Вторник , Май 21 2019
Домой / Sexwife & Cuckold / Мои ветвистые рога

Мои ветвистые рога

— Ну и как, понравилось чужие хуи сосать, а?! — говорю я зло и едко, едва не срываясь на истерический крик.

— Хорош хуйню нести, дурак, — Вика пытается изображать раздражение, но страх в её голосе чувствуется, она испугана. И ведь есть чего бояться, есть!

— Не придуривайся, шлюха! — я приближаю своё лицо к лицу жены так, что злые капли слюны капают ей на подбородок, а она морщится будто это сильнейший яд. Так и есть, слюна моя сейчас хуже яда кобры, хуже серной кислоты, — Я всё видел! Всю вашу блядскую переписку! Ты не от подруги вернулась, не от мааамочки, ты от ёбарей своих приехала! Небось ещё пизда ими воняет! Подмыться хоть успела?!

— Тише, не шуми, — Вика едва не плачет, — дети спят.

Детей я отвёз к бабушке ещё днём.

— Что-то ты не думала о детях когда раздвигала свои блядское ноги, когда заглатывала чужие вонючие хуи, — я всё же перехожу на шёпот, — вкусно было, да?! Глотала малафью ихнюю?! Глотала, я спрашиваю?!

— Прекрати, Вань, хватит…

— Ты бы так своему Тиграну говорила или Лёшику! Лёооошик, Лёооошенька, Алёоооша… Тьфу, бля!

— Вань, ну хватит, ну пожалуйста…

Я немного остываю и убираю руку с плеча жены. Та трёт больное место. На плече теперь останется синяк. Вика молчит, глядя в пол, хлюпает носом и тяжело дышит, борясь со слезами.

— Ну что ж, шлюшка, — шепчу я прямо в ухо. Но слово «шлюшка» получается не запланировано ласковым, даже нежным, — у тебя есть шанс исправить своё незавидное положение. Искупить, так сказать, делом, а не словом. И ты знаешь, как.

— Может, не надо, а, Вань?

— Надо, Вика, надо…

***

Женаты мы с Викой уже (ну, или всего) четыре года. Мне уже давно за тридцатник, но женат впервые. Вике же всего двадцать три. У нас двое детей, мальчишки-близнецы, по три года. Живём мы не в столице, но и не в мухосранске каком-то, областной центр всё-таки. Хороший частный дом в не самом плохом районе на окраине. Не шикуем, но и далеко не бедствуем: машина, хорошая мебель, заграничные курорты каждые полгода. Эти-то регулярные курорты и сыграли с нашей семейной жизнью злую шутку.

Первые два года, пока беременность и дети маленькие, Вика практически безвылазно сидела дома, моталась с вечно болеющими детьми по поликлиникам и собесам, вела хозяйство, а я работал в поте лица чтобы обеспечить молодой семье достойную жизнь. На личные отношения времени почти не оставалось. Да, секс был, но без огонька. Стандартные пара-тройка поз, куник, минет, не более.

Но Вика всё же успевала следить за собой, поддерживать хорошую форму. А формы у неё, я вам скажу, что надо. Женщина она, что называется, фигуристая: среднего роста, стройная, но с выдающейся далеко вперёд грудью, широкой круглой задницей и пускай не очень стройными и длинными, но и не кривыми и не толстыми ногами. Да и лицо хоть и не блистало изысканной красотой фотомодели, но впечатляло своей простой восточноевропейской милотой: светло-русые волосы, серые глаза, молочная кожа с веснушками, нисколько не портившими его, а лишь придававшими лицу особенную изюминку. На её внешность я и повёлся при первом нашем знакомстве.

Дело было так. Пятница, вечер, у кого-то из коллег по работе юбилей. Скинулись на подарок, уже и не помню какой, да это и не важно, и пошли отмечать в лучший пивной ресторан нашего города. Компания наша была почти чисто мужской, если не считать Зинаиду Михайловну, бухгалтера сорока восьми лет. Да и та была при муже, начальнике отдела.

Ресторан, естественно, носил гордое немецкое имя: «Бавария». Пиво, конечно же, тоже «немецкое», колбасы, бублики и прочие элементы германскости в представлении российского обывателя. Одним из них были официантки. Все, как на подбор, молодые, румяные, в платьях с короткой юбкой и просторным декольте. Нам досталась молодуха с грудью, готовой вот-вот вывалиться из платья наружу, и широкой белозубой улыбкой. Звали её Вика. Да, не буду никого интриговать, это моя будущая жена.

