Пятница , Март 22 2019
Домой / По принуждению / Купленная жена

Купленная жена

Когда за Юлей захлопнулась входная дверь, Сергей выругался про себя. Вот опять, почти поругались. Надоела, хуже горькой редьки!

С Юлей он жил уже больше трех лет. Не в браке, но почти. В последний год отношения стали хуже некуда. Они или отделывались друг от друга дежурными фразами, или молчали целыми днями. Секс стал редкостью, да если и случался, то это был не секс, а так, исполнение обязанностей. Убедив себя, что еще молодая, двадцать пять всего, не перебесилась, перепробовал, казалось, все что можно, чтобы наладить отношения, был с нежен, терпелив, старался не обращать внимания на ее психи, но ничего не получалось. Недели не проходило, чтобы не случилось размолвки.

Он снова ругнулся и отправился на кухню — спокойно поужинать. Юля отправилась в гости к родителям, как это вошло у нее в привычку, с ночевкой. Те жили на другом конце города, дорога занимала около часа, и возвращаться оттуда поздно вечером было очень неудобно. Сергей уже привык, что часто в пятницу ночует один.

Послонявшись после ужина по квартире, он решил заглянуть в Интеренет, включать свой ноутбук было лень, да и ждать неохота и он сел за стол, подвинув к себе Юлин ноутбук.

До этого он никогда ее комп не трогал. Так уж повелось у них. А сегодня, пошло оно все

Тот оказался включен, Сергей вспомнил, что она сидела за ним, когда он вошел. К несчастью, он неудачно пошутил прямо с порога, она вскочила, накинулась на него. Психанула и быстренько свалила к матери. Наверное и забыла про компьютер.

Сергей шевельнул мышкой и на экране возник браузер со множеством открытых вкладок. Он скучая просмотрел их, обычная женская мура. Закрывая вкладки одна за одной, увидел открытую аську Юли. На экране осталось последнее Юлино сообщение, отосланное некому Константину: «Обещаю, исправлюсь, мой Хозяин!» Что за хрень? Сергей пощелкал мышкой – других сообщений с этим контактом не было. Какой — такой хозяин?

Он полез по компьютеру. Нашел историю аськи, видимо Юля не догадалась настроить автоматическое удаление, и перечитал переписку. Запустив поиск картинок, нашел скрытую папку, наивно спрятанную среди системных папок под именем «syswin», где Юля хранила немного роликов и картинок скачанные из Интернета. И в отдельной папке лежали фото, которые сделала она сама и отсылала этому козлу.

Получалась следующее. Она сама постучалась к парню, увидев его объявление. Судя по всему, он был не первый, к кому она обратилась, но он ее чем-то устроил. Наверное, оказался самый адекватный, из всех этих придурков. Судя по тексту, он был ровесник Юли или немного старше. Они очень долго общались, знакомились. В порыве откровенности, она поделилась с ним некоторыми своими проблемами, в первую очередь — плохими отношениями с мужем. Сергей с удивлением узнал, что причина ее охлаждения к сексу — обычная скука! Мол, все одно и тоже, надоевшая нежность, привычные ласки. А ей хочется неожиданностей, сюрпризов, иногда почувствовать покорной женщиной, бла, бла, бла… Отсюда и половина их ссор. Он хочет, она нет, чувствуя себя виноватой перед ним, начинает сердиться на него, и как результат — ссора. Пипец! Женская логика!

Конечно, так подробно она Костику не жаловалось, но Сергей то ее знал хорошо, и по обмолвкам без труда читал между строк.
Дальше — больше! Он чуть не упал со стула, узнав, что она ласкает себя практически каждый день! А он то всегда считал ее не самой темпераментной, так серединка на половинку.

Она его не ругала, считая себя более виноватой в возникшем отчуждении. Но часть вины лежала и на нем. Оказывается, она несколько раз намекала, что ей хочется попробовать немного другого секса, реализовать часть своих фантазий…

Юля призналась Костику, что фантазии о подчинении и унижении, в разных вариациях, регулярно мелькали у нее еще со школьной поры. Она всегда считала это извращение, ненормальностью, но тут захотела попробовать – запретное возбуждает сильнее.

