение.

К сожалению, в горло малышки этот прибор не входил, несмотря на всё старание, но я прикупил ей такой же, но для анального секса, и всего сантиметра три в диаметре. Когда она его увидела, то взвизгнула от радости и попыталась сунуть в рот без подготовки. Каково же было её удивление, когда после попыток на большом члене, маленький практически сразу провалился в горло до самого основания, что явно оказалось полной неожиданностью для дошкольницы. Дочка не успела даже испугаться, а вся розовая игрушка вдруг оказалась у нее в горле. Малышка сразу вынула фаллос обратно, поперхнулась, сильно закашлялась, и её вырвало прямо на пол детской.

Я быстро всё убрал, утешил, как мог, перепугавшуюся девочку, объяснил, что такое рвотный рефлекс. Она не поняла почти ничего, но уяснила, что если тренироваться, то все получится и опасного ничего не произошло. Спустя всего два месяца моя дочь уже самостоятельно могла пропихнуть пятисантиметрового «старшего брата» в узкое горлышко, которое растягивалось при этом так, что, казалось, порвётся.

Девочка была горда достижением и порывалась сразу броситься к маме, но я её остановил, убедив, что в пятницу вечером для этого самое лучшее время. Единственное, я попросил не говорить жене о моём участии в споре, а на вопросы отвечать, что подсмотрела, как это делала мама папе. Чего мне стоило при виде красного латексного имитатора, исчезающего наполовину в моей дочку, её не трахнуть прямо на месте, я не знаю, но удержался.

Скажете: «Бред, ребёнок не может такого никогда». Три ха ха. Проведите эксперимент, купите вашему дитятку чупа – чупс. Но не простой, а XXL размера, который берут в основном «продвинутые» девушки. Вы сильно удивитесь, когда ваш малыш без каких – либо усилий запихнёт эту махину в рот и через четверть часа всю слопает. Или ещё проще – поспорьте с ним на что – нибудь, кто больше откусит от яблока, и вас ждёт большой сюрприз.

Что же касается горлового проникновения, то все мышцы в человеческом организме имеют свойство и возможность растягиваться чуть ли не в три раза, а у женщин нет мешающего таким экспериментам адамова яблока. Поэтому регулярными тренировками можно достичь очень многого, что с детской непосредственностью и продемонстрировала моя дочка. Правда, голос её несколько изменился после экспериментов, превратившись из пищания в обещающее стать в будущем очень красивым контральто. Это сдуру можно хуй сломать, а если подойти к тренировкам правильно и делать всё постепенно, то связки растягиваются и можно буквально творить чудеса.

В ближайшую пятницу вечером мы в очередной раз лежали с Людой на кровати перед телевизором. Катька подошла к нам, села маме на живот и с гордым видом достав из – за спины чуть покусанный к тому времени искусственный член, запрокинула голову, глубоко вдохнула и аккуратно опустила в себя больше двадцати сантиметров, лишь чуть задержавшись, когда он проходил гортань. На шее шестилетнего ребёнка вздулись жилки, кожа натянулась, горло обхватило инородное тело внутри.

Было видно, что этот подвиг давался дочке с немалым трудом. Жена сидела в шоке и не могла вымолвить ни слова, только широко открывая и закрывая рот. Нет, она тоже могла такое проделать, но вот так, без подготовки вряд ли сумела бы сразу повторить этот подвиг.

Катька же поводила вперед – назад агрегатом во рту и вынула его, наконец, с гордым видом победительницы смотря на маму.

– Ты обещала, можно я теперь буду папе делать приятное? – мы ей уже давно объяснили, во избежание недопонимания в дальнейшем, что это не благодарность, а удовольствие, но дочь, когда узнала об этом, только ещё больше загорелась желанием, поскольку любила нас и приятное делать всегда была готова в любой момент и в любой форме.

Аргументов отказать дочери, после такого успешного завершения спора и предполагая, каким трудом достигнуто это умение, означало полностью потерять её доверие, и Люда только кивнула, не произнеся ничего. Катька обрадовано взвизгнула и полезла целоваться к нам обоим. В кутерьме и смехе прошло, наверное, минут пять, прежде, чем она поднялась и сказала:

– Папочка, ложись, я сделаю тебе приятное.

Сказано это было шестилетним ребёнком, не имевшим никаких понятий о сексуальности, стыде, просто из любви и желания доставить удовольствие любимому человеку. Эта невинная непосредственность так меня завела, что отказаться не было никакого желания и сил, я только быстро скинул халат, открыв мой возбуждённый сверх всякой меры член на всеобще обозрение, лёг на кровать и расслабился в предвкушении.