Вика белозубо улыбалась и задорно хохотала надо всеми нашими сальными шуточками в её адрес, но лишнего не позволяла. Все наши попытки залезть под короткую кружевную юбчонку она пресекала на корню. Но мне всё же удалось «стрельнуть» у неё номерок телефона. Дело в том что во всей нашей честной компании я оказался единственным относительно привлекательным мужчиной. Остальные были или слишком старые, или слишком жирные, или чересчур пьяные и хамоватые. Я же, хоть и не красавец, да и не юнец уже, вёл себя относительно прилично, реже других и не слишком глубоко лез под юбку, не отпускал слишком пошлые шуточки в её сторону, а лишь делал комплименты и улыбался. Зацепила она меня, надо сказать, хорошенько: молодая, сочная, весёлая, да ещё сказывалась праздничная пятничная атмосфера и изрядное количество выпитого пива.

Я позвонил на следующий день и мы договорились встретиться и прогуляться. Я заехал за ней на своём «Тигуане», а потом наш путь лежал на набережную. При свете дня, на трезвую голову и в повседневной одежде она уже не казалась такой соблазнительной и желанной красоткой как в ресторане, но всё ещё оставалась весьма милой и привлекательной. Да и круглую упругую задницу в джинсах было видно лучше. Разглядывая её краем глаз, я заметил, что она непривычно ёрзает в мягком кресле производства немецкого автопрома, с любопытством разглядывает салон.

— Что, не ездила ещё на такой?

— Не-а, на такой крутой тачке ещё нет.

Во время нашей беседы в машине и на осенней набережной выяснилось что девчонка она деревенская, с окраины соседней области, девятнадцати лет, приехала поступать в ВУЗ, но получилось лишь в технарь, снимает совместно с более удачливой подругой, поступившей-таки в универ, комнатку в «хрущёвке», подрабатывает официанткой. Наша весёлая компашка попалась ей всего на второй рабочий день. Так что вовсе не удивительно, что моя не самая дорогая тачка показалась ей крутой, а мой одноэтажный добротный дом с аккуратным газоном — шикарным особняком.

Перед тем как решиться ехать ко мне, мы долго бродили по берегу, взявшись за руки, любуясь камышами и закатом на фоне спальных районов и заводских труб, целовались на лавочке в сумерках, а потом, продрогнув, в машине. Я мял под футболкой её упругие большие сиськи и твёрдую круглую жопу сквозь джинсы, чуть не трахнув прямо в салоне, но Вика взбрыкнула и едва не сбежала. Потом она пришла к выводу, что если считать ресторан, то свидание всё же второе, а не первое, и с учётом того что живу я один в своём доме, Вика согласилась ехать ко мне.

Я бы мог, конечно, приукрасить наш секс, обрисовать его страстным, безумным и романтичным, но врать не привык: всё было довольно традиционно, если не сказать — банально. Долгие французские поцелуи в полумраке гостиной с постепенным раздеванием, я сверху на ней на диване, она пытается подмахивать и стонать, но получается не то чтобы очень хорошо, но не так уж и плохо. Естественно, резинкой я пользовался. Она, конечно, давно не девственница, но и не гуру секса, не похожа на опытную шалаву. Как, впрочем и я: ни особыми размерами, ни прытью я похвастать не мог. Первый раз кончил минут за пять, не больше. Но всё же её молодое сочное тело дало о себе знать: после чашечки кофе и не особо умелого минета я ещё раз отымел её, но уже рачком. Викина круглая мясистая жопа при этом приятно шлёпалась о мои бёдра, а сиськи болтались как два церковных колокола в такт нашим простым движениям. Мне нравилась мять эти два больших упругих мячика, таких классных сисек я ещё ни разу не мял.

Ночевать она осталась у меня. Отзвонилась подруге, приняла душ и легла мне под бочок в чём мать родила. Уснул я быстро, а проснулся от того что мой член обрабатывал горячий ротик Вики. Было уже светло, мне скоро вставать на работу, но Вика оседлала моего бойца сверху, её торчащие соски приятно щекотали мою безволосую грудь. Я потянулся к тумбочке, достать презервативы, но Вика остановила меня:

— Сегодня можно в меня, я подсчитала.

Но, естественно, как и бывает в таких случаях, то ли подсчитала она неверно, то ли сделала это специально (что скорее всего), но ровно через девять месяцев я встречал её с цветами и нашими родителями возле роддома, радостно плачущими от счастья: первые внуки, как никак.