Пробежав весь этот бред, Сергей испытал дикую ревность, и, одновременно, возбуждение. Нравилась ему такая развратная и покорная Юля, очень нравилась!

Чтобы немного остыть, он сходил, глотнул холодной водки, прямо из горла. Еще раз пересмотрел все, что смог найти, борясь с желанием задушить Юлю, или хорошенько трахать. Или и то, и другое вместе…

Он снова внимательно он перечитал те места, где она рассказывала Косте о своих неурядицах. Ревность отступила на второй план — он сумел взять себя в руки. Эдик задал себе вопрос, что ему с этим делать, что дальше? Решил, для разнообразия долбануть кофе, и не растворимого, а нормального, сваренного по всем правилам.

Пока молол пахучие зерна, пока варил, в башке возникла некая идея. Нет, не идея, а так наметки. Не спеша допив кофе, вернулся к компьютеру. Нашел в папке с ее фотографиями вордовский файл — договор с хозяином. Костя с Юлей очень много времени посвятили его обсуждению.

Идея окончательно оформилась, когда Сергей перечитал договор. Один из последних пунктов звучал так, как ему было надо:

«Хозяин может по своему усмотрению передать свою шалаву другому лицу, временно или постоянно».

Скорее всего, Юля просто не заметила этого пункта, обсуждая со своим будущем хозяином более важные для нее вещи, что можно с ней делать, а чего нельзя. Но в договорах надо читать все, особенно все, что написано мелкими буквами. Одним словом, такая формулировка подходила Сергею более чем…

Глянул. Костя был в Сети, к тому же на мобильном устройстве. Отлично. Воодушевленный, Сергей написал ему: «Привет». Ничего умнее в голову не пришло.

Почти сразу пришел ответ:

— Шалава, ты что разучилась здороваться с хозяином?

Сергей ухмыльнулся — держись крепче паренек, сейчас ты сильно удивишься.

— Я не Юля, но у меня есть к тебе хорошее предложение.

Пауза в минуту, и приходит ответ:

— Ты кто? Какое предложение? И где юля?

Да, торопыга, ты Костик. Читая переписку, Сергей неоднократно замечал, как тот торопится, как невнимателен к намекам, которые непроизвольно ему давала Юля, да и фантазия у Кости, откровенно говоря, стала иссякать. В принципе его хватило на договор, десяток фоток в квартире, и парочки заданий. Дальше он стал откровенно притормаживать, надолго задумываясь, что еще потребовать от Юли.

Сам Сергей не увлекался этой фигней. Пробовал как-то завести себе виртуалку, но не понравилось. Не хватало живых, реальных ощущений. Получалось как в дешевом театре, и он быстро с этим завязал. Но знания основ остались. Он отбил Косте:
— Я ее муж. Хочу выкупить у тебя твою шалаву. Называй цену.

Как Сергею не хотелось, но пришлось признаться, что он муж. Пусть Костик позлорадствует, как любой мужик на его месте, но зато сразу все сразу станет понятно.

— Она не продается. Она мне самому нравится, — пришел ответ. Но из Сети Костя не ушел.

— Не глупи. Включи мозг. Не упускай шанс срубить деньжат по легкому. Вашему общению все равно пришел конец. Поверь, в моих силах отрезать ее от Интернета. Поэтому думай. Только недолго.

Костик думал быстро.

— Разумно. Согласен. Цена 500 бакинских.

— Даю 100. Это и того не стоит. Заметь, я могу все взять бесплатно.

— 400. Она тебе нужнее, чем мне. У нее очень красивая грудь, тугая дырка и невинная попка. Правда я собирался в ближайшие две недели это поправить… К тому же, она очень похотлива. И я это знаю лучше, чем ты…

Приложил короткое видео, где голая Юля трется клитором об угол кухонного стола, постанывая от удовольствия и шепча: «Это для Вас, Хозяин. Вы видите какая я развратная»… Вот сволочь, уел, зараза. Прав, конечно, но хрен ему.

— Не хами. Я тоже знаю, какая она. Даю 150. Это последнее предложение. Или бери, или остаешься ни с чем. Дикси.

— Ок, согласен. Что от меня требуется? Переписку и фото, я, естественно удалю. Я не подонок.