Дочка села мне в ноги и сразу же начала облизывать член снизу верх, густо смазывая его своей слюной. Точно так же она поступала и с искусственной игрушкой, чтобы та быстрее проходила внутрь. Потом дочь наклонила голову, посмотрела на меня своими синими глазами и, широко открыв рот, погрузила моё достоинство в дарящую наслаждение глубину маленкого ротика. Ощущения не передать. Головка была окружена теплом со всех сторон, при этом зубки ни разу даже близко не приближались к ней. Как тёплый бархат. Было настолько приятно, что я не выдержал и застонал от удовольствия откидываясь на подушку и начав двигать тазом. Возникло нестерпимое желание поступить как я привык делать это с женой – взять за пушистую голову и вдавить свой член внутрь до конца, но я терпел, кусая губы.

Постепенно, на несколько сантиметров вверх – вниз начала двигаться голова Кати, то освобо

ждая фиолетовую, раздувшуюся головку из ротика, то снова её туда погружая. Губки вытянулись, дочка при каждом движении открывала рот шире, а когда головка проходила глубже, смыкала губки на члене как можно дальше к основанию и подтягивала их к себе, скользя по коже плотным кольцом губ. Одновременно она игралась мягким и чуть шершавым язычком внутри. Хорошо, как и у мамы, у Кати был такой же большой рот, куда вполне поместилось моё хозяйство. И вообще, где она научилась так сосать, я вас спрашиваю?

Жена, смотревшая на это, покраснела, ручка её давно спряталась под одеялом и отчаянно натирала киску, но этого было мало, и тогда она схватила с пола искусственный член, на котором тренировалась Катька, запихнула его в себя на полную глубину, откинувшись на подушки и громко, с облегчением, застонала. Дочь тут же вынула из себя мой член и с беспокойством посмотрела на маму.

– Мамочка, что с тобой?

– Всё хорошо, доченька, – с придыханием ответила она, – маме просто очень приятно, продолжай.

Подумав, что это касается доставляемым ею папе удовольствием, Катька надулась от гордости и решила показать любимым родителям всё, на что способна. Она наклонилась сбоку и, извернувшись так, чтобы быть на прямой линии с моим членом, медленно начала пропихивать толстый агрегат в свое детское горлышко.

Вначале, когда она тренировалась, я наблюдал за её действиями и не верил, что она не повредит себе ничего. Потом оказалось, что дочь прекрасно чувствовала, когда нужно останавливаться, а за два месяца тренировок её горло стало настолько эластичным, что туда спокойно проходил пятисантиметровый латексный член. Она призналась, что первый раз было больно говорить после этого, но немного отдохнув и попробовав на маленьком, она вполне освоила позже и большой. Поэтому, хоть мой член и был малость побольше в середине, но более узкая головка прошла в горло дочери, следом вошла уздечка и, наконец, довольно большая часть оказалась внутри, перекрыв доступ кислороду.

О! Такого мне не приходилось ощущал никогда. Даже девственная попа, в которую я как то отодрал пятнадцатилетнюю худую девочку, приехавшую с семьёй в гости к отцу из Питера, она так не охватывает мой хуй, как это делало сейчас горлышко детсадовского возраста малышки. Я просто не мог поверить, что такое вообще возможно, но это происходило в реальности и дарило острое, неперносимое наслаждение.

Я взял в руки начавшую качаться вверх – вниз голову Кати и заставил её замереть, чтобы почувствовать головкой, как пульсирует растянутое горло, своим тиком отчитывая удары сердечка девочки. Я подержал так её, а потом, видя, что член еще не достиг максимальной глубины, одной рукой насадил ртом до конца, с силой прижав её голову к лобку, другой поглаживая раздувшуюся, как у проглотившего бейсбольный шарик удава шейку. Катька же в это время ручками обхватила меня и самоотверженно терпела, стараясь как можно дольше продержать член во рту, сжав мои руки так, что её пальчики побелели от напряжения.

Смотревшая на это жена забеспокоилась, выпустила из рук Катину игрушку и отвела мои руки, после чего дочка мягко поднялась, головка вновь оказалась во рту, а из носа девочки сразу же с сипом вырвалось тяжёлое дыхание. Дочка устало склонила голову, а изо рта вытекла струйка слюны, похожей на сперму и растеклась по моему бедру, сползая на простынь. .

– Доча, хватит, – прерывистым от дикого возбуждения голосом сказала моя жена, – Дай дальше мама папе хорошо сделает.

