Беременная дочь

ЧАСТЬ 1

— Да, папочка мдаааххааааа… — стонала Тамара подо мной, своим отцом. Я в 47 лет и представить не мог, насколько приятно трахать дочь, которая первый раз в своей жизни может зачать ребенка, причем сделать это от своего отца. Eе маленькая грудь достаточно сильно оттянулась от постоянных грубых ласк и приняла очертание спелых дынь, а начинающие темнеть ореолы и тонкие соски в которых торчали кольца, соединенные толстой цепочкой, делали дочь похожей на рабыню-подростка, которые бывают в африканских странах. Я вышел из хорошо проебанной, но по-прежнему тугой пизденки, которая была покрыта редкими волосиками и толкнул дочь на кровать животом вниз.

— Моя маленькая шлюшка сегодня вызвающе себя вела, отсасывая у своего брата больше обычного и будет наказана за это — сказал я, стоя над ее телом на кровати, на которой только что по-собачьи драл её как последнюю проститутку.

— И как же Вы меня накажете, мой господин? — спросила моя дочь, повернувшись ко мне в пол оборота. Ее возбуждение было так велико, что ее анус и влагалище сжимались и разжимались в такт биения ее сердца. В голове молодой девушки смешалось ожидание новых ощущений и понимание того, что она скоро будет носить в утробе мою дочь и свою сестру, которая постоянно будет получать заряд свежего отцовского семени прямо через матку, в которую я входил головкой члена каждый раз, когда кончал с момента окончания её первых месячных неделю назад.

— Мы пойдем сейчас в конюшню, где мне поможет тебя оплодотворить Пегас — ухмыльнулся я, увидев как загорелись глаза дочери при этих словах. Я взял невесомое тело дочки на руки и понес в конюшню, где нас ждал новый жеребец, которого я купил Тамаре месяц назад. За это время я научил Пегаса премудростям секса с женщиной на шлюхах и при помощи препаратов добился того, что эрекция коня вызывалась легко и была длительной… Так и сейчас жеребец, унюхав выделения моей дочурки начал возбуждаться и бить копытом, подойдя к нам. Поставив дочь на землю, я взял веревку и связал ее руки, чтобы она не сделала лишних движений и для большей безопасности. Затем лег на специально созданную мной для этого случая моторизованную скамью, которая двигалась вперед и назад, чтобы сношение было максимально удобным для нас с дочкой. Я насадил Тамару на свой поршень, согнул ноги дочки в коленях и привлек её на свое тело, Она выпятила свою попку с раскрытым и блестящим анусом, а её пизденка была полностью заполнена моим 22 сантиметровым членом. Затем я привязал дочкины руки к краям скамьи. Я мог держать ее таким образом противовесом к толчкам Пегаса, который нюхал истекающую пизденку дочки, насаженную на член отца и возбуждался. Его член достигал в стоячем состоянии почти 30 см и был толстым, как рука брата Тамары, который фистил её вчера в анальное отверстие, пока одна моя рука до локтя была погружена в маленькую пизду моей дочери, а вторая безжалостно оттягивала цепь с кольцами на сосках моей дочурки. Ощущение от двух рук — отца и брата до сих пор вызывали у Тамары возбужение, которое заставляло ее пизду течь еще больше.

— Ну, что моя шлюшка, готова к приключению? — сказал я дочке, которая от нетерпения начала двигаться с небольшой амплитудой на моем члене.

— Ахммммм, папуляя, пожалуууйстааа, засуунь в меняя его член, скорееее — с трудом от возбуждения промолвила моя дочурка.

Тень от Пегаса, который надвинулся на нас, накрыла нас полностью. Его массивное мускулистое тело нависло над нами, а сам он, с полностью вставшим членом фыркал и бил копытом. Его залупа уперлась в сфинктер моей девочки, который был смазан еще братом Тамары, который ее как следует отфистил рукой, но за это время там добавилась еще и немного каловой массы, которая при длине конской залупы неизбежно будет служить дополнительной смазкой. Конь, чувствуя что анус моей маленькой дочурки соприкоснулся с его толстенной головкой, начал надавливать.