— Молодец. Правильное решение. Еще от тебя потребуется расписка: «Я, Константин, хозяин шалавы Юли, продал ее Сергею, полностью передавая ему все свои права на нее за сумму 150 американских долларов. Основание: пункт 17, договора между Константином и Юлей от 4 июня такого-то года». Число, подпись. Текст возражений не вызывает?

— Нет. Ты хочет поиздеваться над ней?

— Тебе какая разница. Она продана. Кидай свой электронный кошелек. Получу расписку, получишь деньги. Расписку вышлешь на эту почту.

Через пять минут на почту Сергея пришла расписка, даже с рукописной подписью, как в договоре. Чувствуя себя немного дураком, он перевел деньги (спрашивается за что?), и довольно ухмыльнулся, представив завтрашнее лицо своей дорогой Юлички – Костиной, а теперь уже его шалавы. Слово то Костик выбрал правильное. Шалава — легкомысленная, распущенная и беспутная женщина.

Но Костя под конец сумел подпортить ему настроение, прислав последнее сообщение:
— Со мной она кончала каждый раз. Визжала как кошка от удовольствия… Наверное ей настоящего МУЖИКА не хватало. Иначе бы не смотрела бы на сторону.

И несколько прикрепленных файлов. Фото и видео. Сергей со всего размаха треснул по столу кулаком. Компьютер жалобно пискнул. Вот сука! Кого обругал, Костика или Юлю, и сам не знал… Но присланное пересмотрел, чуть не ползая по потолку от бешенства.

Утром нарочно ушел из дома пораньше, чтобы не встречаться с Юлей. Заехал на работу, распечатал расписку, и, посетив еще пару мест, вернулся домой.

Юля уже приехала. Он застал ее на кухне с чашкой кофе. Негромко бормотал включенный телевизор. Она равнодушно смотрела на экран. На обеденном столе светился ноутбук. Время от времени Юля на него поглядывала с некоторым беспокойством. Выглядела она расстроенной. А чего веселиться… Не пишет хозяин своей сучке.

— Есть будешь? Я сейчас разогрею, — равнодушно спросила Юля, даже не повернувшись в сторону Сергея.

— Погоди с едой. Сначала поздравь меня. Я вчера сделал очень выгодное приобретение, — и правой рукой шлепнул расписку Костика на стол. Левую держал за спиной.

Быстро пробежав глазами небольшой текст, Юля непроизвольно охнула, покраснела. Возмущенно вскочила, чуть не разлив кофе.

— Что это?

— Прочитай еще раз. Мне кажется, там все понятно написано… Я не стал распечатывать договор. Думаю, ты его и так хорошо помнишь…

— Ты… Как? Откуда? — только и смогла из себя выдавить она и растерянно замолчала. Только глазами хлопала.

Сергей покачал головой.

— Ты неправильно себя ведешь, шалава! Разве тебя не научили, как ты должна стоять перед хозяином?

Она вздрогнула. Посмотрела на Сергея не веря тому, что слышит.

— Ты это серьезно?

Он кивнул.

Она густо-густо покраснела и закрыла лицо ладонями. Всхлипнула.

— Ты теперь хочешь, чтобы я… Я и ты? – спросила, готовая заплакать.

— А что тебя не устраивает? Мне понравилось, то, что я узнал про тебя. Костик хорошо потрудился над твоим обучением. И я тебя купил. Теперь у тебя новый хозяин, — Сергей говорил насколько мог спокойно, немного подпуская металла в голосе. — Не разочаруй меня! — и вдруг отрывисто приказал. — Раздевайся!

Как бы подкрепляя свои слова, достал из-за спины новый, только что купленный стек.

Хорошая вещь, если разобраться. И врезать можно, и вреде не рукой, да и пролезет везде…

Юля отчаянно помотала головой.

Сергей чуть повысил голос.

— Раздевайся! Долго мне ждать? Забыла пункт десять. Если шалава не выполнять приказы Хозяина, то она может быть наказана. При повторном непослушании наказание усиливается, — процитировал Сергей договор и несильно шлепнул стеком Юлю по щеке.

Она отскочила, сверкнув глазами.

— Сдурел? Что за шутки?