Узнав о беременности Вики, я не паниковал, но и не прыгал от счастья. Поразмыслив хорошенько, решил что это даже к лучшему. Пора и мне остепениться, завести семью, детей. Всё-таки уже за тридцатник, хорошая работа, дом, машина, да и родители давно плешь проели со свадьбой. На Вику за её хитрый приём зла не держал. Девка она молодая, не дурна собой, а тут подвернулся богатый, по её меркам, мужик, пускай и не красавец и старше её на полтора десятка лет, но зато добрый и работящий. Да и сама она оказалась бабой покладистой, хорошо готовила (так, что я набрал кило семь веса и обзавёлся солидным пузиком), убиралась по дому, нянчилась с детьми, но и себя не запускала: купил ей велотренажёр и прочую лабуду для фигуры. Машинку ей тоже взял, б/у-шный «Пежо», но ездила она нечасто, только к маме или по большой нужде. В общем, первые два года мы жили, не тужили. Страстными влюбленными я бы нашу пару не назвал, но это даже к лучшему. Такие отношения, как правило, ярко горят, но быстро гаснут. Были у нас и ссоры, и примирения, всё как у всех, но в целом нашу семью можно было назвать образцовой. И вот наступил тот самый день, первый день моего отпуска. Первого отпуска за два года.

На дворе, надо сказать спасибо моему начальству, стоял не самый солнечный месяц — ноябрь. Полистав яркие буклеты, мы остановились на Эмиратах. В Турции уже прохладно, в Ебипте я бывал, Таиланд и Индия — далековато, а вот Дубаи — самое то. Пацанов решили оставить на бабушек с дедушками, пускай подышат деревенским воздухом малые. Да и нам надо отдохнуть от вечно орущих чад. Бабушкам они были только в радость, они чуть не передрались за право первой нянчить внуков, дедули тоже были не против.

Заселились мы, конечно, не в «Бурдж аль Араб», а «Бурдж Халифа» тогда ещё не построили, но тоже в неплохом четырёхзвёздном отеле. Курортная жизнь текла своим чередом: пляжи, магазины, катание на квадрациклах и прочие прелести Эмиратов. Вика там буквально расцвела. После нудного домашнего быта она отрывалась по полной: загорала, купалась, шопилась в бутиках, плясала на дискотеках. Своим сочным телом в откровенных нарядах она всегда производила просто фурор. Мужики не сводили с неё сальных взглядов и истекали слюной, но Вика ничего лишнего им не позволяла, всем демонстрируя дорогое обручальное кольцо. Лишь лёгкий флирт, порождавший у меня в груди бурные взрывы ревности. Но после этих взрывов наш секс в номере отеля был особенно страстным, лучшим за все годы супружества.

Вернувшись домой, в серые будни, я вновь с головой окунулся в работу, а вот Вику как будто подменили. Она всё реже готовила фирменную домашнюю вкуснятину, покупая полуфабрикаты, дом потихоньку обрастал пылью и паутиной, газон превращался в бурьян, дети всё чаще гостили у бабушек. Да и в постели всё стало ещё скучней и унылей. Всё чаще она залипала в своём планшете, переписываясь в соцсетях. Я заподозрил адюльтер.

Слава великому и могучему паролю «QWЕRTY», шифровальщик из неё очень плохой, и я легко взломал её аккаунты в соцсетях, читая переписку благоверной.

Помимо реального аккаунта Виктории Мурашовой, который она практически не посещала, она зарегистрировалась ещё под одним именем: Вика Ягодка.

«Пиздец, как оригинально!» — думаю я. Но мне, на самом деле, не до смеха.

На аватарку она поставила какую-то аниме-лабудень, профиль оставила практически пустым. Ну что же, приступаем к самому интересному, к самой мякотке: личная переписка. Что там у нас?

Так-ссс… Парочка тупых дрочеров, быстро посланных в пешее эротическое путешествие, спамеры… А вот и он! Аккаунт левый, но с несколькими реальными фото. Я узнаю его, это Тигран, наш сосед по отелю в Дубае! В дальнейшем он просто «Т», а Вика просто «В».

Не прошло и двух дней после приезда с тёплых морей до начала их переписки.

В: привет тигран это ты

Т: привет я а ты это та вика из дубаи

В: да я

Т: дакажи на фото

В: вот (кидает только что сделанное селфи на фоне нашей, нашей, сука! спальни)

Т: это ты дома

В: да

Т: ты одна

В: с детьми

Т: кагда адна будеш

В: не знаю

Т: покажи сиськи

В: не могу

Т: почему

В: стесняюсь

Т: покажи как тагда в отеле

В: не могу

Т: ты обещала

Т: ау

Т: вика ты где

Т: пакажи

Т: прашу пожалуйста

В: кидает фото в лифчике без лица

Т: голые пакажи

Т: ты где

Т: пакажи

В: так? (на кадре до боли знакомые мне большие сиськи Вики)

Т: харашо

Я выключаю смартфон, тяжело дыша, дальше читать нет сил от злости. Вот ведь сука! Вспомнил я этого Тиграна. Летели с ним и его многочисленным семейством туда и обратно. Он тоже бросал недвусмысленные взгляды в сторону моей Вики, но ничем особенным среди толпы других не выделялся. Молодой, под тридцать, но уже четверо детей и сварливая страшная жена. Помоложе, постройнее и покрасивее меня, конечно, но тоже не Аполлон. Свозил, называется, жену на курорт! Вывел, значит, в люди! Допиваю кофе и читаю дальше.