— Чееерт, папочка, пожалуйста, неееет, он такой огромный, он меня порвеет — притворно-правдиво забеспокоилась дочь, замерев от новых ощущений и того, что здоровенный конский хуй сантиметр за сантиметром проникает в нее.

— Не бойся, моя маленькая — сказал я, направив его член аккурат в прямую кишку дочурки. Я мог видеть своими глазами и чувстовать своим членом заполняющий анус дочери член коня. Пять, десять, вот уже пятнадцать сантиметров было в ее кишке. Она начала пытаться рефлекторно отстраниться от такого огромного предмета, спрыгнуть с наших членов, но это было бесполезно. Я знал, что моя маленькая дочка любит, когда ей причиняют боль и возбуждается от этого, поэтому я убрал руку с члена коня, который уже мог продалбливать Тамарочку без моей помощи и начал тянуть ее на себя за цепь, свисающую с сосков. Наконец, где-то на 45 длинны своего члена Пегас замер. Мой член был буквально задавлен и я чувствовал конскую залупу через тонкую стенку как будто её и не было. Затем он фыркнул и высунул член почти до конца, оставив внутри только грибовидную головку. Его член был весь в тонком слое смешаного кала и смазки моей дочери и хоть это было и противоестесственно, но возбуждало.

Пегас начал ритмично и жестко двигаться, вызывая стоны боли изо рта моей дочурки, чей анус выворачивался наизнанку каждый раз когда конь вытаскивал свое орудие. Её округлившиеся глаза смотрели на меня в немой просьбе, но рот исторгал только гыканье и охи предельного возбуждения и боли. Я решил помочь ей и начал входить и выходить из её, сжатой из-за конского члена пизденки

, пробивая дорогу в матку. Я схватил её за полушария её попки, растянув на максимум её отверстия для наших проникновений, набрал и сказал набирая значительный темп:

— Моя шлюшка получила, что хотела? Подарок от своего папочки на месяц оплодотворения?

— Ыывааххмммдаа, ммммдаа, трахай меня еще, пожалуйстааааааа

— Ты это мне или коню, моя блядежка?

— Тебееее, папаааааааа….

— Хочешь моего ребенка, такую же дочурку, которая сделает мне еще дочек, которые будут так же трахаться когда и как я захочу?

— Дееелай со мноой все чтоооо угоднооо, толькооо не останавливайсяяяя…

— Хочешь, чтобы конь заполнил тебя до конца?

— ааааааааа, мдааааа — только и могла промолвить Тамара, которая начала сотрясаться от оргазма из-за двух хуев в её дырках.

— Тогда получай! — при этих словах я совсем потерял над собой контроль, вытащил член из её кончающей пизды и направил блестящий от соков член в анус своей дочки, которую беспощадно драл конь, насколько ему позволяла глубина отверстия.

— АХ, АЙЙЙЙ, МММММММ — моя дочь не знала куда деваться от двух хуев, которые рвали её сфинктер, пока она глубоко и долго кончала. Я подстроился под ритм пегаса и начал всовывать свой член в момент, когда конь высовывал свой гигантский хер. Ощущения от трения конского хуя о мой член, запах кончившей пизденки моей дочурки и её прочищаемое отверстие, которое сделало наши члены светло-коричневыми настолько возбуждали меня, что я ускорил темп, близкий к предоргазменному. Но я хотел полного исполнения своего желания. Я вышел с чпоком из ануса Тамары, которая разочарованно охнула, оставив её хорошо смазанную прямую кишку на растерзание. Я знал, что это будет негигиенично, но все равно вставил снова свой член в упругую пизденку своей юной дочери.