— Мои шутки я все потратил вчера, дорогая…

Переложив стек в левую руку, он шагнул вперед и резко дернул футболку за ворот, разрывая ее до талии. Мелькнула голая Юлина грудь, которой вчера так восхищался Костя.

Юля судорожно вцепилась в края разорванной футболки, закрываясь.

— Прекрати! А то закричу.

— Кричи, — пожал плечами Сергей, переложив стек в правую руку. – Думаешь, кто-то прибежит?

Он неожиданно и достаточно сильно хлестанул ее по рукам. Юля вскрикнула. Затрясла руками от боли.

— Если ты сейчас не разденешься, то тебе действительно будет больно, – спокойно произнес Сергей, снова приподнимая стек.

Она затравлено посмотрела на него и трясущимися руками стянула футболку. Взялась за пояс штанов. Пробежавшая слеза оставила гна щеке мокрую дорожку. Сергей ждал, ухмыляясь, и постукивая стеком по ладони.

— Ну!

— Животное.

Сергей в ответ молча дарил ее по плечу. На коже почти сразу появился красный прямоугольник.

— Ну! – рявкнул он.

И такое бешенство прозвучало в его голосе, что Юля побоялась дальше спорить и сопротивляться. Продолжая плакать, она быстро стянула с себя штаны и трусы. Оставив их валяться на полу, застыла, перед Сергеем. Крупная слеза упала на пол, растекаясь мокрым пятном на плитке.

— Барахло подбери. На стул сложи, — приказал Сергей, понукающее шлепнув стеком.

Юля дернулась, пугливо оглянувшись на стек, подобрала штаны и сунула их на стол.

Снова удар по попке, оставляющий новый след.

— Ты должна быть аккуратной.

Юля суетясь и поминутно оглядываясь расправила штаны на стуле, сверху сложила порванную футболку.

— Теперь ляг на стол, раздвинь ноги и оттопырь попку вверх. Трахать тебя буду.

В очередной раз приказ был подкреплен поощрительным шлепком стека. Юля медлила, и стек взлетел для повторного удара. Она попыталась заслониться, но добилась, что вместо попки красный след остался на запястье. Зашипев от боли Юля торопливо облокотилась об стол.

Так и застыла. Теперь слезы капали на столешницу. Снова болезненный удар по попке.

— Ты плохо слышишь? Я как тебе приказал встать?

Юля покорно раздвинула ножки и легла животом на стол. Попка сама вздернулась вверх.

— Рука раскинь по сторонам!

Не дожидаясь удара, Юля выполнила и этот приказ. Обреченно закрыла глаза. Сергей посмотрел на распластанную девушку, довольно усмехнулся. Отметил, что щелка Юли совершенно сухая. Авторы секс историй врут, утверждая, что девушки возбуждаются от такого обращения. Какое там возбуждение, когда она испугана, ей больно, и она тихонько ненавидит его. Только и ждет, когда он ее отпустит… Но в ушлые тематики давно нашли решение…

Он достал из кармана свободных штанов виброяйцо с пультом, капнул на него оливковым маслом, тщательно растер масло по всей поверхности и легко всунул устройство в Юлю. В ее сухую дырочку. Яйцо скользнуло как по маслу. (Три раза ха!) Юля попыталась воспротивиться, пискнула, но парочка шлепков по попке и обещание привязать руки, сразу привели ее в чувство.

Сергей включил вибратор и через две минуты увидел первый результат. Щелка заметно увлажнилась. Юля завозилась, сопротивляясь. Снова пришлось оставить пару красных прямоугольничков на многострадальной попке.

— Знаешь, ты какая-то непослушная, — и пообещав ее жестко выпороть все-таки примотал руки и ноги к столу скотчем.

— Тебе это даром не пройдет, — задыхающимся голосом пообещала Юля. – Как только я выйду от сюда, я заявлю на тебя. Слышишь?

— Верю. Верю. Но только ты выйдешь отсюда законченной шалавой, — отозвался Сергей, отметив, что плакать она перестала. Вибратор действовал!