В: как тебе

Т: атлична

Т: пакажи пизду

В: ты уже видел

Вот ведь тварь, и пизду ему показывала! Видать ещё там, в сраных дубаях! А строила из себя недотрогу!

Т: пакажи

Т: ну

В: тебе только это и нужно

Т: нет я тебе серьги дарил калье дарил белье дарил

Т: помниш

Т: пакажи пизду

В: вот (кидает свою бритую промежность)

Т: харашо

Т: кагда увидимся

В: пока не могу дети всегда дома

Т: спать их улажи

В: я так не могу

Так она, блядь, не может! Так! Дети ей, оказывается, мешают! Тварь! Шлюха! Подстилка!

Т: а кагда

В: отправлю детей к бабушке и напишу

Т: ок

Далее ничего интересного, лишь занудные просьбы от Тиграна и молчание оффлайн от Вики. Проходит несколько дней и переписка возобновляется.

В: привет

Т: привет дарагая

В: дети у свекрови

Т: ты меня ждеш

В: да но я волнуюсь

Т: не валнуйся все будет прекрасно

В: покажи его

Тигран кидает фото своего стоячего «горца». Я, если честно, опасался совсем уж монструозных размеров. Но нет, всё вполне себе скромно, может только чуть больше моего, да и то не факт. Разве что потемнее, тщательнее выбрит и вместо белого пуза на заднем фоне плоский волосатый живот.

Поймал себя на мысли, что внимательно рассматриваю чужой стоячий хуй. И это мне даже нравится! А от мысли, что этот смуглый раздутый хуй ебёт розовую, нежную и ароматную пизденку моей Вики, которую мне так нравилось лизать, которая произвела на свет моих сыновей, член мой, незаметно для меня самого, раздул вдруг немаленький бугор на штанах, прямо под рабочим столом!

Что же это такое происходит? Почему это вдруг мой праведный и благородный гнев в отношении неверной жены оказал на меня такой ошеломляющий эффект?! Нет, это просто наваждение какое-то! Сейчас почитаю ещё, разозлюсь посильнее и всё как рукой снимет.

В: какой большой! (Пиздоболка!)

Т: хочеш его

В: очень

Т: пасасешь

В: да

Т: муж кагда вернеца

В: после 8

Т: черес час буду

В: только акуратней с соседями у нас частный сектор все всех знают

Т: не дурак зделаю все акуратна

Переписка вновь обрывается, лишь пару сообщений от Вики с вопросом скоро ли он приедет и просьбой быть аккуратнее с соседями.

Я сижу весь красный, потный, руки трясутся. Хуй снова стоит. Стоит крепче прежнего. У меня непреодолимое желание слить содержимое яиц. Иду в офисный туалет и яростно, чуть не до крови, дрочу.

Сука! Блядь! Мразь! Шалава! Ааааааааа… ууууффффффф…

Сперма плавает густым белым комком в унитазе, будто дохлая медуза. Несколько капель попали на стульчак. Аккуратно вытираю его бумагой, смываю воду и иду в кабинет, читать дальнейшую переписку. Работа на сегодня пошла по пизде. Я уже не могу больше ни о чём другом думать. Мне бы бросить чтение, найти этого Тиграна, набить ему морду. Может и не самому, он всё же покрепче и помоложе, а попросить кого-нибудь помочь, но всё равно разобраться по-мужски. Но надо сначала убедиться окончательно в измене, нельзя в таком серьёзном деле пороть горячку.

Вечером того же дня они продолжают мило ворковать.

Т: как ты малышка

В: хорошо тигранчик милый

Т: тебе понравилась

В: да очень

Т: прасти что всего 3 раза

В: время не позволяло

Т: завтра встретимся

В: да дети пока у свекрови у нас есть 3 дня для встреч

Т: пакажи жопу

Демонстрирует, в трусах.

Т: без трусов

В: муж дома

Т: ты в ваной зделай

Спустя несколько минут она отсылает пачку фото из ванной. Сиськи, жопу, пизду, даже лицо засветила.

Вот ведь глупая курица, а если в сеть кто сольёт! Ловлю себя на мысли, что меня это снова начинает заводить. Читаю дальше.

Т: ай хараша

В: спасибо

Т: хачу ее

В: кого

Т: жопу твою

В: я в попку не даю ты знаешь

Т: я акуратна

В: мы обсуждали это. нет

Т: пожалуйста

В: нет и точка

Т: ну пачему

В: это отверсти

е сделано не для секса

Т: рот тоже не для секса а ты сасеш

Несколько дней молчания со стороны Вики и уговоров от Тиграна. Он «дика извиняеца» и уверяет что не будет трахать её в жопу, и что «твая киска слаще персика». Судя по всему, Вика всё это читала, но набивала себе цену. Наконец, после долгих мучений, она ответила ему.