— Мммм, грязныйй папоочка, хоччешь меня оплодотворить — похотливо улыбнувшись посмотрела на меня Тамара своими осоловевшими от ебли глазами. Сейчас ей было все равно, кто или что и куда будет её трахать, она хотела лишь большего удовольствия.

— Хочешь, я выебу тебя в твою похотливую пизду вместе с Пегасом? — спросил я её и не дожидаясь ответа, одной рукой вытащил с чпоком ставший достаточно грязным член коня, от которого пахло достаточно возбуждающе, чтобы моя девочка начала громко стонать.На месте аккуратного ануса зияла хорошо смазанная дыра, которая больше подходила не подрастающей принцессе, а развратной шлюхе.

— АХ, АХ, да, папуля, АХ, всунь его в ммменяяя…. — запела моя Тамарочка, ощутив внутри себя пустоту

— Как скажешь, грязная потаскушка — и я вставил коричнево-пунцовую головку пегаса в уже заполненное мной влагалище.

— Дааа, ещееее — сказала Тамара. Конь довольно зафырчал и резко, рывками начал двигаться вместе со мной во влагалище дочери.

— Хочешь еще? Хочешь бездонную дырку и растраханную матку в которой будет расти наша дочка?

— Ебиии меня, пожалуйстааа, не спрашиваай, просто ЕБИ! — умоляла Тамара, которая затряслась от еще одного оргазма.

Я не на шутку вспотел, но не останавливал фрикции своего члена в заполненной сверх предела пизде дочери, которая подтекала мутным коричневатым соком, очищая наши хуи. Очередной раз кончая Тамара не выдержала и начала громко пукать и вместе с газами из её разбитого сфинктера сочилась коричневая жидкость, которая капала на хуй Пегаса, таранящий её пизденку все быстрее и быстрее. Весь этот коктейль смешивался внутри пизденки и создавал такой аромат, который вынуждал двигаться внутри дочки интенсивнее и грубее. Мы с конем буквально разрывали влагалище дочки, приближалясь к финишу. Тамара кончала беспрерывно, капая слюной на мое лицо. Я убрал руки с ее ягодиц и увеличил скорость и амплитуду фрикций до такой степени, что проникал в неё на несколько сантиметров вместе с конем, которого сдерживала узость входа в матку. Взяв её за шею, я впился поцелуем в её губы и начал играть с её языком. Конь сверху начал фырчать и его яйца начали сжиматься.

— Получай моего ребенка, моя маленькая похотливая дочуркаааа! — воскликнул я и начал изливаться ей прямо в матку вместе с конем, который умудрился таки вместиться полностью, так что её живот быть вздут, что можно было подумать, что она уже беременна. Наши потоки соединялись внутри её матки, а моей спермы было так много, как и конской.

— Божеее, я чувствую этоо, как теплооо — только и смогла сказать Тамара, прежде чем рухнуть в изнемождении на меня, потряхивая тельцем, испытав последний, пиковый оргазм. Её пизда была настолько плотно заполнена нашими членами, что было непонятно, как мы выйдем из нее, если вдруг наши члены не опадут.

Спустя пару минут, член пегаса начал опадать, как и мой и он резко, рывком вытащил свой агрегат из пизденки моей дочки. Я все еще оставался в ней, чувствуя как полная спермы матка пропитывается нашим семенем, увеличивая шансы на то, что дочь станет беременной сегодня. Мой пах был весь в светло-коричневых выделениях, которые вытекали из её широко раскрытой пизды. Я отвязал свою дочь от скамьи и бережно положил ее на спину. Чтобы семя не вытекло, я нашел в шкафу большую накачиваемую пробку, которая легко встала внутри влагалища моей дочки, надежно зафиксировав все жидкости внутри её влагалища. Отнеся уже засыпающую дочь на руках в дом, я лег рядом с ней на кровать и мы, пахнующие сексом и выделениями, заснули.