Включив мощный пульсирующий режим, он увидел как Юля начала ерзать по столу, уже от возбуждения, а не пытаясь освободиться. Несколько легких, почти невесомых шлепков по клитору только усилили эффект. Смазка на набухших губках стала собираться целыми каплями. Юля протяжно вздыхала, охала, и даже негромко постанывала. Сергей хорошо знал ее. Она уже была на пике. Еще секунд двадцать и она кончит… Он положил руку на поясницу и когда почувствовал знакомый трепет Юлиного тела, предвещающего оргазм, выключил вибратор. Юля прямо-таки взвыла от разочарования. Пыталась двигать попкой, чтобы кончить самой. Вибройцо, хоть и выключенное, все еще оставалось в ней… Но Сергей вытащил его, лишив ее последней возможности.

— Как попкой вертишь! Наверное хочешь кончить? – спросил он, легонько трогая клитор пальцем.

Она аж затряслась от желания.

— Тогда оближи его, и оно снова окажется внутри тебя включенным.

Он поднес мокрое, все в ее выделениях яйцо к приоткрытым пересохшим губам, прекрасно зная, как она брезгует своей смазкой. Юля отдернулась.

— Ну не хочешь, как хочешь, — деланно равнодушно заметил он, продолжая иногда касаться пальцем ее клитора, не давая возбуждению схлынуть. Юля непроизвольно каждый раз подавалась навстречу, желая прижаться к пальцу сильнее. Но Сергей был начеку…

Он еще раз коснулся пальцем клитора, вызвав дрожь в ее теле, и снова поднес яйцо ко рту Юли. Две или три секунды яйцо висела на проводке, касаясь губ, но потом Юля через силу открыла ротик, лизнула гладкую поверхность. Один раз лизнула, второй, третий… Открыла рот шире и втянула пластиковый овал в рот, обсасывая его. Сергей насмешливо хохотнул: «Заслужила». Зажав пальцами мокрые губки вокруг клитора, грубо перекрутил их, теребя то вправо то влево… Казалась Юля только этого и ждала. Она дернулась, выплюнув яйцо из рта закричала, и забилась на столе, насколько позволяли путы…

Дождавшись, когда она чуть успокоится, и откроет затуманенные глаза, в которых еще плескались остатки пережитого оргазма, Сергей наклонился и негромко произнес:

— Это твой первый шаг стать настоящей шалавой по определению. А их сегодня будет много. Готовься…

ЧАСТЬ 2 — Зачем ты меня бьешь?

Достал из ящика нож и перерезал скотч на ногах и на руках. Помог Юле встать на ноги. Она стояла перед ним покачиваясь на подгибающихся ногах, губы запеклись, шалые глаза выжидательно смотрели на него. Ждала его приказаний, боясь лишний раз пошевелиться без разрешения. Сергей усмехнулся и великодушно сказал:

— Пить хочешь? Иди, попей.

Юля потянулась к шкафу за кружкой, вытягиваясь в струнку, нагнулась, непроизвольно демонстрируя ему попку с красными отпечатками стека, влажные губки и сморщенный глазок ануса, мелькнувший на секунду перед его глазами.

Злости он уже не испытывал, он вообще не злился на нее с и л ь н о. Вспышка бешенства, была не более чем вспышкой, и быстро прошла. Скорее он чувствовал себя неким исследователем, решившим узнать, как далеко она может зайти. Возбуждение, а кто бы остался невозмутимым в такой ситуации, подстегивало воображение.

Выпив воды и поставив кружку на место, Юля заметно тянула время, не спеша поворачиваться. Эмоции после испытанного оргазма поутихли, и она снова стала его бояться.

— Повернись, повернись. На попку я уже насмотрелся, — насмешливо произнес Сергей, заметив ее колебания.

Юля нехотя повернулась, но осталась стоять подальше от Сергея, прижавшись к раковине. — Ты все поняла?

Юля торопливо закивала, думая, что наконец, он оставит ее в покое. Но не тут-то было.

— Молодец, — с непонятной интонаций протянул Сергей, с интересом разглядывая ее голое тело, играя стеком. И до Юли дошло, что на уме у него совсем другое, что он смотрит на нее прикидывая, что бы еще сделать со своей игрушкой, случайно попавшей ему в руки.

— Кто ты такая? – вопрос прозвучал как удар.