Уставшая малышка с хрипотцой в голосе согласилась, но только сказала, что посмотрит. После проделанного, возражать мы и не подумали. Мила, вынув из своей щёлки искусственный член, сама воткнула его в попу, после чего, прижимая рукой, опустилась на мой возбуждённый орган и остановилась, наслаждаясь проникшим в неё живым теплом.

Посидев немного, она начала двигаться, прижимая одну руку к попе, откуда торчала искусственная заглушка, сужавшая влагалище, и доставлявшая этим нам обоим огромное удовольствие. Второй рукой жена мяла свои груди, которые перехватил я, а ручка жены скользнула назад. Люда уже не просто стонала, а в голос кричала от удовольствия, полностью игнорируя дочь. Все запреты социального общества полностью испарились в её сознании, и попроси я сейчас её сделать приятное дочке, она с радостью бы согласилась и бросилась ту вылизывать, только бы продолжалось даримое мной счастье.

Катька же тихо сидела в кресле, невинно сложив ручки на коленках и следя за этим невероятно развратным зрелищем. А нам было всё равно.

Тут и Катя, видя, что маме неудобно изворачиваться и держать рукой выскальзывающий из анального отверстия фаллос, подползла на коленках по одеялу и двумя руками взялась за привычную игрушку, инстинктивно желая оказать помощь.

Люда ту сразу отпустила, легла на меня, ещё больше выставляя на обозрение дочки свои расширенные членами дырочки. Она взялась за поручень кровати и принялась яростно скакать на мне.

Катька поначалу с трудом удерживала искусственный член в руках, но постепенно, видя как маме нравится, схватила его сильнее и не просто удерживала а старалась как можно глубже и сильнее ввести его внутрь, что безумно нравилось Люде, не имевшей до того возможности наслаждаться сразу двумя партнёрами и потерявшей голову от страсти.

Когда приблизился финал, жена, видимо тоже желая показать мне, что не пальцем делана, соскочила с члена и, повернувшись так, чтобы Катьке было всё хорошо всё видно, как и дочка до этого, полностью погрузила перепачканный выделениями хуй в свой рот.

Головка мгновенно прошла горло так, что начала извергаться уже в желудок жены, сливая туда сперму с каждой новой пульсацией. Она не ожидала от меня такой быстрой реакции, и часть семени попала не туда. Люда не смогла выровнять дыхание сразу, вытащила головку в рот, но не успела выпустить её наружу, и несколько толчков влетели в её раскрытое и расширенное горло как раз во время сдерживаемого кашля.

Это стало последней каплей. Люда в итоге не выдержала, зашлась кашлем и сперма не найдя другого выхода, тут же прошла носом, двумя длинными толстыми соплями свесившись с кончика. Жена выпустила от неожиданности ещё фонтанирующий член, замотала головой, разбрызгивая в разные стороны висящую сперму, которая завертелась вслед движениям головы, попыталась вдохнуть обратно, но вязкая жидкость не прошла, а только ещё больше усилила кашель.

Прочихавшись и высморкав сперму из носа и горла, мне на живот, где уже собралась аккуратная лужица, Людка вскочила и убежала в ванную, где, судя по звукам, её вытошнило недавним ужином и моим угощением. Как только мама убежала, я поманил Катьку к себе, указав на лежащий и сочащийся спермой член.

Не видевшая до того спермы дочь, с любопытством посмотрела на стекающие капли с дырочки в головке, но только на секунду, затем сразу всосала головку в ротик и принялась его медленно вычищать. Спермы было очень мало и вкус она не почувствовала, хотя и пыталась сделать это, забавно чмокая губками.

– Что это?

– Это вкусно и полезно, это подарок маме, когда она мне делает так хорошо, как сейчас, – сказал я.

Дочка все просекла, она всегда и всё повторяла за мамой, оглянулась на дверь, и, быстро нагнувшись, с хлюпаньем всосала в рот натёкшую на живот лужицу спермы, покатала жидкость на языке, оценивая вкус, затем почмокала несколько раз и в конце проглотила. Наклонив голову, она облизала покрасневшие губки, блестящие от спермы и вынесла решение:

– Не сладко, но пахнет йогуртом! – и довольная полезла ко мне обниматься. Я же, шутливо отбиваясь от разыгравшегося ребёнка, понял, что только что только что получил отличную замену жене, так же по работе ездившую в командировки. При этом замену, которая готова делать это сколько угодно, когда угодно и которой новые ощущения отчаянно нравится, нужно только будет попросить жену немного потренировать Катюху в технике.

 
avatar