ЧАСТЬ 2

После того дня, когда мы с моей дочкой попытались в конюшне зачать ребенка прошло около 4 месяцев. Со спортивных сборов сегодня должен был приехать мой сын — Михаил, которому недавно исполнилось 19 лет. Я ждал этого с нетерпением, ведь маленькой Тамаре, животик которой уже прилично округлился, недоставало моего внимания. Несмотря на свой юный возраст, она уже многое что умела и меня не хватало, чтобы утолить ее сексуальные аппетиты.

Как обычно, мы вместе с дочкой, уснули после очередного бурного секса на ее кроватке. Я проснулся раньше нее и свет, который проливался на нее из окна, заставлял меня любоваться ею. Абсолютно голая Тамара спала на левом боку, положив правую руку на свой округлый животик, а на левой находилась ее голова с длинной золотистой гривой волос. Ее начинающая набухать миниатюрная грудь с золотыми кольцами в тонких, оттянутых сосках, соединенных между собой стальной цепочкой делала контраст между животом и нежным возрастом моей дочки еще разительнее. Мой взгляд скользнул ниже пупка, на лобок, где за последние месяцы кроме редкого золотистого пушка появилась более жесткая, темная поросль. Ее полураскрытые ножки открывали мне вид на ее розовую пизденку. Она не была уже такой аккуратной, как полгода назад, но одного взгляда, брошенного на маленькую дырочку меж губок стало достаточно, чтобы мой член начал наливаться силой. Меня возбуждала мысль, что скоро из дочкиной пизденки на свет появится наш ребеночек. И наша с Мишей задача, как отца и брата — подготовить Тамару к родам.

Я прижал свою дочь к своему телу так, что побагровевшая головка моего 22 сантиметрового члена уткнулась ей в промежность. Однако, моя юная красавица не подавала признаков своего пробуждения и продолжала сладко посапывать. Тогда моя рука взяла стальную цепочку, соединяющую колечки в тонких, девичьих сосках и начала потягивать на себя из стороны в сторону.

— Пааапочка, отстааань! — полусонным голосом проворковала Тамара, заерзав своей пизденочкой по члену.

— Пора вставать, доченька — ответил я ей и начал тянуть за цепочку с удвоенным усилием, натянув ее почти до предела своей левой рукой. Сладкая боль пронзила мозг ребенка, заставив её стонать и оконочательно освободив ее сознание ото сна. Тамара смотрела на меня своими глазами ожидая дальнейших действий. Я взял свой член в правую руку и начал водить багровой головкой по половым губкам моей дочки, возбужая её.
— Твой член уже проснулся, папа? Хватит меня дразнить, возьми меня как следует, оттрахай свою маленькую девочку! — сказала дочка, повернувшись на спину и широко разведя в стороны свои стройные ножки. Её половые губки призывно раскрылись, блестя на свету от обильной смазки. Чуть ниже пизденки, из сфинктера ануса торчала длинная, сантиметров пятнадцать в длинну и 5 в ширину, анальная пробка. Я любил оставлять свою дочь в таком положении на ночь, чтобы иметь возможность сношать ее в податливый анус днем, не тратя время на ее разработку.

Нависнув над своей беременной дочкой на локтях, я медленно ввел свой член в её истекающую соками пизду. Войдя максимально глубоко, я начал двигать тазом в разные стороны, массируя беременную матку своей головкой, ощущая членом пробку в ее прямой кишке через тонкую перегородку.

— Мдахх, любимый, как хорошооо — промолвила моя девочка, прикрыв глазки. Тамара начала мять свою полнеющую грудь, сжимая и выкручивая свои пирсингованные соски. Её волосы разметались, животик с нашим ребенком колыхался от моих толчков, а она еще и подмахивала мне, елозя по намокающей от ее пота простыне. Она хотела насадиться на член до конца, но без проникновения в туго сжатую матку, хранящую в глубине наше дитя это было невозможно. Тамара начала учащенно дышать, с каждым новым проникновением

в пизденку она все громче и громче охала. Наши руки соединились в замке над плодом нашей любви и я начал грубо трахать мою любимую беременную дочь.