— Отпусти меня, пожалуйста. Хватит уже, — еле слышно прошептала Юля. Снова на глазах навернулись слезы.

— Ответ неправильный…

Спокойный, несколько равнодушный голос Сергея, оказался для Юли, как ушат воды. Сергей не торопясь поднял стек и хлестанул ее по бедру. Как робот, без чувств. Она ойкнула, прижала ладонь к обожженному месту, потирая его. Из глаз хлынули слезы.

— Сережа, прости, я больше не буду. Прости меня, пожалуйста! Зачем ты меня бьешь? Больно же… — она разревелась, даже ни от боли, сколько от обиды.

— Кто ты такая? – холодный голос Сергея был неумолим.

-Я… Я твоя… – завиляла Юля, с испугом следя за стеком.

Сергей ждал, нетерпеливо похлопывая стеком себя по ладони. Он прекрасно видел, что она не хочет сама себя называть шалавой, на что-то надеясь. Пришлось ее поторопить. Приподнял стек, и она, отшатнувшись, торопливо пробормотала:

— Я твоя… шалава.

Сказала, как выдохнула.

— Скажи громко и четко! – не дал ей спуску Сергей.

И Юля, не отрывая глаз от стека, покраснев, будто выдавила из себя, но почти не запинаясь, произнесла:

— Я твоя шалава!

Довольно хмыкнув, Сергей встал со стула и шагнул к ней. Взял ее за подбородок, приподнимая лицо вверх.

— Молодец! Правду говорить легко и приятно, не так ли?

Юля промолчала.

Небрежно отпустив подбородок, приказал:

— На колени, шалава, — и демонстративно расстегнул молнию на штанах, наблюдая за Юлей.

Минет она ему делала. Но всегда после долгих уговоров и всяческих уступок, считая его немного унизительным для себя. Вот и сейчас, она, помедлив сколько можно, обреченно опустилась на колени, и застыла, ожидая, что он сам все сделает. Но не тут-то было…

— Что застыла, как столб? Достань его и приступай. Костик тебе же подробно описал, как надо ублажать хозяина. Я хорошо помню, как ты ему поддакивала. Особенно, твое сладострастное «да-а-а-а-а!!!!!», когда он описывал, как кончает тебе в рот. Ну! – прикрикнул Сергей, запустив руку в волосы Юли и толкнув на себя.

Обреченно расстегнула пуговицу и оттянув резинку трусов, она достала стоящий колом член, потянулась к нему, заранее приоткрыв рот. Прикрыв глаза ресницами, облизала головку и, взявшись рукой за ствол, обреченно потянула член в рот, но Сергей остановил ее, отдернув за волосы. Лицо Юли оказалось в двух сантиметрах от покачивающегося члена. Недоумевая она вскинула глаза.

— Член хозяина надо еще заслужить, шалавка. Пока ты это не заработала…

Отпустив ее, заправился. Голая Юля покорно стояла перед ним на коленях, ожидая новых приказов. Покачнулась, переступив ногами.

— Что устала? Полежать хочешь?

Она недоверчиво посмотрела на него, с чего бы такая забота, и осторожно кивнула.

— Потом! – отрезал Сергей, как ударил. – С чего бы тебе уставать? Ты по два часа за компом мастурбировала и нечего, а тут всего сорок минут. Но спальня нам сейчас потребуется… Ползи в спальню! Живо! – и придал ей ускорение, приложив стеком по попке.

Юля всхлипнула и поползла, соблазнительно подрагивая попкой. Сергей шел следом, время от времени подгоняя ее стеком, чувствительно шлепая то по качающимся половинкам, то по влажной щелочке. Сначала Юля оглядывалась, но потом только всхлипывала. К удивлению Сергея она снова возбудилась, между губками заметно поблескивала влага.

В спальне он бухнулся на стул, и вытянул ноги. Голая Юля стояла на четвереньках посреди комнаты.

— Ну что застыла как статуя. Обуй меня! – раздался приказ. – Достань те туфли…

Юля покорно поползла к шкафу. Сергей предпочитал удобную обувь, но один раз, под влиянием какого-то помешательства, по-другому он свой поступок объяснить не мог, он купил какие-то невероятные итальянские туфли. Гладкая кожа, мягкая подошва. Надевал их всего пару раз под костюм, и все… Так они и лежали в коробке, заботливо протертые от пыли, ожидая очередного важного события.