В: ладно прощаю но больше про анал не намекай и не груби

В: я же девушка а девушки любят ласку и нежность

Т (спустя два дня): харашо дарогая

В (спустя ещё два): вот и договорились

В: дети с понедельника у мамы

Т: атлична

В: приедешь?

Т: да в панеделник

В: жду днем и с цветами

Дальше обмен стандартными нежностями и голыми фотками. Муси-хуюси-пуси, короче. Решаю пока прерваться и подумать. Остудить огонь в чреслах, так сказать, раздумьями.

Вот чего бабе не хватает? Есть дом — полная чаша, какая-никакая, но собственная машина, дети, любящий муж, отдающий ей всё. Что сподвигло простую деревенскую девчонку наставить рога своему благоверному и работящему мужу? Дубаи? Курорт лишь запустил механизм, разжал давно сжатую пружину. Рано или поздно это всё равно случилось бы. Не в Дубаи, так с кем нибудь из соседей, из коллег (не вечно же ей дома сидеть), просто со случайным встречным. Могла ли она заниматься подобным раньше, до курорта? Вряд ли. Вика была постоянно измотана воспитанием детей, которое я полностью переложил на её хрупкие плечи, поддержанием хозяйства, готовкой, стиркой, глажкой… Ещё и на меня время выделяла, старалась угодить в постели, пускай и не слишком умело и часто. Следила за фигурой, чтобы не расползтись после родов, а с её комлекцией это немудрено. И всё ради семьи, ради меня! А я, дурак, и не замечал этого.

Я вдруг понимаю, что сам виноват во всём этом, что сам сподвигнул жену на подобный поступок. Старый болван! Жена молодая, сочащаяся жизненной энергией, любящая яркие впечатления, но вынужденная тратить свою молодость на меня. Хотя, с другой стороны, это я вытащил эту колхозницу пту-шницу из вонючей рязанской дыры в люди, обеспечил достойную жизнь, возил по курортам — начинаю злиться я. И всего лишь за милую мордаху и сочные сисяндры! Неблагодарная тварь! Как сыр в масле катается, а ещё мужиков домой водит! Но с другой стороны, кому я такой буду нужен? Скоро сорок, лишний вес, залысина, скандалы и лишние седые волосы при разводе и разделе имущества, алименты… Брачный контракт мы ведь, само собой, не заключили… Это же не по-людски, бляха-муха! Мы же, блядь, не пиндосы сраные!

Стояк после таких мыслей пропал, слава богу. Читаем дальше.

В: ты сегодня был еще горячее

Т: ты тоже

В: завтра придешь?

Т: да

В: я вся теку

Т: покажи

Шлёт свою текущую, разъёбанную пизду с пальцем на клиторе.

Т: полизат ее хочу

В: теперь завтра

Т: давай седня

В: не могу муж скоро вернется

Т: он как абычна вернеца

В: да

Т: пазвани скажи что едиш к маме начивать у меня для тебя сурприз

В: какой

Т: эта сурприз

В: хорошо я постараюсь

Я вспоминаю тот день. Вика позвонила мне в конце рабочего дня и сообщила что она у мамы, в деревне. Соскучилась по детям, завтра будет дома. Гороховый суп, макароны и котлеты в холодильнике. Я тогда не придал этому значение, поездки к маме — святое, пускай развеется. Такое было для меня не впервой, потому проверять я не стал, не имею такой привычки. А эта шлюха укатила на блядки, оказывается! Вот шалава, даже маму в свои грязные игры втянула! И приехала она тогда только через два дня. Звонила, сказала что метель, ехать опасно. А её ебли, оказывается, два дня подряд! Член опять начал просыпаться.

Т: как дабралас

В: хорошо

Т: муж не падазривает

В: нет

Т: леха привет передает

В: пускай сам напишет

Т: Привет от Лёшки! Вот ссылка на мой аккаунт, как обещал: (кидает ссылку)

Так, блядь, что ещё за Лёшка?! Она там с двумя еблась, что ли? Вот, значит, что за «сурприз» её ждал! Только спокойно, спокооойно… Перехожу по ссылке на другую соцсеть. Если бы не ссылка, то я бы про этого Алёшу и не узнал, наверно. Далее буду звать его просто «А». По ссылке открывается уютный чатик на троих. Углубляюсь в него с головокружительной ревностью и с железобетонным столбом между ног.

В: привет мальчики

А: Привет, Викуся!

Т: привет

В: с вами было супер

А: Понравилось, когда тебя насаживают на два крепких ствола?