— Мгхааа, да дА, ДААА! Еби меняяя папочкааа, ЕЩЁ! Глубже! Войдии свом огромным хуем до концааа, пожалуйстаа! — канючила дочь

— Я боюсь, любимая, ты же беременная — ответил я.

В ответ на это дочь обвила мою спину своими ножками. Я почувствовал, как головка моего члена уткнулась в набухшую беременную матку девочки. Посмотрев на меня, дочь улыбнулась и закрыла глаза, стараясь вместить внутрь своего сокровенного места, где зарождается новая жизнь мою головку. Посмотрев вниз, я увидел, как напряженный член входит во влагалище дочери еще глубже. По половым губкам моей дочки медленно стекали мутноватые капли смазки, смачивая её сфинктер с пробкой внутри него. Я решил помочь девочке и аккуратно лег на нее, чувствуя жар, исходящий от её округлившегося живота, после чего начал давить головкой на её матку, помогая её нанизаться на мой член.

— Аххххх, я чувствуюю, он почти внутрииии, ещё чуть-чуть!- сказала мне дочь, глядя мне в глаза. И тут ощутил, что «взломал» членом последнюю преграду, провалившись головкой и оставшимися сантиметрами внутрь дочкиной маточки. Для Тамары это было последней каплей и она стала кончать с громкими криками, которые потонули под напором моего поцелуя и языков, которые сплелись, смешивая нас воедино. Её матка бешено пульсировала, обтянув ствол моего члена так, что я думал, что мой член раздавится.

Дочь обмякла в моих объятиях, тихонько постанывая. Я посмотрел на нас в стенное зеркало. Совсем еще юная беременная девушка с небольшими формами, нанизанная на огромный член волосатого мужика, который приходился ей отцом. В зерале отразилось, как мужик погладил её живот и взяв её за ягодицы начал быстро трахать мое собственное дитя.

— Да, доча, какая ты узкая… Я как будто трахаю две пизденки подряд…
— Ппапочка, ещее, дай семя нашему ребенку — подбодрила меня дочка, пытаясь подмахивать мне, несмотря на посторгазменную слабость.

Мой член полностью входил и выходил из хлюпающей похотливой пизды моей дочери, пробивая матку при каждом погружении. Я уже не боялся сделать девочке больно и дал волю своей похоти. Мои яйца шлепались о дочкину промежность, добавляя этот сочный звук в общую атмосферу. Меня возбудила мысль попробовать засунуть в проработанную моим хуем дырочку дочери еще и яйца, чтобы оказаться в ней до конца. Я прекратил ебать дочурку и под ее пристальным взглядом засунул сначала левое, а затем и правое яйцо в ее влагалище.

— Оххх, маааамаа, я чувствую твои заполненные семенем яйца, которые зачали меня и ребеночка во мнее… Ты грязный развратник, папа — обвинительным тоном сказала дочь и привлекла меня на себя. Девочка стала интенсивнее подмахивать мне и сокращать свою маточку, до тех пор пока мы не потеряли над собой контроль. Я размашисто ебал юную красотку всем своим хозяйством, которая прижимала меня к себе и своему животу. Ощущение от дочкиной пизденки, которая поглотила мой член и яйца были божественными. Наконец, я начал ускоряться и под очередной сокрушительной оргазм моей беременной дочери я стал выплескивать содержимое моих яиц напрямую в матку моей любимой. В изнеможении я рухнул на неё. Все мои чувства ушли в член, зажатый пульсирующим влагалищем и маткой…

Из экстаза меня начал выводить доносящийся снизу шум отпирающейся двери.
— Твой брат приехал — сказал я дочери, глядя ей в осоловевшие глаза и чувствуя свое семя внутри её влагалища, которое приятно грело и медленно остывала. Тамара улыбалась — ведь теперь у нее будет двое мужчин, по чему она сильно скучала.

Продолжение следует…

 
avatar