Юля достав коробку, вытащила из нее туфли. И замялась. Если взять в руки, то надо выпрямляться, а никто не разрешал… А как по-другому их принести она не догадывалась. Растерянно посмотрела на Сергея. Он усмехнулся.

— Зубками, зубками, — и видя, что она не понимает, пояснил. – В зубы возьми и неси сюда. Не помнишь, что ли, как ты усердно, пропуская буковки от возбуждения, описывала прежнему хозяину, как приносишь ему тапки в зубах.

Казалось, сегодня она испытала все, и ее уже не пронять. Но сейчас, после его слов, Юля вспыхнула, покраснела, ему даже на миг показалось, что она вскочит на ноги, и пошлет все куда подальше, в том числе и его стек. Он чувствовал, как она балансирует на грани, готовая взорваться. Приготовился, с интересом наблюдая за ней. Решил ускорить развязку — поторопить ее, грубо прикрикнув:

— Ну, долго мне ждать, шалава?

И она сдалась. Снова всхлипнула, наклонилась, и зажав зубами туфли за тонкие боковины, понесла к нему. Не поднимая головы, обула, и застыла на коленях перед Сергеем.

Сценка получилась соблазнительнейшая. У него даже мелькнула мысль, как бы взлетели продажи в обувных магазинах, если бы мужикам помогали примерять обувь голые девушки. Таких ракурсов голого женского тела он не встречал. Возбуждение и так не слабое, еще сильнее ударило в голову, затуманивая мозги. Он помотал головой, чтобы немного придти в себя.

— Молодец, сучка! Но смотри, что ты видишь?

Шалые Юлины глаза непонимающе уставились на него снизу. На щеках виднелись высохшие дорожки слез.

— Пыль! Пыль на туфлях! Вылижи их!

Издав непонятное восклицание, Юля покорно нагнулась и принялась вылизывать носок правой туфли, не пропуская ни миллиметра. Сергей, поставил ногу на каблук и ее язык принялся обрабатывать рант, а потом… У него глаза на лоб вылезли! Она сама, без приказа, стала лизать подошву, изогнувшись немыслимым образом. От нереальности происходящего, его захлестнуло дикое возбуждение. Но и она возбудилась не на шутку. На глаза время от времени попадалась ее щелка, мокрая настолько сильно, что пара крупных капель висело на губках, готовые вот-вот упасть на ковер.

Сергей приподнял левую ногу и коснулся торчащего соска Юли, услышав в ответ очередной всхлип.

— Хватит, — выдохнул он. – Теперь вторую.

Юля покорно переползла к левой ноге…

— Нравиться, шалава? Можешь не отвечать. Сам вижу, как ты похотливо течешь, — прохрипел он. – Ладно, не мучайся. Подрочись…

Почему он употребил это сугубо мужское слово, он и сам не знал. Само выскочило. Но Юля поняла его правильно. Опираясь на одну руку, она просунула правую между ног и, расставив ножки, принялась теребить себя пальцами. Все внимание Юли перешло туда, между ног, и ее язык уже без прежнего старания обрабатывал обувь. Юля начала постанывать, но и заметно устала. Рука на которую она опиралась дрожала, грозя подогнуться.

— Ладно, хватит. Чисто уже. Развернись, я хочу видеть, как моя шалавка себя дрочит.

Юля послушно выполнила приказ и перед Сергей оказалась ее еле слышно хлюпающая щелка с пальчиками теребящим клитор. Юля легла лицом на левую руку, развратно выставив попку вверх. Картинка была загляденье! И Сергей не удержался, положив ногу на ногу, ткнул носком туфли прямо в щелку, раздвигая рантом подошвы мокрые нежные губки.

Юля аж взвыла от возбуждения. Раздвинула ножки еще шире, а Сергей беспардонно ласкал ее щелку, нащупывая носком туфли дырочку. Юля чуть шевельнула попкой, и туфля, наконец, уперлась в нужное место. Юля застонала. Сергей пару раз шевельнув ногой вперед назад, вызвал новый стон и Юля стала сама насаживаться своей дыркой, трахаясь с туфлей. Ее пальчики на клиторе задвигались быстрее, и вдруг она их убрала.