В: да

В: очень

А: Хочешь ещё?

В: да

А: Ты мокренькая сейчас?

В: да

А: Ласкаешь свой нежный клиторочек?

В: не могу муж на кухне (СССУК-КААА!!!)

А: У тебя есть какие-нибудь игрушки для киски?

В: да

А: Поиграйся с ними.

В: говорю же не могу

А: Запрись в ванной, включи воду и поиграйся.

В: хорошо попробую

Т: и видио сними

В: постараюсь

А: Ну что?

В: уже в ванной

Т: покажи

В: сейчас подождите пару минут

Спустя минут десять появляется ссылка на видео. На видео моя Вика, моя верная и преданная когда-то жёнушка, под журчание воды лихо наяривает свою хлюпающую дыру прозрачным дилдо и тихо постанывает:

— Оооо… даааа… Лёооошенькааа… дааа… милый, да, трахай свою сучку, трахай… тааак… ещёооо… ооо… дааа… я вся текууу… — вынимает самотык из раздолбанной пиздени и суёт в рот, обсасывая, смотря

блядскими глазами в камеру и подзадоривая, — мммффф… мммпффф… тиг… мпфф… ранчик… ммм… ммм… какой он у тебя сладкий… ммм… и большооой… ооо… дааа… трахайте меня вместеее… оооххх… кончаааюууу…

Подмигивает на камеру и передаёт приветы и воздушные поцелуи своим любимым Тигранчику и Лёшику. Запись обрывается.

Дальше уже, сквозь пелену на глазах, смутно разбираю похвальбы Викиных ёбарей за старание и планирование новых встреч. Встречаются они теперь на хате у Алёши, но уже без ночёвок. В переписке теперь только деловой тон: время встречи и короткий обмен впечатлениями. Встречи проходят не реже чем раз в неделю, но не регулярно. Надо ведь куда-то девать детей и мужа. Отрываются, судя по всему, они там по-полной. Но задницу они ей, как ни старались, так и не вскрыли. Особенное рвение проявлял Тигран, но даже его кавказская напористость вдребезги разбилась об Викино упрямство. Жопа её оставалась не тронутой. Упёрлась она за свою анальную целку, как за спасительную соломинку, как за последний бастион пред лицом опасности. Вика отчего-то считала, что раз жопа не откупорена, то и она не шлюха. Что ж, именно её жопа и понесёт праведную кару за преступления своей хозяйки.

Невольно гляжу в потолок: не упираются ли в него мои ветвистые рога. Что же, это хорошо, что чувство юмора и самоирония ещё не покинули меня.

Я не фанат анальных утех, но для разнообразия ничего против них не имею. Но если девушка против, то не настаиваю. И без жопы у женщин хватает инструментов для удовлетворения мужчин. Но это было раньше. А теперь через жопу пролегает путь к искуплению. Не удовольствия ради, как говорится, а справедливого возмездия для.

Я в течении нескольких недель следил за их приключениями, продумывая план действий. Просто выебать неверную жёнушку в сраку было бы слишком банально. Да и не большой я фанат такого, тем более по-принуждению. А надо бы и самому получить свою порцию удовольствия от процесса экзекуции.

В день «ИКС» у меня был выходной. Вика поехала на своей малолитражке «по магазинам», а на самом деле в уже известном мне направление. Перед уходом она долго плескалось в ванной, накрасилась, разоделась. Вид у неё был блядовитый: белый, обтягивающий тяжёлую грудь, топик, короткая плиссированная юбка, чёрные чулки, туфли на каблуках, яркий макияж. Конечно, так за покупками и наряжаются! Тем более по апрельской погоде.

Приехала она уже затемно. Я сижу на кухне и жду. В это время я обычно уже укладываю детей и ложусь спать сам, ведь с утра вставать на работу. Включается свет на кухне и Вика от неожиданности вскрикивает:

— Ой, Вань, напугал! Ты чего не спишь?

— Да вот, проголодался, пришёл на кухню.

— А свет чего не включил? — замечаю отсутствие чулок на ногах.

— Экономлю.

— Ты что-то не в духе, — вскидывает блядские крашеные брови, — заболел?

— Нет, всё нормально.

— Дети давно спят?

— Давно, — тяжело и наигранно вздыхаю, — что-то ты не часто стала о них думать, о сыновьях наших, в последнее время.

— Ой, дела, дела…

— Какие, блядь, дела? — повышаю я голос, но ещё не перехожу на крик.

— Нууу…

— Хуле, ну? Хуле, ну, а?! Такие дела важные, что чулки забыла в гостях, шлюха, так сильно домой спешила?!

— Ты чего? Я не…

Резко вскакиваю, повалив стул, делаю два быстрых и стремительных шага к жене, хватаю её с силой за плечо и вдавливаю в стену:

— Ну и как, понравилось чужие хуи сосать, а?!