Подвывая, прогнулась сильнее и стала тереться клитором о носок и рант туфли от дырочки к клитору и обратной. Сергею оставалась только держать ногу в нужном положении, и из-за всех сил сдерживаться, чтобы не кончить в штаны, настолько сильное он чувствовал возбуждение. Юля дернулась несколько раз и громко вскрикнув повалились на пол. Дрожа и плача, сунула руку между ног и зажимая ее до белизны бедрами. Она плакала, всхлипывала, стонала. Такой он ее не видел никогда. На несколько секунд он оторопел, но всего на несколько. Нестерпимое желание требовало выхода.

Сорвав с себя одежду, Сергей рывком поднял Юлю с пола и бросил ее на колени у кровати. Со всего размаху вошел. Точнее сказать воткнул свой железный член во раздроченнную дырку и принялся трахать свою шалаву загоняя член по самые яйца, без всякого преувеличения. Да еще помогая себе, натягивая ее за бедра на себя. Минуту в спальне раздавались только глухие удары, Юлины стоны-вскрики и его бешенный рык, а потом все! Он кончил! Он кончил, сильно и обильно заливая ее спермой…

Обессиленный Сергей свалился на кровать и целую вечность лежал без всяких мыслей. Перед глазами плавали золотые круги. Рядом безвольно как кукла лежала Юля. Сил шевелиться ни у кого не было…

Наконец, сердце поубавило прыть. Он тронул Юлю за плечо.

— Иди в ванную. Первая.

Она сердито отдернулась.

— Я тебя ненавижу!

— Я знаю…

— Ты животное. Самое настоящее животное!

— Ага, — равнодушно ответил Сергей.

Сил на споры не было…

Юля еще полежала, потом, молча встала и ушла. Сергей отправился на кухню. Очень хотелось пить. Одна за одной он выпил подряд две полные кружки воды. Из ванной Юля молча прошла в спальню и там затихла. Сергей пожал плечами, будет, что будет… Когда он вернулся в спальню, Юля уже крепко спала на своей половинке кровати. Злополучные туфли так и валялись посреди комнаты. Убирать он их не стал. Только поднял свою одежду с пола и кинул ее на стул. Лег и сразу отрубился, проспав ночь без сновидений.

Проснулся поздно. Юлина половина была пуста, и дверь в спальню закрыта. Впрочем, чему удивляться, вчера все понятно было. Ни грамма не сожалея о случившемся, Сергей встал с кровати, потянулся. И вдруг заметил, что туфли не валяются посреди комнаты, а его одежда аккуратно, как это только умеет Юля, сложена на стуле. Только стек так и лежит на столе, куда он его бросил вчера. Чтобы это значило? Сергей с интересом открыл дверь. Судя по звукам, раздававшимся из кухни Юля готовила завтрак.

Не спеша Сергей прошел к ней. Услышав его она оглянулась, как ему показалось с вопросом в глазах, и сразу же отвернулась, сосредоточенно намазывая масло на хлеб. Сделав шаг вперед он приобнял свою… свою, купленную жену. Поцеловал в шею.

— Привет. Что у нас на завтрак?

— Чай и бутерброды с ветчиной и сыром, — облегченно произнесла Юля и расслабленно прильнула к нему.

— Отлично. Я голоден как волк. Как сто волков! – хохотнул он, вспомнив ее вчерашнее: «Ты животное!».

— Потерпи буквально минутку, волчище, — улыбнулась Юля и поцеловала его в щеку.

Сергей сел на свое место, и глядя на ладную попку Юли, мельтешащую перед ним, понял, почему она не тронула стек – боялась прикоснуться к вещам Хозяина. Значит, вернемся к этому через пару дней, а может быть и раньше. Договор то еще в силе, и она прекрасно об этом помнит…

Читать порно рассказы:

Смотрите также

Нежданное счастье

На улице было холодно и темно. Мне еще предстояло пройти целый квартал, а я уже …

 
avatar
Авторизация
*
*
 
Регистрация
*
*
*
*
 
Генерация пароля