***

Вика рыдает и хлюпает носом и тащится за мной в ванную комнату. Она уже догадывается что её жопу ждут сегодня не слишком весёлые приключения. Но она ещё не догадывается, насколько. В ванной заставляю её сквозь рыдания сделать промывание кишечника. Не хватало ещё возиться в дерьме этой дерьмовой бабы. Оставив на ней топик с лифчиком, тащу в спальню, кидаю на кровать, сам сажусь на край супружеского ложа. Вика лежит на животе, лицом уткнувшись в покрывало, ноги чуть раздвинуты. Между ягодиц поблескивает в слабом свете ночника обильная смазка. Не хватало ещё на сухую ебать эту шалаву, так и хер стереть немудрено! Лицо она прикрыла ладонями, плачет потихоньку. Ждёт, когда я начну. Но я беру телефон, набираю номер, подношу трубку ко рту и коротко говорю:

— Пора.

Вика не поняла, что я говорил по телефону и недовольно промычала сквозь простыню:

— Ну, так начинай, раз пора. Чем быстрее, тем лучше.

— Подожди.

Оооо, нет детка, быстро ты сегодня не отделаешься. Ночь тебе предстоит долгая и трудная. В паху у меня приятно ноет от предвкушения предстоящего зрелища.

За те недели, что я следил за перепиской сладкой троицы, смотрел фото и видео с их вечеринок, я едва не стёр свои ладони до крови. Смесь злости на жену, обида на себя, рогоносца, их пошлых разговоров и развратных файлов дала о себе знать. Я дико заводился от их действий, меня безудержно возбуждала вся эта ситуация. Как только Вика уходила на очередные блядки, я во всех красках представлял как её имеют в два смычка, как она дико стонет и извивается под двумя крепкими хуями, как глотает их сперму и размазывает её по своим колыхающимся сиськам и мягкому животу. И я решил лицезреть всё это в живую.

***

Когда вскрылась вся эта ситуация с Викой, в памяти моей всплыли картинки из давно минувших дней. На дворе месяц май, на мне армейская парадка с аксельбантами и погонами младшего сержанта, я неспеша иду по родному городу, наслаждаясь буйством зелени и запахом сирени. Два года в армии позади и ноги сами несут меня домой, к родителям, старшей сестре и, самое главное, к моей невесте, моей ненаглядной Оленька, честно дожидавшейся меня все эти два года, проведённые в суровом климате полярного Урала. Её письма согревали меня в лютые морозы и метели, были словно глоток свежего воздуха в смраде северных болот. Я, наконец, дома, спешу обнять родную мать, но сначала иду к дому невесты. Гормон всё же сыграл свою главенствующюю роль. Почти два года без женской ласки, это вам не шутка!

Сюрприз будет что надо! Ведь в письме я написал, что приезжаю только послезавтра. То-то Оля обрадуется, кинется мне на шею, будет покрывать жаркими и страстными поцелуями, а потом мы, как в старые добрые времена, пойдём на сеновал и будем любить там друг-друга нежно и страстно!

Подхожу к знакомой калитке, тихонько открываю её и иду к дому любимой. Старый пёс Мухтар гавкнул разок для приличия, но после заранее заготовленного куска сахара узнал меня и бросился облизывать. Я без препятствий подошёл к любимому окну, позвать Оленька, как раньше. Заглянул в него и обомлел: моя Оленька, моя верная и ненаглядная невесточка, стояла на своей кроватке раком, абсолютно голая, а сзади и спереди её обрабатывали двое голых мужиков. Одного я узнал: Олин сосед, дядь Серёжа, а второго я узнал только потом, во время драки: Вася, Олин одноклассник. Вася драл Олю сзади, а дядь Серёжа долбил в рот. Все раскраснелись, вспотели, видно не по первому кругу уже еблись. Я не нашёл ничего лучшего, чем взять с земли первый попавшийся булыжник и с размаху швырнуть его в ненавистное окно.

Дальше уже помню смутно. Дребезг стекла, вопли, визг, мужские крики, голые Вася с дядь Серёжей, пинающие меня во дворе, лай Мухтара, больничка, сломанные рёбра, рассечения и гематомы…

Больше я Олю не видел. Не хотел видеть. Свалил подальше из райцентра в областной центр. Учёба, работа, пьянки, другие друзья, другие бабы. В общем, забыл я её вроде.

Но иногда, во сне, мне являлась эта картина: Оля, её голое тело, её небольшие сисечки, трясущиеся в такт движениям троицы, блестящий от влаги хуй дяди Серёжи, исчезающий у неё во рту…

После такого сна я всегда просыпался в холодном поту и с торчащим колом членом. После женитьбы эти сны, казалось, прошли бесследно, но вот они вернулись, только вместо Оли сиськи качались уже у Вики.

***

Дверь бесшумно открывается. На пороге стоят двое: Тигран и Алексей. Вика, почуяв что-то неладное, оборачивается и в ужасе вскакивает на кровати:

— Это что ещё за хуйня?!

— Это, мы, дорогая, — белозубо улыбается Тигран, — пришли тебя эбать.

— Что всё это значит?! — выпучив глаза, обращается она ко мне.

— То и значит: эбать тебя сейчас будут, — ехидно улыбаюсь я, — как последнюю шкуру эбать, вовсе дырки эбать.

— Мы так не договаривались!

— Мы много о чём не договаривались. Приступайте, парни, она ваша.

— Не волнуйся, малышка, — голос Алексей приятный и успокаивающий, — всё будет хорошо.

— Да, дэтка, тэбе понравится!

Парни приближаются к Вике, постепенно раздеваясь. Вика со страхом косится на меня, я одобрительно киваю. Парни остаются в одних трусах. Тиграна я уже описывал, а Лёха оказался высоким спортивным шатеном лет двадцати пяти. Больше про него сказать мне особенно нечего. Он первым подошёл к Вике, привычно обнял за талию и припал к её губам в жарком поцелуе. Вика немного расслабилась и прикрыла глаза, отдавшись на волю судьбе. Алексей аккуратно уложил Вику на кровать и стал стаскивать с неё остатки одежды, не прекращая ни на секунду их бешеный танец губ и языков. Тигран, тем временем, раздвинул ей ноги и припал ртом к розовеющей вульве. Вика протяжно застонала и выгнулась дугой. От моих куни она никогда так не делала, а лишь тихонько посапывала.

Я перебрался в кресло и всё это время мну своё достоинство сквозь ткань брюк. Я не хочу кончить слишком рано, мне необходимо как следует насладиться этим зрелищем. А посмотреть есть на что: один мужчина сцепился с моей женой в долгом страстном поцелуе, одной рукой он обнимает её, а другой мнёт большие мягкие груди. Второй мужчина вылизывает её текущую словно ручей щель, пальцами тараня розовый и скользкий анус. Он шурует там уже тремя пальцами, а Вика лишь подмахивать и стонет сквозь губы второго любовника явно не от боли. Оба мужчины уже полностью обнажены, их достоинства торчат гордо вверх.

Они ставят Вику раком, а я достаю свой изнывающий член наружу. Жена начинает жадно сосать член Алексея, глотая его по самые яйца, чего с моим не делала ни разу. Тигран широко разводит своими волосатыми лапищами её сочные ягодицы и легко вставляет между ними свой смуглый прибор. Член входит легко, без малейшего сопротивления. Вика громко стонет: «МММПФФФ» и начинает сосать ещё энергичнее. Она умело подмахивает Тиграну, ей явно по кайфу. Я вдруг понимаю, что жопа её давным давно не девственна, что там побывало множество хуев, и было это всё до нашей с ней свадьбы. Меня эта мысль доводит до пика: я подхожу к Тиграну, прошу его подвинуться и вставляю жене в обильно текущую щель.

Кончаю я долго, рыча и матерясь, сперма бьёт фонтаном внутрь моей любимой женщины. Глубоко, прямо в матку. Она стонет и извивается, подмахивает мне. Кончив, я смотрю в промежность жены и вижу, что её розовый некогда анус теперь зияет чёрным бездонным колодцем. Колодцем желаний.

Я ещё долго наблюдал за извивающейся в жарком любовном клубке троицей. Задница действительно оказалась слабым местом Вики. Но не потому что ей было больно и неприятно трахаться в неё, а наоборот, ей это слишком нравилось и она не могла себя контролировать во время анала. Вот он, оказывается, каков её большой секрет. Теперь он раскрыт, и жизнь наша преобразится. Парни имели её в пизду и жопу одновременно, а потом и двумя членами в одну дырку, пока она демонстрировала мне своё филигранное мастерство в оральных ласках. Хорошо, что больше не нужно его скрывать. Она проглотила моё семя и семя парней урча и мурлыкая, словно голодная кошечка. Кончать я парням разрешил только в рот.

Ушли они под утро, оставив нас лежать наедине, крепко обнявшись. Теперь я её точно никогда не брошу.

П. С. Рассказ экспериментальный для меня в данном жанре, так что ставьте оценки и оставляйте отзывы. От них зависит, буду ли я продолжать в том же духе или не стоит больше мучить читателей.

Смотрите также

Как я стал рогоносцем

Всем всего доброго! Хочу поведать вам свои сексуальные отношения с супругой, поделиться увиденным, довести до …

 
avatar
Авторизация
*
*
 
Регистрация
*
*
*
*
 
Генерация пароля